Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Артур Лаутеншлегер / САВ Адыгее прошла презентация фильма «Амазонки». Его автор сценария и режиссер — заслуженный журналист Кабардино-Балкарии, кандидат искусствоведения (в области экранного искусства) Самара Саральпова. В основу сюжета фильма легли произведения писателя Муаеда Ахметова «Адыгские амазонки» и «Прогнавшие богов, или Амазонки». «СА» встретилась с Самарой САРАЛЬПОВОЙ и узнала о том, как возникла идея создания фильма, где проходили съемки и насколько близка философия амазонок автору ленты.

— Самара, почему именно эта тема — амазонки?

— До того, как мне предложили эту идею, амазонками абсолютно не увлекалась. Знала минимум информации: что были такие женщины-воительницы и жили они очень давно — несколько тысячелетий назад. Это все, что я знала. Когда руководитель КБР-Медиа Людмила Казанчева сказала, что у Муаеда Ахметова вышла уже вторая книга и что интересно было бы сделать фильм об амазонках, я заинтересовалась и согласилась. Взяла книгу Муаеда, прочитала ее и просто загорелась этой идеей. Роман написан легким, художественным языком. Он захватывает тебя своими разнообразными сюжетами. К тому же никогда раньше не встречала, чтобы амазонок рассматривали в тесной связи с нартским эпосом.

— Это была первая работа в таком жанре, как фильм?

— Нет, далеко не первая. Я уже работала над фильмами и как режиссер, и как сценарист. «Амазонки» — это самая последняя картина. Сейчас идет работа над другим фильмом такого же характера.

Фото архив Самары Саральповой. На съемках фильма "Амазонки"

— Фильм основывается именно на сюжете книги?

— Да, в первую очередь я встретилась и поговорила с самим автором, Муаедом Ахметовым. Потом консультировалась с учеными, которые могли бы фактологически обосновать точку зрения автора. Эта история невероятная. Взять и сразу поверить в нее очень сложно. А когда зритель видит все стороны вопроса, то появляется больше доверия к материалу. В качестве экспертов привлекла профессора кафедры культурологии СКГИИ, кандидата философских наук Елену Ахохову, научного сотрудника АРИГИ Нурбия Ловпаче, сотрудника Национального музея РА Аслана Това, народного мастера Адыгеи­ Асю Еутых и заслуженного художника РА Юрия Сташа. Ася Еутых работает в духе того времени, когда жили амазонки. Она делает свои произведения в стилистике первого-второго тысячелетия до нашей эры. Это то, что близко к амазонкам, к тем временам. У Юрия Махмудовича есть несколько сюжетов в одежде, связанных с амазонками.

Все эти люди близки к истории, о которой рассказывает фильм, и их помощь была бесценной. В организации съемок в Адыгее мне очень помогла сотрудница Адыгейского республиканского института гуманитарных исследований Зухра Гучетль, за что я ей очень благодарна. Также хочу выразить благодарность руководителю АРИГИ Адаму Тлеужу за то, что он посчитал возможным презентовать у себя этот фильм.

— Почему повествование фильма начинается именно с кургана Кенжи?

— Все курганы, которые фигурируют на экране, есть в книге. Но на самом деле порядок, по которому мы их посещали, не имеет значения. Важен только курган Альтут — он должен быть последним, потому что на месте этого кургана завершилось все.

— Какие легенды об амазонках оказались вам ближе? Какие использовали в фильме?

— Легенд очень много. Использовать все, конечно, не было никакой возможности. Взяла основные, которые больше всего раскрывают образ женщины-воительницы. В книге их гораздо больше, но я посчитала, что, если мы пройдем хотя бы через эти «точки», какая-то картина будет вырисовываться. И нам это удалось.

— Кроме рассказов автора книги и комментариев специалистов в фильме есть постановочные танцевальные сцены. Как они создавались?

— Всегда, когда называешь фильм документально-художественным, зритель ждет реконструкции исторических сцен. В этом нам помог Государственный ансамбль академического национального танца «Кабардинка». Мне очень повезло: когда собиралась искать типажи и подбирать костюмы, случайно узнала, что одна из солисток «Кабардинки» Ирина Архестова несколько лет назад сдавала дипломную работу, которая называется «Амазонский танец». Костюмы также сохранились, их разрабатывали вместе с танцем. Я попросила ее восстановить тот танец, и она сделала это с помощью других солисток ансамбля. Так что моя заслуга лишь в том, что сняла их выступление в природных условиях. Танец сам по себе сюжетный. Он рассказывает о быте амазонок, о том, как разворачивается их судьба. Просто разбила хореографию на периоды и вписала их в повествование фильма. Танец очень украсил ленту.

— В фильме представлена одежда амазонок, кольчуга, лук со стрелами, шлем и другие вещи. Это музейные экспонаты?

— Такие кольчуги есть и в музеях. Сейчас ведь резко возрос интерес ко всему этническому. Много людей занимается и костюмами, и танцами, и музыкой. И кольчуги не обошли стороной. Иногда они используются на свадьбах. У одного из собирателей костюмов, Аслана Накова, мы взяли кольчугу, шлем и ноговицы — все было в комплекте. Лук, стрелы и лошадь предоставил Ибрагим Яганов. Это все было безвозмездно. Когда работу делаешь искренне и тема очень интересная, то все, что тебе нужно, после долгих поисков само будет тебя находить. У нас так и получилось.

