Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Адвокатская газетаО судебной реформе, суде присяжных и ценности кавказских традиций в отправлении правосудия в интервью «СА» рассказал заслуженный юрист России и главный инициатор внедрения суда присяжных в нашей стране Сергей Пашин.

Эксперимент на Первом

— Сергей Анатольевич, ваши звания и заслуги можно перечислять очень долго. Однако большинству жителей страны вы знакомы в первую очередь как ведущий программы «Федеральный судья», которая в течение ряда лет шла на Первом канале. Качественное юридическое шоу с участием профессиональных правоведов — это редкость. Как возникла такая программа? Каким образом человек с судейским статусом решился на подобный эксперимент?

— Прототипом для создания судебного шоу «Федеральный судья» стала передача «Das Strafgericht» («Уголовный суд»), которая пользовалась большой популярностью у немецких зрителей. Первый канал купил соответствующую лицензию и начал набирать людей. Я согласился принять участие в конкурсе, потому что меня об этом попросил Дмитрий Муратов — на тот момент главный редактор «Новой газеты». Конкурс был достаточно большой — порядка сорока представителей судейского сообщества. В итоге остановились на двух судьях, в том числе на моей кандидатуре.

В первую очередь «Федеральный судья» — это шоу, зрелище. Полезные вещи дозировались, а то, что приятно зрителю, должно было проходить через всю передачу красной нитью. Чтобы держать внимание аудитории, с точностью до минуты рассчитывалось, когда должна случиться драка или словесная перепалка участников импровизированного судебного процесса.

Одновременно зрители узнавали, как закон регулирует те или иные вопросы. Мы рассказывали про актуальные решения Европейского суда по правам человека, Конституционного и Верховного судов России. Потом, насколько мне известно, граждане уже в настоящих судебных процессах ссылались на подобные прецеденты. А если судья знает, что ранее его коллега, а тем более суд вышестоящей инстанции уже выносил решение по такому же спору, ему легче решить дело в пользу заявителя.

Суд присяжных — это гарантия, что гражданин будет выслушан, что ему вынесут приговор не чиновники, а такие же люди, как он сам

Был еще и вызов, так сказать, эстетический. В свое время мне довелось непосредственно участвовать в законодательном оформлении судебной реформы. Теперь же я мог участвовать в происходящем не с точки зрения написания законов, а с позиции эстетики — мы показывали, в какой уважительной обстановке должно проходить судебное производство. Я изначально настоял, чтобы в зале не было клетки для подсудимого, а он сам сидел рядом с защитником. Да, был человек с бутафорским автоматом, судебный пристав. Но с подсудимым обращались уважительно, свидетелей благодарили за показания. И, как мне потом рассказывали, подобную манеру общения начали воспринимать судьи на местах. Само по себе считаю это достижением.

— Передача «Федеральный судья» — пример достаточно нетипичный. Эфир и полки книжных магазинов переполнены «продукцией», создатели которой вряд ли имеют базовые представления о том, как работает судебная система. Можете ли назвать книги, которые помогут обывателю узнать, как можно защитить свои права, как следует вести себя при общении с органами правопорядка или в зале судебного заседания?

— Есть книги, рассказывающие про желательное поведение в подобных ситуациях исходя из реальности, а не из абстрактных представлений о происходящем авторов бульварной литературы и создателей сериалов. В основном такие книги пишут правозащитники. Можно ознакомиться с работами члена СПЧ России Андрея Бабушкина, Валерия Федоровича Абрамкина. В советские времена он отбывал срок за правозащитную деятельность, а затем был реабилитирован. После этого он посвятил себя борьбе за гуманизацию системы исполнения наказаний. Валерий Федорович написал книгу «Как выжить в советской тюрьме: В помощь узнику». Хотя автор опирается на материал времен СССР, полагаю, книга актуальна и сейчас. Могу посоветовать книги члена СПЧ Игоря Каляпина. Если интересует высокая теория, то, конечно, можно обратиться к работам Тамары Георгиевны Морщаковой, долгое время бывшей судьей Конституционного суда России.

