Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Темир Хурум (крайний справа) —  один из сильнейших футбольных арбитров в 60-е годы.Земля Адыгеи всегда давала нашей стране много людей героических, мудрых, добрых и трудолюбивых. Много боевых и трудовых свершений было на счету представителей всех наций, населяющих нашу прекрасную землю. Мы храним память о тех, кого за их дела и у нас, и далеко за пределами республики уважают, чтут и поминают добрым словом.

Сегодня хотелось бы вспомнить одну из самых известных спортивных фамилий и династий Адыгеи и Кубани — семью ХУРУМ. Славные представители этого рода — отец Темир и сын Михаил (Махмуд) много сделали для кубанского и адыгского футбола.

Про таких людей говорят, что они воплощают в себе эпоху, что они являют собой все то лучшее, что есть в той или иной сфере человеческого бытия. На Кубани даже шутили, что по-адыгски «Хурум» значит «судья»! Это была высшая похвала, ибо Темир Хурум был арбитром от Бога. 

Михаил Хурум награждает победителей юношеского турнира.
Михаил Хурум награждает победителей юношеского турнира.

Темир Магометович Хурум прожил большую, интересную и насыщенную жизнь. Детство было тяжелым, полуголодным, но спортивным! Да, именно в спорте молодежь 30-х годов находила отдушину и возможность совершенствоваться. Братья Хурумы (Рамазан и Темир) были известными и разносторонними спортсменами. Они занимались легкой атлетикой, футболом, волейболом, баскетболом… Играли в краснодарском «Медике», ставшем в 1939 году сильнейшим и в крае, и в стране (чемпионы ДСО «Медик» по СССР). Темир был вратарем, основным голкипером команды (при росте 186 см он был востребован и в волейболе, и в баскетболе). Играл виртуозно, но не позировал. Главное было — отстоять свои ворота. Себя не жалел, был бесстрашен в игре. 

Спорт стал частью жизни братьев. Но проблемы того времени, о которых мы знаем только по истории, коснулись и этой семьи. Репрессии. Было время, когда приходилось даже скрываться. Спасали друзья по спорту — тот же Иван Тихонович Санжаров (он впоследствии возглавлял краевой спорт). Они и смогли отстоять молодого Темира. 

Мирная жизнь рухнула 22 июня 1941 года, когда началась война. Был фронт, страшные испытания, ранения, но он выжил и вернулся в родной город. Спортивная закалка не раз спасала ему жизнь и помогала в мирное время. Темир Магометович не только играл, но и стал судить футбольные матчи. Работал Хурум тогда на железнодорожной станции, играл за команду «Локомотив» — одну из лучших в городе. Еще в 1953 году возглавил краевую судейскую коллегию. Непростое это было дело. Едва ли не в каждом матче были протесты и апелляции. Вот тут-то и проявился его характер, его не только спортивная, но и житейская мудрость. Он ведь и сам судил, а значит, все видел и знал лично. Он умел устранить конфликт, заставить жить по законам и играть по правилам. Как арбитр Темир Хурум продолжал расти. В 1956-м получил республиканскую категорию, а уже в начале 1963 года, наряду со своим другом и коллегой Виталием Орихом, и всесоюзную. Кстати, именно они и стали первыми кубанскими судьями, добившимися такой чести. Высшую лигу он судил вначале как помощник главного арбитра, а затем уже как главный арбитр, но недолго: пригласили на общественную работу — возглавить краевую федерацию футбола, а затем и начальником в команду мастеров. И ведь пригласили работать в «Кубань» — не куда-нибудь! Был начальником команд «Кубань» (причем дважды работал в этой должности), «Дружба» (Майкоп), вновь возглавлял краевую федерацию футбола… Футболисты тех лет вспоминают, как Темир Магометович переживал за дела своих команд, как решал насущные вопросы, как всегда был в гуще событий, был другом и наставником.

Игрок, судья, руководитель… В преклонном возрасте Темир Магометович продолжал оставаться оптимистом по жизни, быть может, строгим с виду, но добрым и радушным человеком. Таким он и останется в нашей памяти — человек, которого уважали и любили за искренность, честность и профессионализм. Человек-эпоха, человек-глыба, человек, олицетворявший собой кубанский и адыгейский футбол на протяжении почти всего ХХ века!

Традиции семьи поддержал сын Темира Магометовича — Михаил (Махмуд) Темирович Хурум. Он родился в Краснодаре в трудное, голодное время — в 1949 году. Спортивные гены дали свои плоды еще в детстве. Миша рос шустрым, спортивным ребенком. В школе он — непременный участник всех спортивных соревнований, азартный парнишка, который всегда стремился к победе. Окончив Кубанский государственный университет, стал работать в обычной школе, учил детишек азам спортивной подготовки. Затем была работа в районном, а позже городском спорткомитете, где он курировал футбол. Кроме того, продолжил карьеру отца — стал судить футбольные матчи разных уровней. 

Судейство во все времена было делом настоящих профессионалов. В работе Михаил был принципиальным и твердым в своих решениях. Он с пониманием относился к различным моментам спортивной жизни, умел находить правильные решения, всегда стремился сохранять дух и принципы спортивного соперничества. Он не был добреньким, но был справедливым. Вероятно, эти черты характера передались ему от отца. Когда в конце 80-х Михаил Темирович перешел на работу в краевую федерацию футбола, стало ясно, что сложился прекрасный коллектив единомышленников, любящих футбол, стремящихся способствовать его развитию, сохраняющих наработки предшественников и все, чем был славен кубанский футбол до этого времени. Чемпионат и первенство края, развитие массового футбола — все это и его рук дело. В том, что любительский футбол края и Адыгеи мужал и крепчал в труднейшее для страны время, есть и заслуга младшего Хурума. Директор по проведению чемпионата и первенства — так называлась его новая должность. Множество вопросов легло на его плечи. 

Он достойно несет по жизни фамилию Хурум, его знают и уважают, как в свое время и Темира Магометовича. Принципы, заложенные в семье настоящего горца, — честь мужчины, достоинство рода, любовь к делу своей жизни, поддержка ближнего, уважение к старшим — стали его жизненными принципами, если хотите, визитной карточкой. 

Много славных дел во благо отечественного футбола сделал Михаил Темирович в годы работы в краевой федерации, и эти дела — лучшая оценка его труда. 

О работе и человеческих качествах Михаила Темировича вспоминают его друзья и соратники, игроки, арбитры, спортивные функционеры, те, кто рос и трудился вместе с ним.

Виталий Доломанов: «Я благодарен Михаилу Темировичу за то, что он научил меня многому в футболе, в судействе, в организации работы. Он настолько четко планировал и рассчитывал все до мелочей, что на всех мероприятиях просто никогда не бывало никаких проколов или сложностей. Вообще, семья Хурум стала для Краснодарского края и Адыгеи знаковой. Хурумы в кубанском футболе с 1938 года, и всегда на виду, а это значит очень многое!»

Ким Джарим: «Для меня семья Хурум — родная. Темир Магометович был для всех нас, начинающих игроков и судей, как учитель и отец. К нему мы шли за помощью и советом. Михаил Темирович продолжил футбольное образование семьи и стал нашим наставником. В том, что в крае и в Адыгее судейская школа поднялась на высокий, всесоюзный уровень, есть, несомненно, их большая заслуга. Меня всегда поражали знания Михаила Темировича в области судейства, истории футбола. Он был и остается эталоном служения футбольному делу».

Юрий Дьяков: «Порядочность, профессионализм, коммуникабельность — вот основные черты в работе Михаила Хурума. Мы жили рядом. Помню, как Темир Магометович привез настоящий фирменный мяч (мечта всех мальчишек 50—60 гг.) и мы гоняли его прямо на улице возле наших домов целыми днями. А потом, как ценнейшую вещь, вымывали его, чтобы назавтра вновь играть в футбол. Хурумы были спортивной семьей. Михаил начинал свою работу простым учителем в школе, но надо было видеть, как он относился к своей работе, к детям. Уже будучи руководителем районного спорта, он так же трепетно относился к своей работе. Все это сказалось и на развитии всей системы кубанского футбола».

Вячеслав Панеш: «Хурум-младший стал для меня учителем. После окончания игровой карьеры он предложил мне идти в судейство, и я счастлив, что благодаря этому продлил свою жизнь в футболе. Михаил сам был настоящим профессионалом в судействе. Конечно, его отец Темир Магометович многое передал своему сыну, но так знать предмет — это было что-то! Когда он уже работал инспектором, то его везде встречали очень радушно. Я не припомню, чтобы где- либо при его работе возник конфликт или случился грубый матч. Он настолько грамотно руководил игрой, настолько тонко чувствовал ее... Игроки понимали, что на поле царит порядок, и старались показать спортивное мастерство, а не актерское. Как руководитель на посту директора по проведению соревнований Михаил Темирович вообще незаменим. Организаторский талант ему был дан свыше. Особенно он любил проводить детские турниры, любил дух настоящего соперничества и борьбы».

Юрий Суровец: «Хурумы — семья известная, знаковая. Эта фамилия в кубанском спорте всегда была на первых ролях. Темир Магометович смог привить Михаилу многие прекрасные черты. Я много лет знаком с Мишей и работал с ним вместе, так что мы не один пуд соли вместе съели. Когда он в начале сложнейших 90-х возглавлял Ленинский спорткомитет Краснодара, то в этом районе города спорт поднялся на новый уровень. А возрождение детского футбола, «Кожаного мяча» и в городе, и в крае, и в Адыгее — это практически его личная заслуга! Причем это было такое время, когда никто о детях не думал. А он понимал, что мальчишек нужно убирать с улиц, что им нужно давать шанс через спорт стать сильными, здоровыми».

Игорь Гайдашев, спортивный журналист и писатель — специально для «СА»

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея