Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Артур Лаутеншлегер / САСотрудники отдела философии и социологии Адыгейского республиканского института гуманитарных исследований в эти дни отмечают тройной праздник. Две профессиональные даты — Всемирный день философии и День социолога, а также 25-летие отдела. К юбилею ученые подготовили коллективную монографию «Социальное познание в регионе», где нашли отражение научные материалы отдела за его четвертьвековую историю, а также ранее не опубликованные труды. Об истории становления отдела, уникальных социологических исследованиях и работе над новыми проектами «СА» рассказал доктор философских наук, профессор, руководитель отдела философии и социологии Руслан Ханаху.

— Руслан Асхадович, чему были посвящены первые научные социологические исследования в Адыгее?

— В архиве АРИГИ хранятся материалы социологических исследований, сделанных еще до появления отдела философии и социологии как структурной единицы, — с конца 70–х и начала 80-х годов. Социологи пытались ответить на запросы своего времени. Например, в 1981—1982 годах состоялось масштабное социологическое исследование по теме «Формирование рабочего класса из всех народов и национальностей, проживающих в Адыгейской автономной области», в 1983—1984 годах был проведен опрос студентов Адыгейского государственного педагогического института по проблемам межнационального общения. В том же году изучались проблемы молодежи и комсомольцев на авиапредприятии Майкопа и другое. Это были одни из первых массовых социсследований в Адыгее.

Когда в 1990 году мы проводили экспресс-опрос, посвященный празднованию 73-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции, то еще не знали, что это была последняя официально отмечаемая дата Великого Октября. Мы пытались выяснить настроения, которые были характерны для того периода. А люди устали от лозунгов, идей, им все это уже было безразлично. Им хотелось, чтобы руководители тогдашней области стояли не на трибунах, а шли вместе с демонстрантами.

Поднимался вопрос, стоит ли вообще праздновать эту дату. И ответы в основном были отрицательными. А в эти дни, когда мы отметили 100-летие Октябрьской революции, наши исследования показали, что умная, креативная молодежь пытается осмыслить данный исторический факт.

Исследования в институте гуманитарных исследований начались в 1991 году, когда был создан сектор социологии на базе отдела экономики и прогнозирования в Адыгейском НИИ (сегодня — АРИГИ), который я возглавил, будучи на тот момент кандидатом философских наук. Позже, в 1993 году, сектор был преобразован в отдел философии и социологии.

— С чего начал работу ваш отдел?

— Это было непростое время для всей страны, когда ценности прошлых десятилетий утрачивались. Прошлое ушло, и был снят запрет на некоторые темы. К примеру, на адыгагъэ как нравственно-поведенческое явление. Дословного перевода ему в русском языке нет. В широком смысле под адыгагъэ понимают человечность (гуманизм), а в узком — традиционные нормы поведения, включая этикет (адыгэ хабзэ).

Если бы раньше мы подняли тему феномена адыгагъэ, нас бы уличили в архаизме: кому нужна архаика, если есть моральный кодекс коммунизма? Но когда этот кодекс «ушел» с исторической сцены, мы решили узнать, востребованы ли еще этнические ценности. Поэтому провели предварительный опрос, чтобы выяснить, насколько актуальны в массовом сознании нравственные императивы (законы) адыгагъэ и адыгэ хабзэ. Первый опрос сотрудники отдела провели среди своих родственников, знакомых и получили живой отклик. Люди были воодушевлены. Мы поняли, что потянули нужную ниточку, и стали проводить данный опрос шире — сначала по всей республике, потом по Северному Кавказу. К нам подходили старики, носители адыгэ хабзэ, которые сами просили учесть их мнение. С большим интересом был принят наш опрос в Шап­сугии, Ка­бар­дино-Балкарии, Карачаево-Чер­кесии. Мы даже выходили за рамки своей выборки, так много было желающих участвовать в нем. Позже опрос провели среди адыгской диаспоры за рубежом.

Итогом этой работы стала книга «Традиционная культура Северного Кавказа: вызовы времени (социально-философский анализ)». На основе этих материалов я написал докторскую диссертацию, которую защитил в Московском госпедуниверситете в 1998 году.

Люди были воодушевлены. Мы поняли, что потянули нужную ниточку, и стали проводить опросы шире — сначала по всей республике, потом по Северному Кавказу

В ходе исследования адыгагъэ мы поняли, что с ним напрямую связана тема Кавказской войны. До этого она существовала латентно. Некоторая утеря адыгагъэ была связана именно с тем фактом, что адыги оказались рассеянными по разным странам. В 1994 году, когда праздновалось 130-летие со дня окончания Кавказской войны, впервые был установлен ее статус. В своем послании народам Северного Кавказа тогдашний президент России Борис Ельцин назвал события этой войны мужественной борьбой народов Кавказа не только за выживание на своей родной земле, но и за сохранение самобытной культуры, лучших черт национального характера. Мы отреагировали на это послание желанием провести опрос. Одними из первых подняли проблему исторической памяти в контексте Кавказской войны в русле философско-социологического знания. В том же году осветили итоги своего исследования на конференции в Москве, посвященной миротворческой миссии на Кавказе. Известный российский социолог Жан Терентьевич Тощенко высоко оценил нашу работу и предложил опубликовать материал в престижном научном журнале РАН «Социологические исследования» (СОЦИС). Позже он ссылался на наши исследования в своих научных статьях.

Кстати, сегодня тема Кавказской войны не столь актуализирована. Ее воспринимают так, как она есть. То, чего мы и хотели — не политизировать эту тему, а перевести в русло науки и спокойного восприятия в контексте исторической памяти, с тем чтобы как можно быстрее «перевернуть страницу» этой исторической трагедии.

Со временем в отделе мы начали разрабатывать базовые коннотации (значения) культуры адыгов. Тем более появились новые теоретические методы — цивилизационный, культурологический и другие. В советское время мы ведь имели в своем распоряжении только одну методологию — марксистско-ленинскую. Теперь, благодаря новому инструментарию, у нас появилась возможность сделать коллективную монографию «Мир культуры адыгов (проблемы эволюции и целостности)», над которой работали 12 лет. Первоначально создали методологический совет, куда кроме меня вошли блестящий философ Виктор Макеев, доктора философских наук, профессора кафедры философии и социологии АГУ Светлана Ляушева и Асиет Шадже. Мы искали сюжетные линии, которые бы позволили рассмотреть нашу культуру на протяжении всей ее истории. Монография была издана в 2001 году. Первым рецензентом книги стал член-корреспондент РАН Юрий Жданов. Он отметил высокую научную культуру и широту охвата проблемы. По его инициативе эта книга была представлена на круглом столе журнала «Научная мысль Кавказа».

Работа получила хорошие рецензии ведущих ученых. До сих пор эта книга одна из самых цитируемых. Мы получали отзывы из Армении, Грузии, США, ото всех ведущих вузов нашей страны, включая МГУ и СПбГУ. Ее преимущество в том, что под одной обложкой компактно представлена культура целого этноса. А, как говорил Белинский, чтобы написать историю даже одного народа, нужен труд не одного поколения мыслителей.

— Среди ваших работ большое значение имеет монография «Республика Адыгея: социально-демографический портрет», изданная в 2010 году…

— Действительно. В ней отражены миграционные и демографические процессы в республике, религиозные объединения, государственные учреждения культуры и многое другое. Только увидев наглядно цифры и графики, можно представить, как меняется этническая мозаика Адыгеи, другие происходящие в республике процессы. Это и есть практическая значимость нашей работы.

Особо отмечу раздел, посвященный религии. Наш отдел является пионером в исследовании такой сложной темы, как религиозное сознание в этнических группах. Всего одну страничку мы уделили исламу, но в ней — самое важное. До нашего исследования многие не знали, например, какого направления ислам исповедует большинство мусульман в Адыгее, а мы четко это определили — ислам суннитского направления ханафитского мазхаба. Также мы описали, что есть в Майкопе представители шафиитского и маликитского мазхаба. В основном это студенты, приехавшие на учебу из Дагестана, Ингушетии, Чечни, некоторых стран Африки. Но существенных противоречий между последователями этих мазхабов нет.

— С какими итогами вы отмечаете юбилей?

— Мы подготовили коллективную монографию «Со­циаль­ное познание в регионе». В ней нашла отражение деятельность отдела философии и социологии АРИГИ на протяжении последних двадцати пяти лет. Книга состоит из трех разделов. В первом размещены материалы из архива отдела, которые не были опубликованы ранее или выходили малым тиражом и были недоступны широкому кругу читателей. Второй раздел включил в себя рецензии и отзывы на работы отдела. В нем нашлось также место для воспоминаний и записей дневникового характера. В третьем разделе собраны научные материалы, представляющие нашу работу на протяжении всего времени существования. Они написаны сотрудниками отдела, работавшими в нем в разные годы, а также другими социологами и философами Адыгеи и иных регионов России.

В книге мы не просто писали о своих исследованиях, а рассказывали, как мы подходили к той или иной проблеме, с чем сталкивались, почему выбирали ту или иную тему.

— Над какими проектами работаете сегодня?

— Одна из серьезных работ — создание русско-адыгейского словаря философских и культурологических терминов. Это глобальная работа, для которой нужно проштудировать весь нартский эпос, весь фольклор, художественную адыгскую литературу, которая также является частью философии. Все термины нам надо переосмыслять, переводить на язык философии, культурологии. Тема очень сложная, учитывая еще и тот факт, что специалистов мало. Работа займет много времени.

Мы задались целью постоянно анализировать в режиме социологического мониторинга такую важную и актуальную для республики тему, как социально-демографическая си­туация в контексте долговременного прогноза ее основных параметров.

Еще одна задумка — собрать под одной обложкой мысли о практической философии в культуре адыгов, о нравственных ценностях — отношении к старшим, уважении к женщинам и т.д. Эта работа ориентирована в первую очередь на молодежь, поэтому она задумана не в виде каких-то строгих постулатов, а скорее как размышления об этнических нормах этики и морали.

Другая важная задача — осмыслить креативное наследие Мурата Ягана. Это известный североамериканский философ адыго-абхазского происхождения, который ушел из жизни в 2013 году в возрасте 98 лет. Яган известен широкому кругу российских читателей по книге «Я пришел из-за гор Кавказа». Он сформулировал учение амста кябза, которое стало результатом его нравственно-духовных поисков. Кябза — не что иное, как адыгэ хабзэ по-абхазски. В 1992 г. последователи учения Мурата Ягана основали в Канаде Фонд Кябза, который пропагандирует во многих странах его духовное наследие. Яган ставит в один ряд хабзэ, кябзэ с такими мировыми этическими учениями, как конфуцианство, бусидо, буддизм и др. Большое научное наследие выдающегося мыслителя опубликовано на английском языке его многочисленными последователями. С английского языка для нас эти публикации переводит профессор, президент Ассоциации кавказской йоги Заур Жанэ. Мы только недавно начали осмысливать труды Мурата Ягана, которого по праву называют кавказским Сократом. Ему удалось из вербальных постулатов возвести учение хабзэ к логосу — науке. Исследование и приумножение его наследия еще впереди. Поэтому работы для нашего отдела хватит надолго.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook




Закон Республики Адыгея