Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Владислав Зафесов

Институт Уполномоченных по защите прав предпринимателей для Адыгеи и в целом России — достаточно новое явление, но текущие неурядицы в экономике ставят перед бизнес-омбудсменами все более серьезные задачи. О том, с какими системными проблемами сталкиваются деловые люди в Адыгее, рассказывает Уполномоченный по защите прав предпринимателей в РА Владислав Зафесов.

— Владислав Гучевич, как сказались негативные процессы в экономике на самочувствии предпринимательского сообщества? Поступает ли больше обращений, жалоб?

— Судя по количеству обращений, ситуация лучше, чем я ожидал. За прошедший год в наш адрес поступило 58 — в письменной форме, из которых 24 — жалобы. Кроме того, значительное число субъектов предпринимательской деятельности получило устные консультации по вопросам, касающимся прав и законных интересов, форм и способов их защиты. Всем заявителям даны подробные и взвешенные ответы. В тех случаях, когда требовалось вмешательство контрольных и надзорных органов, Уполномоченный готовил обращения в соответствующие структуры.

Говоря о деловом климате, важно учитывать, что в Адыгее большое внимание уделяется поддержке малого и среднего предпринимательства. Расходы бюджета на эти цели растут из года в год. В 2014 году на это было направлено 449,1 млн. рублей. В 2015 году — 564,2 млн. рублей. В регионе формируется сеть организаций инфраструктуры поддержки малого и среднего предпринимательства в различных отраслях — от сельского хозяйства до туристической сферы. Предусмотрены налоговые льготы, компенсации по кредитам и информационная поддержка предпринимателей. Таким образом, хотя в Адыгее по итогам прошлого года и отмечено снижение количества предпринимателей — примерно на три сотни, — государственная финансовая поддержка, оказанная 533 предпринимателям, помогла создать дополнительно 627 новых рабочих мест.

Также в прошлом году около сотни начинающих деловых людей прошли обучение в рамках программы «Успешный предприниматель». Для успешного ведения бизнеса нужны серьезные знания в сферах права и экономики. Любой бизнес сам по себе — риск. Подобные курсы помогают лучше подготовиться к работе в таких условиях.

Вместе с тем субъективная оценка деловыми людьми условий осуществления предпринимательской деятельности также зависит и от качества взаимодействия муниципальных властей и бизнеса. В силу ограниченности муниципальных кадровых, финансовых и организационных ресурсов система мер, позволяющая органам местного самоуправления выявлять проблемы бизнеса на территории и эффективно влиять на их решение, недостаточна.

И в целом, к сожалению, пока преждевременно говорить о том, что большинство предпринимателей удовлетворены складывающейся ситуацией. Об этом свидетельствует и практика рассмотрения поступающих к нам жалоб. Главным образом поступают жалобы на действия контролирующих и надзорных органов. Обозначенные предпринимателями проблемы по большому счету носят типичный для всей страны характер. Они касаются порядка технологического подключения, налоговой нагрузки. Есть вопросы в земельной сфере, которые поднимают владельцы фермерских хозяйств, значительное число обращений поступает от предпринимателей, задействованных в сфере оказания услуг.

— Расскажите более предметно о том, с какими проблемами сталкиваются предприниматели.

— Повторюсь, уровень поддержки предпринимателей со стороны региона очень высок. Выделенная в прошлом году на эти цели сумма более чем в полмиллиарда рублей — весьма существенна. Тем не менее за большим мы не должны забывать про малое. Сохраняются определенные «болевые точки», из-за которых не все проекты могут быть реализованы, а потенциал бизнеса не раскрывается в полном объеме.

Один из актуальных вопросов — возможность участия малого бизнеса в государственных и муниципальных закупках. Контрактная система закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд предусматривает определенные преференции для малого бизнеса. Среди малых предприятий заказчики должны размещать минимум 15 процентов от всех своих закупок, главное, чтобы цена контракта не превышала 20 млн. рублей. При цене контракта более 20 млн. рублей нельзя объявить закупку только для них, тем не менее малый бизнес может участвовать в торгах. Но при заключении контрактов после завершения торгов победитель должен представить обеспечение их исполнения. Размер обеспечения составляет до 30 процентов от цены контракта. Это должно быть денежное обеспечение или банковская гарантия. Оба вида обеспечения являются труднодоступными для субъектов малого и среднего предпринимательства и тем самым ограничивают их доступ участия в торгах.

Сохраняется нехватка приспособленных для осуществления предпринимательской деятельности нежилых помещений. Решение здесь видится в строительстве бизнес-центров, бизнес-инкубаторов (и республика уверенно движется в этом направлении), а также в дальнейшем увеличении предоставляемых в аренду и в собственность площадей, находящихся на балансе у муниципальных образований.

Рост процентных ставок по кредитам и короткие сроки возврата по займам, предоставляемым коммерческими банками, не дают возможности субъектам предпринимательской деятельности привлекать заемные средства. Большим спросом у малых и средних предпринимателей пользуются программы кредитования, реализуемые микрофинансовыми организациями. Ранее максимальный допустимый размер микрозайма составлял 1 млн. рублей. Этого было недостаточно. Предложения к федеральному законодателю увеличить эту сумму до 3 млн. рублей поступали из многих регионов, включая Адыгею. Эти предложения были встречены положительно, и сумма микрозайма была увеличена до этого размера.

Еще один вопрос, актуальный для небольших торговых заведений: с 2015 года возросла госпошлина за оформление и продление лицензии, разрешающей продажу алкогольных напитков в розницу. Госпошлина теперь составляет 65 тыс. рублей на год (до этого было 40 тыс. рублей). Эту сумму платят и крупные торговые сети, и небольшие магазины. Считаем такой подход некорректным. Необходимо дифференцировать размер пошлины, исходя из масштабов торговой деятельности того или иного предприятия розничной торговли.

В минувшем году выявилась новая проблема, касающаяся необходимости сохранения культурного наследия. На территории Адыгеи находится большое количество курганов, мест древних захоронений, иных археологических объектов. Нередко земли, на которых они расположены, включают в сельскохозяйственный оборот и распахивают. В результате огромные пласты истории, сохранявшиеся столетиями и тысячелетиями, пропадают навсегда. Необходимо искать баланс между потребностями землепользователей и защитой памятников истории.

Есть еще один насущный вопрос. Сейчас проводится активная работа по благоустройству территорий населенных пунктов, в том числе по демонтажу киосков. Владельцев таких торговых точек ставят перед фактом — срок договора аренды земельного участка истек и киоск должен быть убран. В этом есть своя логика — речь идет о демонтаже старых, разношерстных киосков. Спору нет, Майкоп — это южный город с уникальной планировкой и архитектурным обликом, мы обязаны сохранить это наследие, сделать город еще более красивым и удобным. Но есть и обратная сторона медали. Некоторые люди, придя ко мне на прием, не могут сдержать слез. Кто-то работал на одном месте по десять-пятнадцать лет, а это значит, что реализуемые ими товары, предоставляемые услуги были востребованы населением. Полагаю, необходимо продумать механизм поддержки таких предпринимателей. Это может быть, к примеру, выплата компенсации, предоставление в определенных муниципалитетом местах участков для оборудования нового торгового места. В целом это общефедеральная проблема, и имеет смысл изучить то, как эти вопросы решаются в других городах.

Немаловажный вопрос — доминирование крупных торговых сетей. Как только открывается один большой сетевой магазин, во всей округе закрываются небольшие торговые заведения. При этом сохраняются трудности с доступом продукции местных производителей на полки супермаркетов. Крупным сетям необходимы большие объемы. Им проще закупать товар за рубежом или у российских оптовиков и перепродать его, не связываясь с малыми партиями, которые могут предложить наши малые и средние производители. Хотя есть и положительная тенденция — доля продовольствия местных производителей на территории Майкопа и Адыгеи на торговых полках супермаркетов неуклонно растет.

Малых производителей поддерживает возможность реализовать продукцию на рынке. Однако по сей день селяне, официально занимающие торговые места, сталкиваются с недобросовестной конкуренцией со стороны перекупщиков, ведущих несанкционированную торговлю. Выручают ярмарки выходного дня, но они ведь бывают не каждый день.

Есть еще одна проблема общероссийского характера. Она связана с поздними сроками конкурсного отбора Министерством экономического развития России регионов, бюджетам которых предоставляются субсидии для государственной поддержки малого и среднего предпринимательства. Как итог — затягивается предоставление субсидий. А это, вкупе с иными бюрократическими процедурами, не позволяет регионам освоить предоставленные средства федерального бюджета до конца финансового года и ведет к возникновению неиспользованных остатков.