А если вы захотите узнать, как работает суд присяжных в Соединенных Штатах, — читайте детективы Эрла Стэнли Гарднера.

Хотя на практике правовые проблемы лучше решать с помощью профессионалов. «Самолечение», попытки опираться на знания из книг или интернета могут оказаться очень вредными. Лучше сразу обратиться к адвокату. Причем желательно к проверенному, с репутацией.

 С участием присяжных

— Вы упомянули про суд присяжных. Неужели профессиональные юристы не смогут установить истину без помощи обычных граждан, не обремененных излишними познаниями в области права?

— Суд присяжных — это гарантия, что гражданин будет выслушан, что ему вынесут приговор не чиновники, а такие же люди, как он сам. Если кого-то устраивает признаться и получить смягчение наказания — пожалуйста, признавайте вину и идите в суд в особом порядке, в котором сегодня в России рассматривается подавляющее большинство уголовных дел. Но что такое «особый порядок»? Гражданин признается, его признание принимают и его осуждают. На этом он выигрывает треть наказания. Если ему грозит 10 лет, то максимально он получит 6 лет 8 месяцев. Приговор вынесут без допроса свидетелей и исследования собранных доказательств — без надлежащего судебного контроля над следствием.

А если хочешь разбирательства, хочешь говорить о своей невиновности, хочешь, чтобы тебя выслушали, иди в суд присяжных. И сторонники, и противники суда присяжных согласны, что по предназначенным ему делам качество следствия неизмеримо выше — поневоле, из-за требовательности присяжных к доказательствам.

Показательно и то, что присяжные не мотивируют свой вердикт. Есть исключения, но замечательный штрих: в Испании отменяют ввиду плохой мотивировки не оправдательные, а обвинительные вердикты. Очень образно по этому поводу высказался Гилберт Честертон. На долю этого весьма экстравагантного господина выпало быть присяжным в суде. После этого в эссе «Двенадцать человек» он объяснил, почему наша цивилизация «поняла, что признать человека виновным — слишком серьезное дело, и нельзя поручить его специалистам». Честертон сказал так: «И самое страшное во всей машине правосудия, во всех судах, магистратах, судьях, поверенных, полисменах, сыщиках не то, что они плохи (есть и хорошие), не то, что они глупы (есть и умные), а то, что они привыкли. Они не видят на скамье подсудимых подсудимого; они видят привычную фигуру на привычном месте. Они не видят ужаса судоговорения — они видят механизм своей работы».

И не случайно в мировой практике совещание присяжных происходит отдельно от судьи. Что произойдет, если судью допустить до участия в совещании и голосовании, продемонстрировал опыт Франции. Когда в этой стране во время войны судья стал участвовать в совещаниях вместе с присяжными, доля осуждений выросла с 75% до 94%.

Вся история суда присяжных — это путь становления независимой коллегии присяжных-заседателей. Показательный в этом смысле пример — старая добрая Англия. Страна получила суд присяжных от Вильгельма Завоевателя в 1066 году. Вестминстерский королевский судья объезжал города и веси, и, чтобы показать, что судья судит не абы как, а в соответствии с местными обычаями, судье давали присяжных, в задачу которых входил некий контроль за проведением расследования. Потом, сохраняя эти функции, присяжные стали выносить вердикты. Тогда от присяжных требовалось единогласие, а чтобы его добиться, их сплошь и рядом наказывали. При этом сохранялись другие еще весьма патриархальные черты. Например, если присяжные «облиховывали» кого-то, то обвиняемый мог выставить за себя 12 поручников, что означало: есть против меня 12, но и за меня есть 12. После этого королевский судья назначал «Божий суд»: раздавал дубины, и все сходились на поле — чья возьмет. Хотя и такой суд был хорош уже тем, что присяжные создавали противовес разъезжающему коронному судье.

А в 1670 году случилось невиданное. В Лондоне судили некого проповедника, который присяжным так понравился, что они единогласно его оправдали. Судья предложил посовещаться вновь. Они снова сказали «не виновен». Судья арестовал присяжных и велел содержать их в тюрьме, пока не образумятся. Дело дошло до палаты лордов, которая постановила, что присяжных нельзя наказывать за оправдание. И наконец, в 1877 году, когда палата лордов приняла прецедентное решение о том, что суд присяжных решает вопросы факта, а судья — вопросы права, тогда, по сути, суд присяжных оформился в его нынешнем виде.

Эмоции или доказательства?

— Но готовы ли присяжные выносить вердикт на основании доказательств, а не эмоций? Не выйдет ли так, что на свободе окажутся педофилы и убийцы?

— Как показывает практика, присяжные строго следуют презумпции невиновности, оправдывают невиновных и осуждают подсудимых, только если есть веские доказательства. И в отношении педофилов они, как и большинство граждан, настроены отнюдь не благодушно. Если присяжные оправдают подсудимого — значит, он невиновен.

— Скептики скажут: а оправданно ли опираться на зарубежный опыт в таких важных вопросах, как построение судебной системы? Уже было время, когда мы изо всех сил пытались копировать Запад, о чем у значительной части наших сограждан остались далеко не самые приятные воспоминания…

— Суды присяжных появились в нашей стране еще во время реформ Александра Второго в 1864 году. О том, сколь благо­творно это сказалось на судебной системе, свидетельствует плеяда замечательных юристов, которые появились после этого в России, поскольку можно было воздействовать на ум, чувства судебных заседателей. Все закончилось в 1917 году. В советское время слово «состязательный» применительно к суду было чуть ли не ругательным. Считалось, что состязательность — это обман, что правильный суд — это советский суд, в котором ищут истину и в котором не позволяют сторонам перелгать друг друга. Но на практике такая система не могла не допускать серьезные перегибы.

В 1991 году Конституция изменилась. Вновь появилась та самая «состязательность». Но означало ли это, что судьи, работавшие по лекалам советского процесса, начнут судить по-новому? Суд присяжных нужно было вводить ради того, чтобы изменить само мировоззрение судебной системы. Сам закон о суде присяжных, принятый в девяностые годы, основывался на еще царском уставе уголовного судопроизводства. И в целом наш суд присяжных — тогдашний и нынешний — отличается от за­океанского. У нас остается смешанная форма процесса — сначала проводится расследование и лишь потом судебное разбирательство — состязательно. Присяжные выносят вердикт — виновен или не виновен, и с учетом этого профессиональный судья выносит приговор.

За минувшие десятилетия суд присяжных, работая по очень небольшому количеству дел, оказал свое влияние на демократизацию процедуры судопроизводства. Было внедрено и распространено на все суды правило об исключении доказательств. Оно означает, что доказательство, полученное с нарушением закона, не может лечь в основу приговора суда.

Суды присяжных показывали значительно больший процент оправдательных приговоров, чем в целом судебная система. С участием присяжных рассматривались уголовные дела об особо тяжких преступлениях, в том числе тех, за которое грозило пожизненное лишение свободы или смертная казнь. При этом доля оправдательных приговоров в суде присяжных составила: в 1994 году — 18,2%, пик приходится на 1997-й — 23%, в 1999-м — 16%.

Но одновременно шел процесс ограничений. Защите запретили упоминать в присутствии присяжных о пытках, которым подвергался обвиняемый на следствии. В 1999 году было аннулировано более половины оправданий (и только 12% обвинительных вердиктов). Количество составов преступлений, подсудных присяжным, сократилось с 51 до 23. Из компетенции судов присяжных изъяты дела о терроризме, вооруженном мятеже, диверсиях, массовых беспорядках, взяточничестве, преступлениях против правосудия. Права на суд присяжных лишились женщины, мужчины в возрасте старше 65 лет.

В итоге количество дел, рассматриваемых коллегией присяжных, резко сократилось. За 2017 год в России с участием присяжных прошло только 224 процесса.

Реформа

— Тем не менее компетенция суда присяжных вновь расширилась с этого года…

— Этот вопрос обсуждался на площадке СПЧ России, и Владимир Путин поддержал нашу позицию о необходимости укрепления и развития судов присяжных. В феврале 2016 года президент предложил распространить суд присяжных до уровня районных судов, чтобы «предоставить как можно большему числу граждан избрать именно эту форму правосудия». Конституционный суд РФ в 2016 году также указал на то, что лишение женщин права выбирать суд присяжных носит дискриминационный характер.

Это стало началом реформы суда присяжных. Был принят закон, который с 1 июня 2018 года ввел в России новые принципы рассмотрения уголовных дел присяжными. По нему с 1 июня 2018 г. рассмотрение дел с участием присяжных заседателей проводится и в районных судах, количество присяжных в коллегиях в областных судах составит восемь человек, в районных судах — шесть. Законодатель расширил перечень составов преступлений, по которым дело может быть рассмотрено судом с участием присяжных заседателей. В него вошли простое убийство и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего, некоторые другие составы преступлений.

Однако, по расчетам, даже при появлении присяжных в районных судах ежегодно будет выноситься примерно 2 тыс. вердиктов — капля в море. В царской России присяжным было подсудно более 400 составов преступлений, и они ежегодно выносили до 40 тыс. (!) вердиктов.

— Не выйдет ли перегибов с судами присяжных? Про США мы слышим анекдотические истории. То женщина, по своей невнимательности ошпарившись разлитым кофе, получает благодаря присяжным компенсацию в миллионы долларов. То производителей бытовой техники обязывают указывать на инструкциях, что домашних животных нельзя стирать, сушить в микроволновой печи…

— Это были решения по гражданским делам. В России суды присяжных рассматривают дела уголовные. Но про стирку и сушку домашних животных — это правда. Лично видел подобные инструкции — они очень подробны.

Для американца суд с участием присяжных по гражданским делам — это средство обеспечить комфортность среды. И это работает. В споре с потребителем крупная корпорация должна будет доказать в суде, что ее продукция безопасна, и если человек от ее продукции пострадал, то ему надо платить компенсацию. Такие случаи заставляют корпорации что-то реально менять — в рекламе, в технологии производства, в тех же инструкциях.

Международный опыт

— Если говорить о международном опыте разрешения споров, есть такой судебный орган, как ЕСПЧ. А нужен ли он рядовому гражданину? Сейчас вопрос о нахождении России в Совете Европы является открытым; если наша страна покинет эту организацию, мы выйдем и из-под юрисдикции Европейского суда.

— Полагаю, это будет чудовищная ошибка, которая ухудшит правовую ситуацию в стране. Участие в работе ЕСПЧ оказывает благоприятное воздействие на национальное законодательство. Только один пример. С учетом поступающих из России обращений Европейский суд указал на необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства. После этого Российская Федерация приняла специальный закон, по которому граждане не только получили право на компенсацию за судебную волокиту, но и главное — возможность требовать ускорения процесса. А ведь бывает и такое, что люди годами ждут разрешения простейшего гражданского дела. Я даже не говорю про смертную казнь, от которой мы отказались, вступая в Совет Европы.

— Для многих наших сограждан и политиков мораторий на смертную казнь — это скорее минус…

— Думаю, что это скорее плюс. И как быть в случае с судебной ошибкой? Вспомним дело Чикатило. По нему осуждались невиновные люди, а один человек был расстрелян за преступление, которого он не совершал. Отказ от смертной казни — это благо для нас.

— Есть ли специфика в работе судов, в том числе судов присяжных, обусловленная особенностями региона и менталитета его жителей? Что вы можете сказать про Адыгею?

— Тема суда присяжных и судебной реформы для меня очень важна. Поэтому мне интересно бывать в разных регионах — иногда официально, как член СПЧ России, иногда, как сейчас, в частном порядке, по приглашению Адвокатской палаты Адыгеи и регионального отделения Ассоциации юристов России. Это помогает держать руку на пульсе событий.

Если говорить об Адыгее, судебных дел с участием присяжных у вас не очень много. Но в основном Верховный суд России соглашается с приговорами, вынесенными с их участием. Это значит, что качество рассмотрения дел хорошее.

Естественно, региональная специфика есть всегда: в Якутии — своя, на Кавказе — своя. Особенность юга России в том, что здесь все проживают компактно, все друг друга знают. В вашей республике есть знаменитый кодекс Адыгэ Хабзэ, который напоминает мне самурайский кодекс чести Бусидо. У вас есть исторически сложившиеся нормы, правила и обычаи мирного разрешения споров и конфликтов. Ни в коем случае нельзя забывать накопленный за века опыт.

В регионах, где чтят традиции, сохраняется власть старейшин, власть сообщества, где люди стремятся сохранить лицо и не ходить в казенные учреждения, не враждовать с соседями, даже судьи, возможно не всегда осознанно, пытаются подвести стороны конфликта к примирению. Например, могут чаще откладывать заседания, чтобы дать сторонам еще одну возможность договориться миром. Конечно, когда люди сами устраивают свою жизнь — это хорошо. Государство должно присутствовать как законная возможность, а не попытка решать за граждан все вопросы.

Как юрист и судья в отставке скажу, что лучшее завершение спора по гражданским, да и по многим уголовным делам, — это мировое соглашение. Вот это лучшая тактика! Эмоции, а они будут — куда без этого, надо направить в полезное русло — в дружескую сторону.

— Разрешите добавить к сказанному, что исторически на Северном Кавказе действовали суды шариата, а затем горские словесные суды, которые состояли из назначаемого председателя, а также избираемых судей и кадия. Это тоже некоторым образом довод в пользу суда присяжных, в котором обычные люди решают судьбы обычных людей, исходя не из формальностей закона, а из чувства справедливости и здравой логики.

— В те же годы, во времена Судебной реформы Александра Второго, традиционные русские регионы получили свои волостные суды, которые разрешали незначительные, бытовые дела. Эти суды состояли из выборных непрофессиональных судей, были понятные большинству населения.

Представления о том, каким должен быть справедливый суд, есть у всех народов России. И идея участия граждан в осуществлении правосудия не чужда никому. Поэтому прошу всех читателей «Советской Адыгеи», если вы получите письмо о том, что выбраны кандидатами в присяжные заседатели, непременно пойти в суд. Исполните свой долг. Да, вы потратите время, но приобретете бесценный опыт. И после этого поделитесь тем, что узнали, со своими друзьями, близкими, родственниками. Это будет благородный и значимый для всех нас поступок.

Справка «СА»

Сергей Анатольевич Пашин с 1992 года в течение ряда лет возглавлял отдел судебной реформы Государственно-правового управления президента России. В этой должности участвовал в разработке ключевых законов, определивших нынешний облик судебной системы России. А с 1996 по 2001 год он получил богатый опыт применения этих самых законов, работая судьей Московского городского суда. Является российским федеральным судьей в отставке, заслуженным юристом Российской Федерации, профессором кафедры судебной власти Высшей школы экономики, членом Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ. Сергея Пашина называют главным инициатором внедрения суда присяжных в России и разработчиком необходимой для этого нормативно-правовой базы. Он один из авторов Концепции судебной реформы в Российской Федерации, одобренной Верховным Советом РСФСР 24 октября 1992 года. Автор законопроектов, ставших законами о Конституционном суде РСФСР, о судебной системе Российской Федерации (руководитель рабочей группы, 1996), о суде присяжных (руководитель разработки, автор процессуальной части, 1993), о действии уголовного закона во времени, о судебном контроле за правомерностью арестов, о статусе судей (в соавторстве). Сергей Пашин был председателем рабочей группы, которая разработала Модельный уголовно-процессуальный кодекс для государств — участников СНГ (1996). Он разрабатывал проект закона «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания» (законопроект 2000 г., принят в 2008 г. как №76-ФЗ).

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook




Закон Республики Адыгея