По мере изучения материала судьба амазонок становилась мне более понятной. Кое-что стало понятно даже в самой себе. Думаю, в каждой из нас, присутствует частичка амазонки

— Во время съемок вы ни разу не появились в кадре в костюме амазонки. Не было желания примерить на себя этот образ?

— Нет, такого желания не было. (Улыбается.) Я намеренно абстрагировалась от этого образа и намеренно одевалась так, чтобы не выглядеть как амазонка. Не хотелось вызвать у мужской части зрителей отторжения. Старалась отстраниться от образа женщины-воительницы, но все-таки все пропустила через себя, и во мне увидели ген амазонки.

— Насколько вам близка философия женщин-воительниц?

— До начала работы над фильмом, как я уже говорила выше, она не была близка. А по мере изучения материала судьба амазонок становилась мне более понятной. Приходило осознание, почему эта империя стала частью жизни и так долго существовала и почему мы сейчас видим какие-то отголоски того времени. Кое-что стало понятно даже в самой себе. Думаю, в каждой из нас, в ком-то больше, в ком-то меньше, присутствует частичка амазонки. Но это мое личное мнение.

— Показ фильма прошел в Кабардино-Балкарии и Адыгее. Где еще планируете показать «Амазонок»?

— Хочу представить фильм на фестивале «ТЭФИ-Регион» и, возможно, на других фестивалях, где рассматривают такой формат. Показов, как в наших республиках, пока не планируется, но, если кто-то захочет организовать, буду только рада. Пока фильм можно посмотреть на моем канале в Ютьюбе. Он в свободном доступе. Сейчас лента переводится на английский язык и по окончании этого процесса также появится в интернете.

— В дальнейшем будете развивать тему амазонок? Может быть, с более глубоким погружением в нартский эпос?

— Не исключено. Но сейчас серьезных планов нет. Может, со временем продолжу или кто-то увидит фильм и тоже захочет проработать это направление. Но продолжение неизбежно, потому что эта тема интересна многим, независимо от пола, национальности, возраста… Нартский эпос — это вечная тема. Мне она безумно интересна, но считаю, что просто так ее брать не стоит. К ней нужно готовиться очень добросовестно, основательно и выполнять работу достойно. Если у меня появится возможность для создания такого проекта, с удовольствием возьмусь.

Фото архив Самары Саральповой. На съемках фильма "Амазонки"

— Самара, вы сказали, что «Амазонки» — не первая ваша авторская работа. С какой темой были связаны предыдущие проекты?

— Все мои фильмы связаны с Кавказом, черкесами. Эта тема мне интересна, к тому же о нас нужно больше всего говорить нам самим. Предыдущие темы были также связаны с историей, но не настолько древней, как эпоха амазонок. Назову самые последние. Фильм «Черкесы в Сирии. Забытые миро­творцы». Он о том, какой вклад внесли черкесские эскадроны в установление мира в Сирии в 1925-1926 годах. В этом фильме использовано много хроники, благо в ХХ веке пленка уже была. Он создан по переводам Каральби Мальбахова репортажей французских журналистов.

Самая масштабная моя работа — «Черкасские в судьбе России». Я проделала ее в соавторстве со Светланой Токмаковой. Фильм полностью построен на архивных документах. О роли кабардинских князей в судьбе государства рассказали московские и питерские ученые. Никто из наших соотечественников не принимает в фильме участия, кроме меня как ведущей. «Картины из прошлого» тоже созданы по переводу Каральби Мальбахова дневника личного секретаря Бориса Романова Ивана де Шаека. Это история о том, как двоюродные братья Николая II спасались в Кабарде от большевиков. Из Нижнего Куркужина они потом отправились за границу. Еще одна работа с Мальбаховым основана на поэме ирландской писательницы Фрэнсис Браун «Звезда Адыгеи». Я решила оставить это название и для фильма. Все эти фильмы подарила в фонд АРИГИ. Их также можно найти на моем канале в Ютьюбе.

— Почему вам близка именно историческая линия?

— Во-первых, это интересно. Во-вторых, телевизионное искусство в наше время становится информационным: сегодня сделали — завтра этого уже нет. А мне хочется оставить след. Чтобы это можно было «достать» через пять, десять, может быть, двадцать лет, и оно бы смотрелось с таким же интересом, как и сейчас. Это наша история, это то, что всех нас касается. Буду неоригинальна, но скажу: наше прошлое определяет наше будущее.

— Вы сказали, что сейчас работаете над новым проектом. Можно ли приоткрыть завесу тайны: о чем он?

— Я снова работаю в сотрудничестве с Каральби Мальбаховым. Ведем серьезную работу с архивами. Должно получиться очень интересно. Сюжет фильма будет касаться Темрюка Идарова — отца царицы Марии Темрюковны. В Средние века он был главным князем Кабарды. Пока только это могу рассказать. Что самое интересное — ни в книгах, ни тем более в экранных образах эти темы еще не звучали нигде, кроме французских и английских архивов.

По мере изучения материала судьба амазонок становилась мне более понятной. Приходило осознание, почему эта империя так долго существовала и почему мы сейчас видим какие-то отголоски того времени. Думаю, в каждой из нас присутствует частичка амазонки

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Фотогалерея

Майское наводнение
Историческая встреча
Открытие крупнейших спортивных объектов
Беспрецедентный в стране проект благоустройства
Дороги: открытие Шовгеновского моста и реконструкция трассы Майкоп — Армавир
Мурат Кумпилов

Мы в Facebook




Закон Республики Адыгея