Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Когда Валерию, сыну известного в Орджоникидзе борца, а в обыденной жизни — строителя Георгия Газзаева, исполнился год, родители по обычаю разложили перед ним различные игрушки и предметы быта — ножницы, ручку, тетрадь, кусок хлеба, пирог, еще много всякой всячины и... маленький мячик. У осетин существует поверье: каким предметом ребенок особенно заинтересуется, с ним и будет связана его взрослая жизнь. И хотя мячик лежал в самом углу комнаты, мальчик прополз мимо всего остального и, взяв его в руки, стал рассматривать.

Детский тренер Муса Данилович Цаликов взял Газзаева из дворовой команды в группу подготовки орджоникидзевского «Спартака» исключительно по просьбе родственников. «Ему было 12 лет — возраст, в котором мои ребята уже кое-что умели, — рассказывал первый наставник Газзаева. — Взял его, полагая, что он быстро убедится, насколько слабее всех, и перестанет ходить на тренировки. Представить себе не мог, какой волевой заряд скрыт в душе этого мальчишки. В той группе было немало талантливых ребят, но единственный, кто стал настоящей звездой, — Валерий Газзаев!»

Он с детства был настоящим воином, патологически не переносил поражений. Георгий Хуадонов, самый одаренный из той группы Цаликова, рассказывал: «Я уже в то время поражался, что на поле для него не существовало друзей. Если кто-то из нас недорабатывал, играл спустя рукава, он коршуном набрасывался на лентяя, ругал на чем свет стоит. Если мы проигрывали, в раздевалке он горько и безутешно плакал, успевая при этом кричать, что все это из-за нас, что один не так сыграл в том-то эпизоде, другой — в следующем... Удивительно, как он запоминал все перипетии матча. Ребята старались утешить Валеру: «Даем тебе слово, что на следующий матч все как один соберемся и обязательно выиграем!» На что он сквозь слезы и всхлипывания отвечал: «Как же вы не понимаете — это будет совсем другой матч, а сегодняшний мы уже никогда не выиграем».

Спустя 40 с лишним лет, в октябре 2002 года, когда возглавляемый Газзаевым ЦСКА лишь в добавленное время уступил ничью в ответном матче и выход в следующий этап Кубка УЕФА итальянской «Парме», он, ворвавшись в раздевалку, в пух и прах разнес своих подопечных. Верный друг и помощник Николай Латыш чуть ли не силой вывел его в коридор: «Валера, за что ты их так? Ну не повезло, считанных минут не хватило, чтобы удержать счет. Вспомни — немцы, «Бавария», на последних минутах, секундах отдали практически выигранный матч «Манчестеру», и не где-нибудь, а в финале Лиги чемпионов». То, что Латыш услышал в ответ, поразило даже его: «Запомни, Коля, раз и навсегда: мы не немцы, мы — русские, и уронить честь наших отцов не имеем права!»

Осенью 1978 года наставник московского «Динамо» Александр Севидов, собиравший под свое начало чемпионский состав, пригласил к себе и Газзаева. «Из всех тренеров, с которыми Газзаева сводила судьба, лишь Александр Севидов знал ему истинную цену, нашел способ его максимального самовыражения в футболе, поставив его бесподобное умение обострить ситуацию, его дриблинг и финты на службу команде, — считал видный спортивный журналист Аркадий Галинский. — Только у Севидова солист, «вольный стрелок» Газзаев стал еще и командным игроком».

К сожалению, сотрудничество двух ярких личностей оказалось недолгим. «Был навет, и был донос» — и Севидов был изгнан из «Динамо». На партсобрании, где обсуждалось так называемое «дело Севидова», никто из динамовских знаменитостей той поры — игроков сборной не осмелился вступиться за тренера. И только новичок Газзаев встал и заявил: «Если вы уберете Севидова из команды, я уйду!» Многих дней и усилий понадобилось тогда динамовскому руководству, чтобы уломать строптивца. А складывавшийся весной 1979 года блестящий динамовский ансамбль, оставшись без руля и без ветрил, сбился с курса и не оправдал возлагавшихся на него чемпионских надежд.

Последствия той трагедии сказываются на судьбе клуба до сих пор, а Газзаеву пришлось пережить едва ли не самые черные динамовские дни и годы. Идя в команду, по его словам, чтобы уже осенью полоскать золотые медали в шампанском, он так и не увидел их манящего блеска. Но, выступая за «Динамо» в далеко не лучшие времена для клуба, Газзаев никогда не позволял себе несобранности, легкомысленного отношения даже к рядовому матчу. Он мог сыграть лучше или хуже, но спустя рукава — никогда, бился на поле с полной отдачей, не щадя себя, хотя довольствование команды малым в те годы вызывало в нем невыразимую душевную боль.

Как тренеру начинать ему довелось в родном Орджоникидзе практически с нуля. Но уже через два года орджоникидзевский «Спартак» превратился из аутсайдера в лидера первой лиги и завоевал путевку в высшую. По окончании сезона Газзаев получил приглашение возглавить московское «Динамо». На следующий год Газзаев вновь становится у руля владикавказского «Спартака», и в 1995 году Северная Осетия ликует: владикавказцы, первыми нарушив монополию московского «Спартака», завоевывают чемпионское золото!

С годами Газзаеву становится все теснее в рамках провинциального клуба, возможности которого ограниченны. Ему нужен новый простор, работа с футболистами самой высокой квалификации. Он возвращается в московское «Динамо», но и там себя не находит. И лишь возглавив в конце 2001 года ЦСКА, получает возможность претворить в жизнь свои самые смелые планы.

В сезоне 2004/2005 года ЦСКА под руководством В.Г.Газзаева впервые в истории отечественного футбола завоевал Кубок УЕФА.

Ибрагим Чич

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook




Закон Республики Адыгея