Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото из открытых источников

Произошедшая на днях трагедия в одной из пермских школ потрясла общественность. По версии следственного управления Следственного комитета РФ по Пермскому краю, между школьниками произошла драка с применением ножей, которую пытались предотвратить находящиеся там же педагоги и ученики. В результате пострадали 15 человек. Родители снова стали переживать — можно ли считать, что их чада в безопасности, когда они находятся в школе? А ведь это значительная часть времени! «СА» решила проверить, как действует охрана безопасности детей в образовательных организациях столицы региона.

По закону и по факту

На сегодняшний день российское законодательство предусматривает 3 вида охраны общеобразовательных учреждений: силами штатных школьных сторожей, привлечение на договорной основе вневедомственной охраны (ОВО) и заключение возмездного договора с частным охранным предприятием (ЧОП). В соответствии с законом руководитель образовательной организации должен обеспечить безопасность учащихся, а каким конкретно способом — на его усмотрение.

По данным Министерства образования и науки республики, из 148 школ региона в этом учебном году только две взяты под охрану частными охранными предприятиями (ЧОП) на договорной основе. Это Адыгейская республиканская школа-интернат для детей с нарушениями слуха и зрения в Майкопе и Адыгейская республиканская школа-интернат для детей с ограниченными возможностями здоровья в ауле Хакуринохабль Шовгеновского района.

Остальные средние общеобразовательные организации охраняются сторожами, не имеющими лицензий. Такой вид обеспечения безопасности детей специалисты считают самым малоэффективным. Однако вахтеры обходятся учебным заведениям дешевле, чем обслуживание ЧОПами. Средства на охрану выделяют муниципалитеты.

— По нашим подсчетам, оплата круглосуточной профессиональной охраны во всех школах и детских садах Майкопа обходилась бы муниципалитету в 17 миллионов рублей ежегодно, — прокомментировала главный специалист комитета по образованию Майкопа Лидия Пышненко.

А потому на практике школы обходятся вахтерами в дневное время и сторожами ночью. Как пояснили в комитете, в обязанности вахтера входит следить за порядком в школе, контролировать всех входящих в школу посторонних людей, выяснять цель визита, в случае необходимости попросить предъявить паспорт.

— Большинство школ и детских садов устанавливают пропускной режим, регламентируемый соответствующим локальным актом — приказом. На общешкольных собраниях родителей знакомят с данным приказом, он размещается на стенде при входе в школу и на сайте общеобразовательной организации, — говорит Лидия Пышненко.

Также школы оснащены камерами видеонаблюдения по периметру и на входе, с которых данные поступают на мониторы вахтера и директора школы. В случае чрезвычайной ситуации вахтер воспользуется тревожной кнопкой. По данным Министерства образования республики, в Адыгее тревожными кнопками либо кнопками автодозвона обеспечены все школы, на обслуживание которых каждое образовательное учреждение заключает индивидуальный договор с тем или иным охранным предприятием.

Все эти меры необходимы для антитеррористической безопасности, но нельзя исключать случая, когда в школу может зайти посторонний человек не всегда с добрыми намерениями. Благо в Адыгее чрезвычайных ситуаций в школах с нападениями не было. Но бдительность никогда не бывает излишней.

По словам директора СОШ №13 Натальи Ткаченко, несколько лет назад пришлось воспользоваться тревожной кнопкой. Во дворе школы находились посторонние мужчины, которые показались учителям подозрительными. По тревоге был вызван отряд вневедомственной охраны, который разобрался с ситуацией. А буквально недавно у ограждения одного из майкопских детских садов воспитатели обнаружили оставленный кем-то рюкзак. Действуя по инструкции, педагоги вызвали сотрудников полиции. Рюкзак проверили, в нем оказались забытые кем-то игрушки.

— Существует приказ комитета по образованию, согласно которому действие кнопок тревожной сигнализации регулярно проверяется с соответствующей фиксацией в журнале учета. Перед началом учебного года все общеобразовательные учреждения проверяет специальная межведомственная комиссия, в которую входят представители Росгвардии, ФСБ, МЧС. Они ревизуют антитеррористическую защищенность школ: действие тревожных кнопок, работу видео­камер, противопожарную сигнализацию. Помимо этого есть плановые проверки в течение года. Накануне массовых мероприятий, к примеру — новогодних праздников, они учащаются, — говорит Лидия Пышненко.

Как на самом деле?

Итак, вахтеры сегодня есть во всех школах, но так ли надежна их помощь?

— Несколько лет назад в школу, куда ходила моя восьмилетняя дочь, беспрепятственно вошел посторонний мужчина. Он проник в туалет для девочек и сильно испугал учениц. Начальная школа находится в отдельном здании, и охраны там не было. После инцидента мы разговаривали с руководством школы, чтобы заключить договор с профессиональным ОМОНом на охрану детей, но этого так и не было сделано. В итоге я просто перевела дочь в другую школу — безопасность ребенка важнее всего, — рассказывает мама ученицы одной из майкопских школ.

Правда, и в школе, в которую заботливая мама перевела свою дочь, профессиональных омоновцев на входе тоже нет. Здесь, как и в других школах города, у входа сидит вахтер, но пропускной режим более строгий. Просто так даже родителей на порог не пустят.

По долгу службы мне, как обозревателю, освещающему тему образования, приходится бывать в различных обще­образовательных организациях республики. Направляясь в ту или иную школу, уже по опыту знаю, куда можно пройти беспрепятственно, а куда не пустит бдительный вахтер.

В процессе подготовки этого материала я зашла в одну из школ республиканской столицы. Судя по всему, был разгар перемены: в большом холле толпились школьники и пришедшие за ними родители. Ребята переобувались и надевали теплые вещи перед выходом на улицу. Я огляделась в поисках специального поста для наблюдения за входом в учебное заведение. Увидела стол и стул — там никого не было. Тогда я направилась к лестнице. Навстречу спускался вахтер, которого можно было узнать по камуфляжной форме. Наверное, сейчас он остановит и спросит, к кому я пришла. Но нет, мужчина прошел мимо. Скорее всего, принял меня за маму одного из учеников. В любом случае я беспрепятственно поднялась на второй этаж.

В другой школе ситуация была противоположная. Вместе с родителями я подошла к зданию школы к началу уроков. Напротив входа — стол вахтера. Женщина в возрасте строго выпроваживала мам:

— Вы кто? Куда идете? Нельзя! Вход в школу только ученикам.

— А мне нужно с учителем поговорить, — настаивала одна родительница.

— Звоните ей по телефону, — ответила вахтер.

Свои обязанности вахтер выполнила — посторонних не пустила. Но что если причиной трагедии становятся свои же ученики? По одной из версий Следственного комитета РФ по Пермскому краю, зачинщиками кровавой драки стали школьники. Один был действующим учеником, второй ранее был отчислен, но на входе соврал женщине-охраннику, что все еще учится здесь. В итоге его записали в журнале посещений и пропустили. Уже в коридоре подростки схватились за ножи. Даже при наличии всех мер безопасности можно ли быть уверенным в безопасности детей?

Немного психологии

— ЧОП не есть гарантия безопасности детей в школе. Это такие же охранники, как вахтеры, только в форме. И у них тоже нет оружия, поскольку оно запрещено в школе. Не столь важно, кто осуществляет пропускной режим. СОШ №13, как и любая другая, оснащена тревожными кнопками. Мы засекали: через 1,5-2 минуты после звонка приезжает охрана. На мой взгляд, проблема совсем в другом. Сегодня с внедрением инклюзивного образования мы не знаем, какие дети приходят к нам учиться. Если ребенок с ограниченными возможностями здоровья имеет психические отклонения, в школе его обязательно должен сопровождать тьютор. Но сегодняшнее финансовое обеспечение школ не позволяет оплачивать эту единицу. Кроме того, в соответствии с законом «Об образовании» родители имеют право не предоставлять в школу медицинскую карту своего ребенка. Поэтому даже дети с серьезными психическими заболеваниями могут учиться в школе, и учителя могут просто не знать об этом. И когда точно вспыхнет приступ агрессии у такого ученика, никто не знает, — говорит директор майкопской средней школы №13 Наталья Ткаченко.

И такие ученики в СОШ №13 были. Несколько лет назад в школу поступил мальчик из другого города. Долгое время учителя не могли понять, откуда возникают приступы внезапной агрессии, почему он швыряет стулья и бросается на детей. Ребенок был неуправляем. Позже мама ученика призналась, что у сына серьезное психическое заболевание.

— Школа сегодня не застрахована от подобных случаев, потому что мы обязаны принимать всех детей, не имея данных об их заболеваниях и особенностях. Думаю, инцидент в пермской школе был как раз такого рода. По данным некоторых интернет-СМИ, один из зачинщиков драки ранее состоял на учете в психоневрологическом диспансере. Так что корень проблемы здесь вовсе не в охране. Агрессия у ребенка может проявиться и в ходе учебного процесса, — уверена Наталья Ткаченко.

Кто и как должен справиться с такой агрессией?

— Агрессия живет в каждом из нас. Только взрослые могут с ней справляться, а дети не всегда, они более импульсивны. Развитию агрессии способствует и культура современных фильмов. Герои, даже положительные, отстаивая свою правду, не церемонятся в выборе средств, стреляют направо и налево. А в итоге получают и славу, и любовь, и деньги. И если ребенок чего-то недополучает в жизни, он моделирует поведение главного героя фильма, только цель выбирает другую. Но понятие о правоте относительное. А подросток уверен, что правда на его стороне, и действует исходя из этого, — комментирует педагог-психолог городского Центра психологической помощи Андрей Турыгин.

По словам психолога, причины, как правило, кроются в семье: нет контроля со стороны родителей. Одна из рекомендаций специалиста — вовлекать ребенка в положительные виды деятельности, чтобы он был загружен и мотивирован на достижение каких-то достойных целей. Причем делать это нужно в младшем школьном возрасте, когда личность ребенка еще формируется. Тогда на всякие глупости не останется ни ментальных, ни физических ресурсов.

Причины и мотивы преступления в Перми еще предстоит установить следствию. Ясно одно — после данного происшествия школы страны ожидает усиление мер безопасности. Об этом уже заявила вице-премьер России Ольга Голодец. Но поможет ли это решить психологические проблемы, которые назревают в душе того или иного ребенка, большой вопрос.

Комментарии  

0 #2 Виктория 22.10.2018 15:26
К сожалению, прошел почти год, но ничего особо не поменялось - трагедии в школах и колледжах имеют место быть. Невнятный охранник в Керчи только что на кнопку нажать смог, а то, что ребенок пронес оружие в здание - не заметил. Для чего они там вообще сидят? Считать входящих и выходящих? А куда смотрят педагоги и психологи образовательных учреждений? Вычислить замкнутого агрессивного студента могут простейшие тесты, другое дело, что не везде их должным образом проводят. Вопросов очень много, когда только начнут появляться ответы?
Цитировать
+1 #1 Vitaly 23.01.2018 19:30
С советских времен многие помнят, что самые главные люди это были отнюдь не начальники и не представители власти. Судьбу людей тогда решали вахтеры. И сегодня кое где всплывает этот атавизм. А что касается безопасности, так это просто Майкоп и Адыгея довольно спокойный регион. И поэтому на всех охраняемых объектах создается лишь видимость. Сказали поставить рамки в целях профилактики терроризма их и поставили, а после о многих забыли. И не только ЧОПовцы а и полиция на городских мероприятиях лишь изображает бдительность. Так что безопасность граждан как и всегда остается личным делом их самих. Жаль только, что им не выделяют для этого столько денег из бюджета. Да вообще не выделяют.
Цитировать

Добавить комментарий




Мы в Facebook






Закон Республики Адыгея