Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Артур Лаутеншлегер / САОн один из первых студентов, приехавших учиться в Адыгею из Турции. Это было в начале 90-х. На Кавказ парень ехал за мечтой — жить на исторической родине и посвятить себя творчеству. Сегодня он известный художник, наполненный жизненной энергией, открытый людям и по-прежнему преданный искусству. В интервью «СА» Айтек Дуг рассказал о том, почему оставил престижный турецкий вуз, как на его работы повлияли бельгийские «Астерикс и Обеликс» и какую роль в жизни сыграл ансамбль «Нальмэс».

— Айтек, художник — это ведь скорее призвание, чем профессия. Когда вы открыли в себе талант к рисованию?

— Начал рисовать, еще не умея читать и писать. Сам развивался, открывал новые грани творчества. Я полностью самоучка. Дело в том, что в России, например, отличный фундамент для будущих художников — здесь есть школы искусств, художественные школы. В Турции такого нет. Были лишь уроки рисования в школе, на которых можно было развивать свое творчество.

Фото архив Айтека Дуга

— На самообучении вы не остановились, пошли дальше и получили профессиональное образование…

— Да, в Самсуне я успешно прошел вступительные испытания и поступил в университет на графическое отделение художественного факультета. Хотя мои родители были против этого. Хотели, чтобы стал врачом или инженером. Но я творческий человек, у меня душа лежит к творчеству, поэтому настоял на своем. Отучился в университете год и решил переехать в Россию.

— Почему? Здесь решили продолжить образование?

— Не поверите, но мое решение о переезде было мало связано с рисованием. Причиной стала другая сторона искусства. Я, как и, пожалуй, любой адыг, танцевал национальные танцы. Но мне хотелось исполнять их на профессиональном уровне. Как это делали артисты «Нальмэса». Вы даже представить себе не можете, сколько я пересмотрел видеокассет с их выступлением. В лицо знал каждого артиста, повторял за ними — заучивал движения. Сколько пленок, видеомагнитофонов было испорчено от постоянных перемоток! Я загорелся танцами, мне хотелось попасть в «Нальмэс». И в 1991 году решил ехать в Россию.

Возвращение на историческую родину — давняя мечта всей моей семьи. Помню, как еще в семидесятых годах отец понес документы с просьбой о гражданстве на всю семью в посольство СССР в Турции. Тогда ответа так и не дали. Вернуться в Адыгею удалось лишь в 90-х. Сначала приехал я, затем на родину перебралась вся семья.

— И как здесь стала складываться судьба? В «Нальмэс» попали?

— Все же мне нужно было продолжить обучение, которое я оставил в Турции. Из университета в Самсуне меня отпускать не хотели. Я делал большие успехи. Преподаватели говорили, что если останусь здесь, то стану знаменитым. За границей добиться творческих высот будет тяжелее — мешает языковой барьер, сама адаптация в новой стране. Отвечал, что я адыг и хочу жить на своей исторической родине. Приехав в Майкоп, поступил в училище искусств имени У.Тхабисимова. Это было важное решение, ведь в Самсуне я учился в университете, получал высшее образование, а поступить в училище — значит сделать шаг назад. Но я не пожалел о своем решении. Здесь мне дали отличные знания. Параллельно с училищем бегал на репетиции с «Нальмэсом» и «Исламеем». Хореографы говорили, что у меня прекрасно получалось. Но вскоре танцы пришлось оставить. Родители узнали, что я пропускаю занятия в училище. Сказали, что если не закончу учебу, то придется вернуться обратно в Турцию.

Из университета в Самсуне меня отпускать не хотели. Я делал большие успехи. Преподаватели говорили, что если останусь здесь, то стану знаменитым. Но я отвечал, что я адыг и хочу жить на своей исторической родине

— Вы работали и в предпринимательской сфере. Никогда не задумывались оставить искусство и полностью посвятить себя бизнесу?

— У меня тогда была довольно интересная жизнь — командировки, встречи с интересными людьми. Но бизнес — это не совсем мое. Через время я вернулся к рисованию, этого требовала душа.

— Сегодня вы известный художник. Ваши работы узнаваемы по своей тематике, технике, в том числе цвету. В них преобладают черно-белые тона, почему отдаете предпочтение им?

— На мое творчество оказали влияние комиксы. В Европе тогда они имели огромную популярность. Помните знаменитые бельгийские комиксы «Тинтин», «Астерикс и Обеликс»? С детства зачитывался ими. В Бельгии комиксы вообще часть культуры. В этой стране есть специальные магазины, фестивали и даже свой музей, посвященный комиксам. Персонажи историй здесь повсюду в разных формах, цветах, размерах. В том числе и как детали городской инфраструктуры. Я не просто читал комиксы, а пытался срисовывать картинки. Нравились сюжеты, персонажи, то, как художник изобразил героя, каким характером наделил его. Изначально в силу технических возможностей все комиксы были черно-белые. Наверное, поэтому эти цвета мне сегодня ближе. Хотя на самом деле они имеют массу оттенков, и если их правильно использовать, то картина заиграет разными цветами.

Мои рисунки гибкие, энергичные, динамичные — это тоже заслуга комиксов. Ведь рисовать их очень сложно. Не зря в Бельгии это считается высоким искусством. Это большая кропотливая работа — продумать все кадры, грамотно выстроить композицию, планы. А сами герои? На бумаге нужно изобразить их мимику, характер, движение. Иллюстратор должен иметь в голове целую библиотеку. Потому что картинка должна соответствовать той эпохе, которую вы пытаетесь воспроизвести.

Фото архив Айтека Дуга

— Какие темы в творчестве вам ближе всего?

— Мне интересны бытовые картинки, образы черкесов XVIII-XIX вв. Я изучил массу исторической литературы, дневников, посвященных костюмам, традициям, обычаям черкесов, — это главная тема моего творчества. Вообще, я готов рисовать все. Например, нравятся пейзажи, но они скорее служат красивым фоном. На передний план у меня всегда выходят люди. Я люблю людей и люблю их рисовать. Пейзаж ведь статичен. А у человека есть эмоции, он жестикулирует, обладает характером. Чтобы передать его образ, художник должен сначала перевоплотиться в этого человека, а потом рисовать его. Считаю, что рисунок — это открытые тайны нашей души, а танец — язык тела, который никогда не обманет.

— Люди в ваших работах предстают и в очень интересных образах. Я имею в виду шаржи. Они пользуются популярностью?

— Портреты сегодня рисуют многие, вне зависимости от того, художник ты или нет. А вот шаржи встречаются не часто. Но мне поступают заказы на работы в этом жанре. Помню, как, еще будучи студентом, летом работал в одном из отелей в Турции. В баре увидел пожилого немца. Он был очень харизматичным, и мне захотелось его нарисовать. Попросил его, он согласился. Я сделал шарж, который ему очень понравился. Он взял картину и ушел. Через некоторое время слышу за спиной шум. Повернувшись, увидел толпу людей. Оказалось, это родственники и друзья того немца. Все они просили нарисовать их так же, как его. Я, конечно, не мог отказать. Они так обрадовались, и вообще все очень меня полюбили. Потом стали поступать заказы от других отдыхающих. Но от туристов из России их не было — шаржи у них не пользовались большой популярностью. На сегодняшний день у меня довольно много карикатур. Например, на одного из моих любимых писателей Габриэля Гарсиа Маркеса. У него есть замечательные слова: «Я люблю тебя не за то, кто ты, я люблю тебя за то, кто я с тобой». Прочитав их, я и увлекся его творчеством.

— Что бы вы сегодня пожелали тем ребятам, которые мечтают добиться успехов в творчестве?

— Работать и добиваться желаемого. Ведь человек станет счастливым только тогда, когда будет заниматься любимым делом. Жизнь непроста и не всегда протекает так, как мы того хотим. Нужно просто уметь преодолевать препятствия. А еще нужно ценить моменты, людей, которые тебя окружают. Постоянно развиваться и следовать своей мечте.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook




Закон Республики Адыгея