— Владислав Гучевич, в свое время власть поставила вопрос о том, что контролирующие и надзорные органы должны «перестать кошмарить бизнес». Перестали?

— Безусловно, проверок становится меньше. Однако не приходится говорить о том, что ситуация улучшилась кардинально. Сейчас на федеральном уровне обсуждается вопрос сокращения числа контролирующих органов, что, думаю, вполне оправданно. В России действует более 60 контрольно-надзорных органов, функции которых часто дублируются. Приветствую также идею установления «надзорных каникул» по примеру МЧС России, которое объявило об отмене плановых проверок пожарной безопасности предприятий малого и среднего бизнеса до 2018 года.

Хотелось бы призвать контролирующие и надзорные органы перестать проводить проверки предпринимателей «с особым пристрастием». Проверяющие должны быть более доброжелательны. Если впервые выявлены незначительные нарушения, то достаточно предупредить, а не штрафовать. Бывает так, что с первого раза накладывают штрафные санкции в десятки тысяч рублей. В одном из обращений предприниматель сообщил нам о том, что за выявленное на посту весового контроля нарушение — перегруз — был назначен штраф в 400 тыс. рублей, причем, помимо этого, были оштрафованы механик, выпустивший транспортное средство на маршрут, и водитель. При этом до выезда с территории предприятия автомобиль дважды проходил взвешивание — на весах предприятия, которому принадлежал грузовик, и на весах соседнего предприятия — и все было в пределах нормы. А если речь идет о небольших масштабах предпринимательской деятельности, после назначения такого штрафа часто остается всего два варианта — брать кредит на его оплату или сразу закрывать дело. Кроме того, указанные штрафы списываются соответствующими органами незамедлительно либо блокируются банковские счета. А ведь за каждым предпринимателем — поступления в бюджет, налоги, рабочие места.

Также есть устные сигналы, что проверяющие заранее присматривают нарушения для того, чтобы официально их «выявить» во время следующего визита, вместо того чтобы сразу указать на их наличие, содействовать их устранению. Бывает и так, что предприниматели, сталкиваясь с необоснованным давлением со стороны должностных лиц, готовы рассказать о ситуации в личной беседе, но отказываются писать жалобу, опасаясь негативных последствий. Хотя сложности обусловлены не только возможным недобросовестным отношением должностных лиц к своим обязанностям, но и запутанными техническими регламентами, избыточным регулированием в тех вопросах, которые бизнес мог бы решать самостоятельно.

В настоящее время план проверок бизнеса предварительно согласовывается с прокуратурой и находится в открытом доступе. Но есть возможность проводить проверки внепланово, если поступает фиктивная или анонимная жалоба. Есть примеры, когда в контролирующие или надзорные органы поступают анонимки, уровень реакции на которые не всегда представляется нам соизмеримым вменяемому предпринимателю нарушению. Возможно, подобные анонимные жалобы также служат инструментом в нечестной конкурентной борьбе.

При этом в полной мере реализовать право на участие в проверках бизнеса мы не можем. Такое право Уполномоченному по защите прав предпринимателей в Адыгее предоставлено законом, но для этого у нас не хватает специалистов. На данный момент штатная численность аппарата Уполномоченного определена в две единицы, включая меня самого. В условиях нехватки кадров возможность получать квалифицированные экспертные заключения по жалобам и обращениям предпринимателей у нас имеется благодаря привлечению общественных экспертов — членов Адвокатской палаты Адыгеи. На муниципальном уровне рекомендации и консультации заявителям дают 29 общественных помощников.

— Но, если сокращать полномочия контролирующих органов, не останутся ли без защиты потребители?

— Сокращение числа проверок не означает отмену правил и требований к качеству товаров, работ, услуг. Речь идет о том, что, выходя на работу, проверяющие не должны изначально настраиваться на то, чтобы штрафовать за малейшие недостатки. Если же выявляются существенные нарушения прав потребителей — необходима самая серьезная реакция.

Пример в тему. К нам обратился человек, занимающийся торговлей мяса на рынке. Схема такова. Если желаешь продать мясо — получаешь за плату разрешение ветнадзора, затем платишь за торговое место. Если решил переработать это же мясо, например сделать фарш, порезать его на шашлык, — опять отправляйся в ветнадзор. Все это влечет увеличение издержек и в конечном счете ведет к увеличению цены для потребителей.

Разумеется, никто не идеален. Мир бизнеса — деятельности, основанной на личном риске, — строится на своих законах. Но нарушение нарушению рознь. А у нас в одном случае человек, переоборудовавший свой гараж под мойку машин и содержавший благодаря этому семью, был вынужден закрыть дело из-за того, что во время проверки у него не оказалось отдельного контейнера для негодных люминесцентных ламп. Разве такое допустимо?

— Уголовное преследование также может являться одной из форм давления на бизнес.

— Особая тема, о которой говорилось в ходе Послания к Федеральному Собранию Президента России, — уголовное преследование предпринимателей. В стране отмечена тенденция к увеличению количества подобных уголовных дел. При этом из общего их числа — порядка 200 тыс. — до обвинительного приговора были доведены всего 15%. А многие из тех, кто оказался невиновным, потеряли бизнес, лишились возможности продолжать предпринимательскую деятельность.

Здесь также необходима гуманизация уголовного законодательства, замена санкций в виде лишения свободы на штрафы, домашний арест, иные виды наказаний, не связанные с лишением свободы, а также перевод некоторых составов преступлений в разряд административных правонарушений. Предприниматели — это наиболее социально активный слой нашего общества, поэтому лучше дать им возможность возместить причиненный ущерб, понести материальную ответственность и вести дело дальше, чем отправлять за решетку. Наказание в колонии должны отбывать лица, представляющие реальную опасность для общества.

Что касается нашей республики, то в прошлом году в Адыгее в отношении предпринимателей расследовалось пять уголовных дел. По двум мы добились определенных успехов: одно было прекращено, по второму был снят арест на имущество, использовавшееся при осуществлении предпринимательской деятельности.

— Позиция Уполномоченного по защите прав предпринимателей в регионе может быть весьма критичной по отношению к властям и правоохранительным органам. Не сложно ли вам работать?

— Необходимо выразить слова признательности Главе Адыгеи Аслану Тхакушинову и Кабинету Министров республики за поддержку. Очевидно, что руководство региона намерено и дальше работать над улучшением делового климата, поддерживать предпринимательство.

Оперативное и качественное разрешение обращений предпринимателей было бы невозможно без тесного взаимодействия с органами государственной власти и местного самоуправления, общественными организациями, бизнес-сообществом и другими заинтересованными структурами. Мы тесно сотрудничаем с прокуратурой, региональным управлением СКР, Роспотребнадзором по РА, иными органами.

Продуктивное взаимодействие выстроено с отделом предпринимательства Министерства экономики РА. Важную роль играет Общественный экспертный Совет при Уполномоченном, который включает два десятка человек — представителей бизнес-сообщества, практикующих юристов, экономистов, ученых, представителей вузов. Как сказано выше, осуществляется привлечение на общественных началах юристов в целях оказания безвозмездной экспертной правовой помощи (pro bono). Для этого у нас заключено соглашение о взаимодействии с Адвокатской палатой РА. 

— Владислав Гучевич, с недавнего времени помимо должности бизнес-омбудсмена вы — председатель регионального отделения «Партии роста»...

— «Партия роста» прежде именовалась «Правое дело». Программа партии — «Экономика роста», составленная и предложенная Столыпинским клубом, членом которого является федеральный бизнес-омбудсмен Борис Титов. В основе лежат идеи денежной эмиссии, снижения ключевой ставки Центробанка, поддержки курса рубля, выдачи производственным компаниям долгосрочных кредитов под 4-5% годовых, создание единого антикризисного центра управления экономикой с прямым подчинением Президенту, иные идеи. Стране нужна экономика не старых сырьевых и финансовых компаний, а активная, несырьевая, живая экономика миллионов людей. Она должна базироваться на справедливой социальной системе. Среди ключевых задач — создание эффективной системы судебной защиты прав собственности, демонополизация, минимизация административных регламентов, бюджетный федерализм.

В завершение наш собеседник отметил, что 2016 год не будет легким для бизнеса из-за кризиса, который затронул все сферы экономики. Предпринимателям как никогда нужна помощь и поддержка со стороны государства. «Полагаю, только совместными усилиями законодательных и исполнительных органов власти, правоохранительных структур, общественных организаций и бизнес-сообщества можно решить сложную, но выполнимую задачу, поставленную Президентом, по развитию предпринимательства в России и импортозамещению продукции сельского хозяйства и промышленности в целом», — убежден Владислав Зафесов.

Дмитрий Кизянов

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook




Закон Республики Адыгея