Общество

Александр Шуклин

Накануне 23 февраля мы побывали в гостях у фронтовика, человека удивительной судьбы, истинного патриота Родины Александра Шуклина.

Фронтовику 95 лет, но, несмотря на столь солидный возраст, он обладает прекрасной памятью, помнит по датам все военные события, сражения.

— Да разве такое забудешь, — вздыхает ветеран. — И хотел бы, да не получается… Столько лет прошло, но по сей день снится мне война, бои, в которых участвовал, фронтовые друзья, навечно оставшиеся на поле боя.

Офицеры и солдаты 23-го дважды Краснознаменного пограничного полка НКВД.

Именно в этот день гитлеровцы были изгнаны из последних населенных пунктов Адыгеи — аулов Афипсип и Псейтук.

Бои за освобождение нынешней территории РА начались после того, как в Сталинграде была окружена крупнейшая — до 330 тыс. солдат и офицеров — немецкая группировка и судьба ее была предрешена.

Длинными дорогами войны шел Рашид Напцок к своему родному аулу Лакшукай. Ему пришлось биться с заклятым врагом во время обороны Севастополя. Там он был ранен, вывезен на Большую землю. После госпиталя, летом 1942 года, он оказался в строю защитников Кавказского перевала. А в начале 1943 года часть, в которой воевал Рашид, участвовала в изгнании немцев с Северного Кавказа. В боевых рядах он и подошел к своему родному аулу.

Гитлеровцы превратили аул в сильно укрепленный район, опоясали его траншеями. В домах, из которых выгнали жителей, устроили ДОТы с круговым сектором обстрела.

Из воспоминаний жительницы поселка Прикубанского Н.Мартыненко

Летом 1942 года, когда над Адыгеей и Кубанью нависла угроза оккупации, партийные органы мобилизовали население на строительство противотанковых рвов. Участвовали в этом деле все трудоспособные жители, в том числе и я. Однако немцы обошли эти укрепления и вошли в наш поселок с другой стороны.

В 1942 году началось изгнание немцев из Подмосковья. Советское командование убедилось воочию, какие зверства творили немецко-фашистские захватчики на оккупированных советских территориях. Молчать об этом было нельзя, и 27 марта была распространена в советской печати и в зарубежных странах нота народного комиссара иностранных дел СССР Вячеслава Молотова «О чудовищных злодеяниях, зверствах и насилии немецко-фашистских захватчиков в оккупированных советских районах и об ответственности германских правительственных властей за эти преступления». Эту ноту опубликовала и наша газета (тогда «Адыгейская правда»).

В редакционном архиве сохранились воспоминания В.Данилова, работавшего последние военные годы литературным сотрудником, заведующим отделом промышленности в «Адыгейской правде», о том, как он приехал в феврале 1943 года в послеоккупационный Майкоп, куда его направили из республиканской газеты Казахстана для укрепления журналистского корпуса Адыгейской автономной области. Из довольно объемных воспоминаний мы отобрали ту часть, где рассказывается о подготовке и выпуске первого послеоккупационного номера «Адыгейской правды».

Почта в Майкопе появилась с самого его основания. Когда город был крепостью, почта была военной, переписка подвергалась военной цензуре. Затем Майкоп стал станицей, а потом и городом, появилась гражданская почта. Здание, где она находилась, сохранилось до сих пор, находится на улице Первомайской между улицами Победы и Майкопской. Построено оно было в1863 году.

Первым майкопским почтмейстером был Андрей Фесенко, имевший титул надворного советника. За время его работы почтмейстером сменилось три градоначальника (избирались городской думой на четыре года), и каждый считал за честь пригласить в гости почтмейстера. Кстати, в телефонном справочнике города я нашел несколько майкопчан с фамилией Фесенко, не исключено, что кто-нибудь из них является потомком первого майкопского почтмейстера.

В соответствии с постановлением ВЦИК СССР от 19 апреля 1936 года административным центром Адыгейской автономной области должен был стать Майкоп, который до этого считался уездным городом.

История не сохранила сведений о том, как переезжали партийные и советские органы автономной области в Майкоп. Но точно то, что специального эшелона, как было при переезде советского правительства из Петрограда в Москву, не было, и каждое ведомство переезжало на новое место в соответствии со своими возможностями.



Мы в Facebook




Закон Республики Адыгея