Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Если Елена Исинбаева сейчас символизирует женское начало российского спорта, то с мужским началом выбор тоже достаточно прост. Это Роман Власов. Спокойный, сильный, практически непобедимый, уверенный в себе. Кому-то Роман может показаться даже слишком правильным — когда Власов говорит, то складывается ощущение, что он рассказывает не про себя, а на своем примере проповедует главные человеческие ценности, говорить о которых вслух многие почему-то стесняются или считают банальным. Этот удивительный сибиряк — словно готовый герой для кинофильма, способный на любые подвиги и в принципе лишенный негативных черт, наделенный исключительно добродетелями. А интервью Власова — учебник для тех спортсменов, кто хочет войти в историю не благодаря громкому пиару, резким поступкам и острым заявлениям, а как настоящий, великий чемпион.

Теперь уже «двукратный»

— Вы уже несколько дней как двукратный олимпийский чемпион. Что это для вас означает?

— Для меня это в первую очередь осуществление моей мечты. Я с детства поставил себе задачу стать олимпийским чемпионом. А уже на следующий день после того, как завоевал золото в Лондоне, поставил следующую — стать двукратным. Шел к этому каждый день.

— Дорога к какой из медалей оказалась сложнее?

— Ко второй. Потому что на пути к первой я вообще не проигрывал. А во втором цикле возникало больше сложностей, ведь на олимпийских чемпионов настраиваются вдвойне, втройне. Пришлось пройти через испытания, чтобы добиться того, ради чего жил. Каждый день я был предан спорту и делал все, чтобы достичь цели. Делал не только я — многие-многие другие люди, которые находились рядом со мной.

— Какую же цель вы поставили себе после второго олимпийского золота?

— Загадывать сейчас не хочу. Вплоть до дня, когда состоялось выступление, у меня была цель снова стать олимпийским чемпионом. Что дальше — будет видно. Но я убежден, что цель должна быть всегда. Мы обязательно решим, что мне делать дальше.

— Повреждения сильно мешали вам бороться и готовиться?

— Не думаю, что про это стоит говорить, — верю, что со временем все будет в порядке. Без травм в спорте не бывает. Но они мобилизуют и закаляют. Как и любые трудности в принципе.

— Есть знаменитая фотография, где вы, совсем еще маленький, стоите рядом с великаном Карелиным. Помните, как она появилась?

— Конечно. Был 2000 год. Сан Саныч как раз выступил на своей последней Олимпиаде, в Сиднее. И посетил наш спортивный лагерь. Шла игра в футбол. У нас есть такая традиция — ветераны, которые еще недавно были титулованными действующими спортсменами, играют с юношами 18—20 лет — с теми, кто тренируется в лагере. Мне же было 10 лет. Я был там самый молодой, наверное. Всегда мечтал иметь снимок с Сан Санычем — тогда у меня получилось подойти и попросить о фото. Помню все, как будто случилось только вчера. Это ярко отпечаталось в памяти.

— Вы говорите, что всегда старались следовать советам Карелина. А можете вспомнить самый важный?

— Все, что говорит Александр Александрович, откладывается в памяти. Сложно выделить что-то одно. Самое главное, наверное, это всегда оставаться сильным человеком. Во всех смыслах этого слова. Следовать своим традициям. Быть преданным своей семье. Следовать выбранному делу и трудиться. Тогда будет результат.

«Старик, заканчивай со спортом»

— Был в карьере момент, когда казалось, что мечты не достичь?

— У каждого спортсмена случаются такие моменты. В 2004 году у меня была очень сложная травма — перелом плеча со смещением. Мне вставили пластину. Замечательный хирург Егор Грымов меня прооперировал. Если честно, мне до сих пор трудно вспоминать… Вы сейчас опять затронули эту тему… Тогда врачи говорили мне: «Старик, заканчивай со спортом». Я провел очень хорошую физическую работу, и мне удалось вернуться.

— А служба в армии не могла стать помехой на пути к цели?

— Ну что вы! Армия, наоборот, создала мне все условия, чтобы я продолжал заниматься. Мне дали возможность тренироваться и ездить соревноваться — все понимали, что отправляюсь не на курорт. Необходимо было проводить колоссальную работу, тот год получился очень загруженным — чемпионат Европы, мира и универсиада. Благодаря армии добавилось людей, которые за меня болеют, — внутренние войска и те ребята, с которыми я проходил службу. Ничего в жизни не бывает случайно, и каждый этап надо пройти с достоинством. Что касается армии, то у меня остались самые теплые воспоминания. Вспоминаю тот год не как испытание, а как одно из лучших времен в моей жизни.

— Во время службы вам приходилось демонстрировать спортивные навыки?

— Ребята иногда просили показать какие-нибудь приемы. А так — нет.

Исинбаеву не сломать

— Удивили вас разговоры о том, что ваш товарищ Давит Чакветадзе выиграл золото нечестно, благодаря судьям?

— Давит выиграл со счетом 9:2. По-моему, уже одной этой информации достаточно, чтобы все стало ясно. При таком счете не очень красиво звучат разговоры о том, что кого-то засудили. Кроме того, я на протяжении пяти лет с Давитом в одной команде и знаю его как человека, который больше всех тренируется. Видел, как он шел к золотой медали. Давит отдал все, пожертвовал всем. Чакветадзе работает на сборах, потом приезжает в Москву в «олимпийскую деревню» — это гостиница для тех спортсменов, у которых нет жилья в столице, и продолжает заниматься там. Человек всегда был предан спорту, и судьба его вознаградила. Это его медаль, медаль выстраданная.

— У вас были в карьере случаи, когда вас засуживали?

— У каждого спортсмена такое бывает. Но наш главный тренер всегда дает установку — выигрывать так, чтобы не было никаких вопросов. Потому что все всегда настроены против российских спортсменов. У нас очень сильная школа борьбы, на каждой Олимпиаде берем три, четыре, пять золотых медалей. Естественно, бывают моменты, когда нас засуживают. Но это мобилизует еще больше тренироваться и побеждать с таким преимуществом, чтобы у судьи не оставалось даже шанса поступить нечестно.

— С какими чувствами вы ожидали решения МОК по поводу допуска на Олимпиаду всей сборной России, и в частности борцов?

— Мы находились на сборах. Шел финишный этап подготовки. Не заходили в интернет, понимая, что не нужно подпитываться негативом — это помешает тренировкам. Кожей чувствовали, что происходит что-то нехорошее, и опасность действительно есть. Понимали, что легкоатлетов точно снимут. Однако ситуация нас сплотила. Осознавали, что лучшим ответом МОК будут наши золотые олимпийские медали. И что выступаем, в том числе, за тех людей, которых отстранили. За слезы Елены Исинбаевой. Решение по поводу легкоатлетов и ряда других отстраненных спортсменов войдет в историю как самое неправильное, как удар по репутации олимпийского движения. История говорит о том, что во время Олимпийских игр приостанавливались даже войны. Олимпийское движение призывает к объединению всех наций, всех народов. А тут такое произошло… Это крайне несправедливо.

— Вы же виделись с Исинбаевой после ее прилета в Рио, верно?

— Да. Она поздравила меня. Веселая, улыбается. Этого человека не сломать. Исинбаева так много сделала для спорта. Уверен, что она найдет себя в жизни, будет прославлять и дальше свою фамилию и свою семью, приносить пользу стране. А для нас, команды борцов, она всегда будет трехкратной олимпийской чемпионкой. Нет сомнений, что она и здесь бы завоевала золотую медаль.

— Понятно, что решение принималось чиновниками, политиками в высоких кабинетах. А удивило ли вас, что к этому подключились и некоторые ваши коллеги, спортсмены, такие как Лилли Кинг и Майкл Фелпс?

— Их не красит, когда они высказываются за то, чтобы каких-то спортсменов лишили права участвовать в Играх. Заметьте, я не говорю «чистые спортсмены». Так делить людей неправильно. Есть единицы людей, которые ошиблись, оступились. И, конечно же, все не должны страдать из-за единиц. Мы знаем, что у представителей других стран, допустим Америки, было гораздо больше случаев употребления допинга. Тем не менее решение было принято именно против России. Но нас не сломать. Мы сейчас находимся в Доме болельщика и видим, что, наоборот, те трудности, которые обрушились, объединяют нас. Посмотрите, сколько у нас медалей! А сколько довольных, счастливых болельщиков! Все, что не убивает, делает нас сильнее. И на следующей Олимпиаде медалей у нас будет еще больше, уверен. Ведь Россия славится великими спортсменами.

— Я разговаривал с тренером дзюдоистов Эцио Гамбой, и он рассказал, что для его команды Олимпиада превратилась в сплошной допинг-контроль. Их проверяли за месяц до Игр, на сборе, затем через десять дней на следующем, затем уже в Рио и, наконец, непосредственно в день выступления. Как было у вас?

— Если сейчас меня спросить, то я даже не смогу сосчитать, сколько раз сдавал допинг-пробы. На последний сбор к нам приезжали как минимум три-четыре раза. Причем приезжают специально в 4, 5, 6 утра. Было крайне неудобно. Но мы все сдавали и были уверены, что все будет хорошо.

Умереть на ковре

— Вам, как и другим золотым медалистам, отправил поздравительное послание Президент России. Среди болельщиков уже стало модно после каждого золота выкладывать фото победителя вместе с Путиным.

— Да. Я помню каждую свою встречу с Владимиром Владимировичем. Безмерно уважаю этого человека. Он смотрит, следит, встречается со спортсменами. Огромное ему спасибо от всего борцовского братства за то, что благодаря ему борьба осталась в олимпийской программе. Именно он сказал решающее слово, когда стоял вопрос об исключении. Это неспроста — Владимир Владимирович сам прошел борцовскую школу. Знаю, что 25 августа будет новая встреча с ним. Очень хочется произнести в его адрес слова благодарности от всей команды. Мы, борцы, встречались с ним в конце прошлого года — он сказал, что будет переживать и болеть за нас.

— Поединок с хорватом в полуфинале Игр-2016, когда из-за удушающего приема вы даже потеряли сознание, стал самым тяжелым в вашей карьере?

— Я бы назвал его не самым тяжелым поединком, а самым страшным случаем. Не был готов к тому, что произошло. Со мной никогда в жизни не было такого, чтобы я отключился во время схватки. Слава богу, все закончилось благополучно. В тот день я был готов умереть на ковре, лишь бы выиграть. Такой у меня был настрой. В спорте все может произойти — победа и поражение, главное — отдать себя полностью.

Дмитрий Симонов

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея