Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото из архива Замудина Гучева

Визит стал ответным. Весной 2016 года профессор Хоккайдского университета города Саппоро Ицудзи Тангику и музыковед Чико Тангику посетили республику с целью изучения культуры и музыкальных традиций адыгов.

Первоначально поводом для общения стало сходство адыгского национального смычкового инструмента шичепшина и айнского щипкового инструмента тонкорри. Сегодня взаимный научный интерес развивается и в других направлениях.

Эпосы и сказки

— Наша поездка — часть двух международных проектов Центра изучения айнов и коренных народов Японии — «Продвижение культур» и «Музыкальные инструменты Евразии». В Японии сегодня огромное значение уделяется развитию культуры малочисленных коренных народов мира. В Стране восходящего солнца их всего два, один из них — айны, чье происхождение является загадкой для ученых всего мира. Нас пригласили как представителей коренного народа, чей фольклор, музыкальные инструменты, культура имеют некоторые параллели с культурой айнов, — рассказала доктор филологических наук, профессор, заведующая центром адыговедения Адыгейского госуниверситета Раиса Унарокова.

С этой целью исследователи из Адыгеи провели лекции в Хоккайдс­ком университете города Саппоро.

Также они посетили Музей музыкальных инструментов народов мира Университета искусств в Токио.

Раиса Унарокова, много лет возглавляющая центр адыговедения АГУ, сравнила и представила японским коллегам типологические особенности фольклорной культуры айнов и черкесов (адыгов).

Именно айны, а не японцы являются коренными жителями Японского архипелага, Сахалина и Курильских островов. Об этом свидетельствуют письменные источники и многочисленные названия географических объектов, происхождение которых связано с языком айнов. Как считают ученые, айны заселяли японские острова около 13 тысяч лет до нашей эры.

Черкесы бывали на острове Хоккайдо, который находится с Адыгеей на одной географической параллели.

— В России тексты айнов были собраны и изучены еще в начале XX века. И сегодня российские ученые периодически обращаются к этому народу. К примеру, известный российский этнограф Сергей Арутюнов высказал гипотезу, что айны могли произойти от кавказских народов, — рассказывает Раиса Унарокова.

Конечно, это всего лишь предположение. Чтобы докопаться до истины, необходимы научные методики изучения коренных народов. У японских ученых они накоплены недостаточно. А потому они особенно заинтересованы в изучении опыта российских исследователей.

— Центр адыговедения АГУ функционирует в республике уже 18-й год. У нас собран огромный фольклорный и этнографический архив, включающий тысячи единиц материалов, который мы привезли из экспедиций по Турции. Мы выпустили академическое издание «Фольклор адыгской диаспоры в Турции», включающее тексты, комментарии, которое я презентовала в подарок Хоккайдскому университету. Японских ученых заинтересовали методики сбора материала, его подача. Центр изучения айнов и коренных народов Японии в Хоккайдском университете действует всего 8 лет. Исследователи только нарабатывают материал, но он не систематизирован, как у нас, и отсюда их интерес к нашему опыту, который основан на российской методологии, — говорит Раиса Унарокова.

Лекции адыговеда вызвали неподдельный интерес ученых Хоккайдского университета. Многие профессора вуза неплохо владеют русским языком. Их интересует судьба коренных народов России. К примеру, профессор Ицудзи Тангику рассматривает в перспективе глубокое изучение языка, фольклора, литературы, культуры адыгов.

— У айнов есть свой героический эпос «Юкар», который насчитывает 10 тысяч строк. У адыгов — героический эпос «Нарты». Форма бытования эпоса у айнов, его цикличность схожа с нашим. Его трехчастная структура — рождение героя волшебным образом, подвиги и заключительная часть — совпадает со структурой нартского эпоса. Но в отличие от айнского эпоса, где герои становятся сильнее и воспитывают подрастающее поколение, все нарты погибают, — рассказывает Раиса Унарокова.

Интересные параллели прослеживаются и в народных сказках для детей. В одной из сказок айнов волк спрашивает у природных явлений — Солнца, Ветра, Тучи, Дождя — об их силе. В конце сказки сильнее всех оказывается человек. У адыгов есть схожий сюжет, правда с другим героем — зайцем. А конечным сильным персонажем выступает не человек, а кот. В науке считается, что сюжет, в котором основной персонаж — животное, более древний, чем тот, где главенствует человек. Но можно ли говорить о преемственности эпосов адыгов и айнов?

— Думаю, нет. Параллели в эпосах могли появиться по причине сходства этнической судьбы адыгов и айнов: в течение тысячелетий, в результате различных войн и других исторических процессов, оба народа остались в малом количестве. Но у адыгов этот процесс затормозился благодаря известным историческим событиям и появлению письменности, литературы, науки. Мы стали субъектом Российской Федерации. А айны остались в основном только в Японии, их очень мало — всего около 25 тысяч человек, — говорит профессор Раиса Унарокова.

Музыкальные братья

Сходство народного творчества не только в фольклористике, но и в музыкальной сфере. О том, что у адыгов есть инструмент, похожий на тонкорри — народный инструмент айнов, профессор Хоккайдского университета Ицудзи Тангику узнал благодаря Всемирной паутине. В интернете он увидел репортаж о шичепшинах мастер-исследователь традиционного искусства адыгов, заслуженный художник Адыгеи, преподаватель фольклорного отделения Адыгейской республиканской детской школы искусств им.К.Х.Тлецерука Замудина Гучева. С визита в республику и посещения музея Гучева началось этнографическое изучение, сравнение двух инструментов. Поездка в Японию дала толчок к новому исследованию.

Фото из архива Замудина ГучеваАйны жили не только на Хоккайдо, но и на острове Сахалин до окончания Второй мировой войны. Музыкальный инструмент тонкорри использовался сахалинскими айнами, а хоккайдские айны, переместившись на остров, его утратили. Сегодня японских ученых привлекает все, что может дать новые сведения о его истории. Отсюда и интерес к такому музыкальному «родственнику», как шичепшин.

Ученые из Японии и России уже признали внешнее сходство черкесского шичепшина со старинным инструментом айнов. У обоих удлиненная кинжаловидная форма с заостренным концом и отсутствуют лады. Отличие состоит в том, что шичепшин — смычковый инструмент, а тонкорри — щипковый.

О шичепшине Замудин Гучев, известный в Адыгее мастер изготовления инструмента и учитель игры на нем, знает больше, чем кто бы то ни было. На лекциях в Хоккайдском университете он представил свои исследования о том, какое место занимает шичепшин в ряду струнно-смычковых инструментов Евразии, от Южной Кореи и до Северного Кавказа, а также представил свою новую книгу «Атлас черкесского (адыгского) шичепшина».

В ходе поездки Замудин Гучев и Раиса Унарокова посетили мастера Шигехиро Такано, изготовляющего тонкорри в городе Нибутани. Он рассказал многое об истории этого аккомпанирующего инструмента, который сопровождает пение и танцы и считается у айнов семейным. Практически в каждой семье был собственный тонкорри, и в каждом доме звучали свои родовые песни.

У айнов есть трогательное приветствие, которое переводится довольно витиевато: «Позвольте нежно прикоснуться к вашей душе».

— Тонкорри и шичепшин требуют дальнейшего изучения, сравнения. Возможно, черкесы бывали на острове Хоккайдо, который находится с Адыгеей на одной географической параллели. Не исключено, что по ней пролегала дорога, по которой передвигались разные народы, культуры, смешиваясь между собой. Будущее покажет, какие истоки у этих двух инструментов, насколько прочна гипотеза их происхождения, — говорят исследователи.

Геометрия узоров

Еще одно переплетение двух самобытных культур сошлось в циновках, которые и адыги и айны издревле делают из рогоза. Этот вид народного искусства также обнаруживает много сходств как в технике изготовления, так и в орнаменте.

Сегодня старинное ремесло айнов хранят несколько мастериц. Побывав в музее айнов «Поротокатан» в городе Сираой (префектура Хоккайдо), Замудин Гучев и Раиса Унарокова ознакомились с их искусством плетения народных циновок — чинатарпэ.

Фото из архива Замудина Гучева— Конечно, мы уже имели некоторое представление об их ремесле, но в реальности все оказалось гораздо интереснее. Плетут они циновки, как и адыги, из рогоза, но есть ряд интересных особенностей — начиная от ширины листа (у нас они узкие, а у айнов — широкие) до технологии изготовления (айны плетут более древним, примитивным способом). Удивительное сходство в геометрическом орнаменте — те же ромбы, треугольники, крестообразные фигуры. Зато айны больше уделяют внимание цвету. Если мы в основном делаем циновки однотонными и отдаем предпочтение природным оттенкам, то айны разнообразят гамму — варят листья в натуральных красителях, плюс используют тканевые полосы, которые вплетают в циновку, — рассказывает Замудин Гучев.

Листья рогоза для плетения циновок, по словам мастера, использует незначительное число народов. Но сходство ремесел адыгов и айнов не только в этом, а в функциональном назначении циновок. У айнов это предмет ритуальный, который выступает как часть домашнего и общественного алтаря, используемого в обряде жертвоприношения молодого медведя, вскормленного женским молоком. И сегодня это очень важная часть в доме — место молитвы.

У адыгов циновка тоже имеет ритуальное значение, выступает как молитвенный коврик, а также как обязательный элемент погребального обряда. По адыгским поверьям, душа покойного успокаивается только тогда, когда покидает тело, уложенное на циновку.

— У нас считается, что человек должен уйти в землю на том, что выросло из земли. Так что циновка была обязательным элементом перехода души в мир иной. И сегодня археологи находят в древних курганах остатки циновок. Благодаря этому обряду циновки дошли до наших дней. И нужно сказать, что адыги довели этот предмет до уровня произведения искусства, — говорит Замудин Гучев.

Сам мастер привез с собой в Японию образцы рогоза из Адыгеи и две небольшие циновки, сплетенные адыгским мастером Русланом Мазлоевым.

— Айнские мастерицы с интересом рассматривали эти предметы и выразили желание научиться плетению циновок по нашим технологиям. Так что, думаю, в перспективе состоится этот обмен опытом, — говорит адыгский мастер.

Прикосновение к душе

У айнов есть трогательное приветствие — «иранкарапте», которое переводится с их языка довольно витиевато: «Позвольте нежно прикоснуться к вашей душе». Такое душевное прикосновение культур двух коренных народов пусть и за короткий промежуток времени, но произошло.

Конечно, помимо описанных встреч, для исследователей адыгского творчества в рамках поездки по Японии была организована обширная программа, которая позволила культурам айнов, японцев и адыгов стать ближе. И этот взаимный интерес только увеличился, подняв новые вопросы в изучении коренных народов, ответы на которые еще предстоит найти.

Фото из архива Замудина ГучеваСотрудничество Адыгеи и Японии будет продолжено. Залогом будущих научных и культурных связей стали официальные документы на имя президента Хоккайдского университета господина Нава Тоехиро, переданные из нашей республики. Это приветственный адрес от имени главы Адыгеи Мурата Кумпилова и соглашение о сотрудничестве между двумя университетами от имени ректора АГУ Рашида Хунагова.

В документах подчеркнута важность научных контактов адыгских и японских ученых и обозначены возможные контакты, тем более что 2018 год объявлен Годом России в Японии и Японии в России.

Добавить комментарий




Мы в Facebook






Закон Республики Адыгея