Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото архив Алексея СавватееваОн принципиально не пользуется смартфоном, приобщает к точной науке гуманитариев и участвует вместе с молодежью в эпических рэп-баттлах. Это все о докторе физико-математических наук, активном популяризаторе математики среди детей и взрослых Алексее Савватееве. У него несколько должностей и мест работы в ведущих вузах Москвы. Однако его трудовая книжка находится в Майкопе, точнее в Кавказском математическом центре АГУ. Сюда Алексей Савватеев приезжает каждый месяц и работает со студентами. В один из таких визитов в Адыгею «СА» пообщалась с математиком.

Алексей Владимирович, в интернете очень популярен ваш проект «100 уроков математики» для детей, который вы распространяете абсолютно бесплатно.

— Да, я уже почти закончил, осталось всего 6 уроков. Мой проект для тех, кто не может попасть в хороший математический класс. Это замена серьезных математических занятий, благодаря которым любой школьник может подготовиться к будущей профессии.

В чем отличие ваших лекций от обычных уроков? Неужели на уроках учитель математики не может это все преподать?

— Хороших учителей все меньше. Они стареют, уходят от нас в мир иной.

А молодые где?

— Их мало, нет системы подготовки педагогических кадров. Педагогические вузы не учат ничему. Но то, о чем я говорю, — состояние дел на 10 лет назад. Уже тогда все стали бить в набат. А сейчас появляются совершенно шикарные программы подготовки педагогов, например, программы директора Центра педагогического мастерства Ивана Ященко на базе матфака Высшей школы экономики — по подготовке учителей математики и на базе МФТИ по подготовке учителей физики. Будем надеяться, что лет через 10-15 у нас снова все будет хорошо, но сегодняшний провал нужно пережить.

Чем вас привлек Адыгейский государственный университет?

— О! Адыгейский госуниверситет — один из шести вузов в России, выигравший суперпроект федерального математического центра. Заявку подавали 65 вузов! В итоге победили только шесть. При этом оценивалось не только то, какие крутые математики там преподают. Хотя это было важно. Но еще была необходима готовая инфраструктура. Конечно, Дауд Мамий (декан факультета математики и компьютерных наук АГУ, директор Республиканской естественно-математической школы. — Прим. ред.), который все это сделал, уникален. Но в чем совершеннейшая уникальность вашей республики, так это в конструктивном диалоге с чиновниками — в том, что Дауда Казбековича поддерживают здесь на самом высоком государственном уровне. И вот парадокс. Майкоп, в котором проживает 150 тысяч человек, стал в один ряд с Томском (600 тысяч), Ярославлем (700 тысяч) и тремя городами-миллионниками — Новосибирском, Казанью и Ростовом-на-Дону.

Как вы оцениваете наших студентов-математиков?

— Первый раз я приехал сюда год назад, и с тех пор приезжаю каждый месяц. На самом деле я здесь работаю, и моя трудовая книжка хранится именно в Адыгее. Кавказский математический центр АГУ — мое основное место работы на 5 лет. За последние полгода работы со студентами есть существенные сдвиги. Конечно, не стоит думать, что уже через два года в Адыгее будет второй Физтех, но… У нас есть надежда создать культ математики в республике и вообще на Кавказе. Посмотрим, что получится.

Невозможно научить чему-то подростков, если ты не знаешь, чем они живут. Преподаватель, каждый год талдычащий одно и то же,  — это уже не актуально

Вы не раз говорили о том, что к 2030 году будет востребована только одна профессия — математика.

— Конечно, я пошутил. Будет много разных профессий. И уж точно я могу назвать одну профессию, которая сто процентов будет очень востребована. Знаете, какая? Психолог межличностных отношений. Сегодня все упирается в то, что люди друг друга не слышат. Целые проекты разваливаются из-за того, что люди не могут вместе организовать работу. Психологии не хватает, люди разучились разговаривать друг с другом, это факт. Конечно, большой негативный вклад в эту проблему внесли социальные сети.

А так, да. К 2030 году все, что связано с технической стороной дела, будет сплошная математика, математика и еще раз математика. Это правда.

Как-то не укладывается с этим практическим подходом ваш принципиальный отказ от смартфонов…

— Да, вот такой мой телефон — с клавишами (Алексей Савватеев показывает свой кнопочный мобильный телефон). А для доступа в интернет я приобрел модем. Смартфон ведь становится частью тела человека. Ученые проводили эксперимент — забрали смартфоны у подростков, навешали на них датчики, и ребята себя ощущали так, как будто у них ампутированы конечности — фантомные боли. Разве может нормальный человек себя в это рабство закабалить? Но компьютер у меня хороший — это нужно для работы.

Лириков вы также приобщаете к математике, даже написали книгу «Математика для гуманитариев. Живые лекции». О чем она?

— Это введение в математику с нуля. Это не значит, что книга простая. Она сложная. Вы не сможете открыть с середины и начать читать — просто ничего не поймете. Ее надо читать с начала. Книга не предполагает, что вы знаете математику, и в этом суть. Идея математики для гуманитариев или для тех, кто никогда ею не занимался. Книга поможет заново освежить знания или узнать что-то новое.

ART 3724

А чем сегодня живут математики? Что нового в науке?

— Вообще, все 3 тысячи лет, которые мы живем, мы занимаемся решением нерешенных задач — греческих или квазигреческих (созданных после греков). Для нас окружающего мира не существует. Миру мы нужны, чтобы организовывать процессы и выдумывать всякие технические штуки, хотя даже не мы их выдумываем. К примеру, был комплексный анализ. Его разработали математики ни для чего, а просто потому, что есть такие комплексные числа и с ними можно научиться работать. Все. А потом вдруг выяснилось, что из комплексного анализа ученый Николай Жуковский выдумал формулу крыла, которая следовала исключительно из этой науки. А потом построили самолет, на котором мы сейчас летаем. Если бы не было математики 200 лет назад, самолет так бы и оставался на уровне идеи о том, что мы можем летать, как птицы. Но на основе математики техник взял и построил самолет. При этом сам математик продолжает сидеть в кабинете и работать. Окружающий мир математику не нужен, но окружающему миру очень нужен математик.

То есть вы занимаетесь чистой наукой ради науки?

— Только такая математика и есть. Прикладная математика — это уже не математика. Это физика, электроника, инженерия и т.д. Настоящая математика — это наука ради науки, по-другому не бывает. Красота ради красоты. А вокруг науки — огромное количество приложений, которые не смогут работать без нее. Например, Яндекс не будет работать без анализа на графах. То есть математики занимаются наукой ради науки, но вокруг все следят за тем, что происходит у математиков, что у них нового, и берут эти идеи, на основе которых выдумывают разные технологии.

За последние полгода работы со студентами Кавказского математического центра АГУ есть существенные сдвиги. Конечно, не стоит думать, что уже через два года в Адыгее будет второй Физтех, но… У нас есть надежда создать культ математики в республике и вообще на Кавказе

Вместе с преподавателями и учащимися Республиканской естественно-математической школы вы снялись в эпическом математическом рэп-баттле, который собрал более 35 тысяч просмотров. Вы легко находите общий язык с молодежью?

— Да, меня пригласили сыграть роль. Это, насколько мне известно, второй после замечательной группы НТР («Научно-технический рэп». — Прим. ред.) в России опыт изложения математических истин в современной музыкальной форме. Я очень люблю молодежную тусню, всегда стараюсь следить за их языком, музыкальными группами, которые они слушают. Невозможно научить чему-то подростков, если ты не знаешь, чем они живут. Преподаватель, каждый год талдычащий одно и то же, — это уже не актуально. Пусть он даже гений. Если он не знает, кто сегодня эти молодые, они не станут его слушать, а пойдут в интернет искать другие лекции. Сказать что-то сегодняшним студентам я смогу, только если встану на одну с ними ногу. Не буду притворяться, что я одного с ними возраста. Но могу посидеть с ними у костра, поговорить с ними на одном языке, я понимаю культурный пласт, который стоит за всем этим. У них всегда есть новые идеи, которых не было в наше время.

За вашу открытость вас осуждают ваши коллеги?

— Да, у моей жизненной линии есть недоброжелатели, которые осуждают меня, говорят, что популяризация науки — это зло и вред. Я же верю в то, что плюсы перевешивают. Да и кроме того, это просто моя жизнь. У меня есть от Бога один талант — читать лекции, вот я их и читаю. Этот дар мне был передан по наследству от моих прадедов и дедов.

Кем бы вы могли стать, если бы не математика?

— Музыкантом. Я очень хорошо играл на аккордеоне. Но в какой-то момент мы стали разучивать серьезные вещи, и их надо было повторять по 20 раз подряд, одно и то же. Мне настолько это надоело! И в это же время на математике я решал много задач, и каждый раз новые. Отец сказал мне, что в математике никогда не будет скучно. Хотя я очень музыкальный человек и до сих пор играю на гитаре. Идеальная альтер-сторона математики — музыка. Для меня она — дополнительное интеллектуальное занятие. В студенческие годы я даже играл с друзьями в подземных переходах. Так что эта сторона жизни не проходит мимо.

Сейчас вы заканчиваете свои 100 уроков по математике. Чем займетесь дальше?

— В Адыгею я привез с собой из Москвы Егора Кузьмичева, который теперь здесь учится в магистратуре. Вместе мы с ним записываем новый проект «1001 урок математики». Все, что я знаю, я записываю и выкладываю в интернет. Так что работы у меня теперь до пенсии хватит. Любой человек, который захочет понять всю математику, сможет это сделать. Я надеюсь, что кто-нибудь из инженеров, биологов, химиков когда-нибудь сделает что-то подобное. Кстати, есть такое сообщество теоретиков, изобретателей и испытателей «Суровый технарь», у которого 275 тысяч подписчиков. Ведь это жутко востребовано сегодня. Время, когда все шли в экономисты, ушло. Сейчас мы возвращаемся к тем представлениям из Советского Союза, согласно которым инженеры, технари — это круто.

Было бы здорово, если бы появились 100 уроков по физике, химии. Правда, тогда непонятно, зачем нужен учитель. Разве что эти уроки разбирать. Реальная востребованность учителя как толкователя этих уроков велика, и, видимо, когда-то выпускники педвузов будут шифровать такие уроки, но сами не будут их вести. Ничего плохого в этом нет. Просто сейчас такой период турбулентности, когда старая система пытается еще жить дальше, а новая еще не развилась. Происходит огромная трансформация миров: старый мир уходит, новый еще не пришел. Раньше ломали старый мир, чтобы пришел новый, и это называлось революцией. Сейчас изо всех сил пытаются сохранить старый мир, потому что он уйдет прежде, чем придет новый, и будет период ужасного развала. Такая вот антиреволюция.

P.S. Познакомиться с лекциями Алексея Савватеева можно в группе «ВКонтакте» — vk.com/alexei_savvateev, на ютуб-канале «Математика — просто» и на сайте savvateev.xyz.

Справка

Алексей Савватеев — российский математик и матэкономист. Научный сотрудник Кавказского математического центра, открытого в Адыгейском государственном университете совместно с МФТИ. Ректор Университета Дмитрия Пожарского, профессор Московского физико-технического института (МФТИ), ведущий научный сотрудник Центрального экономико-математического института, научный руководитель Центра дополнительного профессионального образования Российской экономической школы.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook




Закон Республики Адыгея