Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Главный тренер сборной России по футболу Фабио Капелло последнее время часто фигурирует в новостях по неигровым поводам. Однако о футболе он говорит с большим удовольствием, чем о проблемах со своей зарплатой, которую не выплачивают вот уже более полугода.

В интервью ТАСС Капелло доказывал, что у России сейчас хорошая команда, а то, что в семи официальных матчах 2014 года она одержала всего одну победу, — стечение обстоятельств. Кроме того, тренер рассказал о своем отношении к натурализации как одной из возможностей омолодить команду, к лимиту на легионеров и о том, что в фирменном стиле игры российской команды никогда не будет длинных передач.

— Вам выплатили зарплату за шесть предыдущих месяцев?

— Проблема действительно существует: в последние шесть месяцев я не получал зарплату по контракту. Подчеркну, что, когда я выбирал предложение Российского футбольного союза, в первую очередь это было сделано не по финансовой причине. На тот момент у меня были более интересные с финансовой точки зрения предложения, но работа в сборной России показалась мне самым интересным проектом. Я выбрал работу в России, поскольку мне действительно понравились идеи. Самое неприятное в данной ситуации — необходимость объяснять журналистам, тренерам, друзьям в Европе причины невыполнения передо мной контрактных обязательств. Мне очень неприятно и неудобно отвечать на эти вопросы. Ведь речь идет об имидже страны, которая в 2018 году примет чемпионат мира по футболу. Поверьте, именно это более всего задевает меня в данной ситуации, а отнюдь не финансовые неудобства.

— По-вашему, корректно ли требовать результат с тренера, перед которым не выполняют контрактные обязательства в течение шести месяцев?

— О том, что будут проблемы с моей зарплатой, было известно еще до чемпионата мира в Бразилии. Это может быть ответом?

— Хотелось бы услышать что-то более конкретное.

— Тот факт, что мы поехали на чемпионат мира спустя 12 лет, — уже результат. На сегодняшний день не состоялось даже половины матчей квалификации чемпионата Европы 2016 года. То есть о каком-либо результате говорить в принципе рано. Что касается долгов, то любой контракт должен соблюдаться, поэтому он, собственно, и заключается. В том числе для того, чтобы одна из сторон могла его разорвать в случае несоблюдения. Но я не знаю ни одной похожей истории, чтобы тренеру не платили зарплату шесть месяцев.

— В связи с политической ситуацией в мире не изменилось ли к вам отношение со стороны коллег из Италии и других европейских стран?

— Я ничего такого не чувствую. Спорт вне политики. Как я уже говорил, коллеги спрашивают не про политическую ситуацию, а про невыплату моей зарплаты. Я чувствую себя частью футбольной России и должен защищать этот проект. Но у меня нет аргументов, чтобы объяснить, как могут возникать подобные ситуации.

— В сборной России собраны довольно возрастные игроки: Василий Березуцкий, Сергей Игнашевич, Александр Кержаков, Роман Широков. К 2018 году им всем будет под 40 лет. Это является проблемой для вас?

— Надеюсь, к тому времени появятся более молодые игроки. Сейчас мы сконцентрированы на подготовке к Евро-2016. Я хотел организовать сбор в декабре в Сочи, чтобы именно там поработать с молодыми футболистами, однако некоторые клубы не согласились отпускать своих игроков, и в итоге эта идея не была реализована. Для меня это была бы хорошая возможность лучше узнать их возможности, поскольку в клубах они, как правило, не имеют достаточно игровой практики. Что касается игроков, которых вы назвали, да, они не молоды, но по-прежнему достаточно хороши для решения сегодняшних задач.

— Как вы относитесь к натурализации игроков? Это могло бы быть одним из подходов к решению проблемы...

— Натурализация — это одна из возможностей. Для натурализации должна существовать причина, и рассматриваемый футболист должен быть действительно сильнее имеющихся в наличии игроков.

— Министр спорта Виталий Мутко считает, что таким футболистом мог бы быть бразильский нападающий «Краснодара» Ари. Да он и сам не против.

— Да-да, я знаю имена игроков российских клубов. Знаю. Но мне нужны очень, очень хорошие футболисты. Натурализация должна происходить не только потому, что просто есть такая возможность.

— Ари достаточно хороший футболист, чтобы быть натурализованным?

— Да, он достаточно хороший. Но для конкретного разговора сначала нужно поговорить с игроком, с федерацией, это все не так просто. Мы знаем игроков, которые хотят стать россиянами. Но это не публичный вопрос, поэтому вам кажется, что никакой работы в данном направлении не ведется. Это не так.

— Что вы думаете о создании тренерского совета в РФС?

— Это хороший, нужный проект. Два-три раза в год я буду встречаться с главными тренерами клубов премьер-лиги, это может быть полезно. Встречаться чаще смысла нет — изменения в футболе не происходят каждый день. На этих встречах я бы хотел обсуждать с коллегами последние тенденции в Лиге чемпионов, чемпионате России.

— Как вы смотрите на лимит на легионеров по схеме «10 иностранцев+15 россиян» на весь сезон, который может быть принят уже в декабре?

— Я уважаю решение клубов и ничего не могу с этим сделать. Посмотрим, что будет после принятия решения.

— Вашим мнением, как главного тренера сборной России, интересовались? Все-таки вы будете отвечать за результат на чемпионате мира.

— Я говорил президентам клубов, что меня устроит схема «6 легионеров+5 россиян» на поле. Но они решили по-другому. Что ж, так — значит так.

— Но при новом лимите может сложиться ситуация, что на поле будут десять легионеров и один россиянин. Это проблема?

— Какая разница?! Это дело клубов! Я ничего не могу с этим сделать. Это бизнес.

— То есть вас не задевает, что вы не можете повлиять на ситуацию и что к вашей позиции не прислушались?

— Нет. Интересы национальной сборной и интересы клубов — разные вещи.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея