Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Алексея Гусева / СА14 марта — День адыгейского языка и письменности

Язык как человек. Он может болеть, выздоравливать, попадать под влияние интернета, переживать трудные периоды. В День адыгейского языка и письменности «СА» собрала истории о людях, которые любят адыгабзэ, и мнения экспертов, готовых помогать адыгейскому языку переживать трудности.

Понять, почему?

В Адыгее праздник был утвержден в 2000 году в честь выхода в свет в Тифлисе 14 марта 1853 года первого «Букваря черкесского языка». Созданный выдающимся адыгским просветителем Умаром Берсеем на арабской графической основе букварь стал первым учебным пособием для горцев, обучавшихся в школах, гимназиях и училищах Северного Кавказа. В нашей республике адыгейский язык является вторым государственным языком наравне с русским. Его изучению и сохранению придается особое значение, в том числе потому, что, по данным ЮНЕСКО, он относится к вымирающим.

Фото Аллы Загуменновой / СА

— Сегодня нас как никогда беспокоит состояние изучения языка. Часов стало меньше, удачных методик мало, учебников не хватает. Понятно, что в ущерб федеральным программам ставить уроки адыгейского языка не нужно. Но ведь никто не запрещает факультативно заниматься! Только вот сейчас и дети, и некоторые родители считают это направление невостребованным. ЕГЭ по адыгейскому языку ведь сдавать не нужно — зачем загружать ребенка? Такое отношение и привело к тому, что адыгейский язык причисляют к вымирающим, — говорит руководитель общественного движения «Адыгэ Хасэ — Черкесский парламент» Рамазан Тлемешок.

Чтобы понять, в чем причина, ученые республиканского института гуманитарных исследований (АРИГИ) проводят глобальный анализ нынешнего состояния языка — в обществе, в школах, детских садах и семьях. Мониторинг ведется начиная с 90-х годов.

— Для того чтобы начать что-то делать в любом направлении, мы должны досконально понимать, какие процессы происходили в языке. Для этого и запущен этот анализ. Предварительные данные исследования уже есть. С ними как раз связан наш второй проект — подготовка новых методических изданий для дошкольных учреждений, — рассказал директор АРИГИ Адам Тлеуж.

Разработка новой методики уже завершена, уже осенью ее можно будет запустить во всех детских садах. Чем она отличается от уже существующих? Принципом обучения. Большинство пособий сегодня работают по принципу заучивания слов, сложного разбора грамматики. И что интересно: дети после завершения курса адыгейского языка по такой программе зачастую могут писать, читать. А вот говорить не могут.

— Какой в этом смысл? Ребенок должен «зацепить» язык, говорить на нем. А уже потом он и грамматику выучит, и писать научится. Но не наоборот. Сейчас же ребенок порой может перечислить на адыгейском названия деревьев, а сказать «мама, я хочу кушать» не может. Это же ненормально! Смысл в том, чтобы дети могли общаться на бытовые темы — рассказать о школе, о семье, об играх с друзьями. Наши дедушки и бабушки хорошо владели языком, но многие из них ничего не понимали в его грамматике. И это не мешало его сохранять, передавать своим детям, — говорит Адам Тлеуж.

В новой методике акцент как раз и делается на разговорный язык. Информация подается тематическими блоками. Такая же система применена и в новом видеокурсе, также разработанном учеными АРИГИ, — «Адыгейский язык за 30 дней». В нем — разделы, посвященные знакомству, разговору по телефону, в магазине, в семье. Запомнив эти фразы, человек вполне свободно сможет начать общаться. Курс уже готов к выпуску и будет презентован в рамках месячника адыгейского языка. С учетом мнений его пользователей в дальнейшем он будет дорабатываться.


Сейчас ребенок порой может перечислить на адыгейском названия деревьев, а сказать «мама, я хочу кушать» не может. Это же ненормально!


«Фиксики» заговорят по-адыгейски

Учить язык никогда не поздно. Но гораздо проще это дается детям. В 3–4 года малыши на подкорку «записывают» все, что слышат вокруг.

— Почему мы делаем упор на детские сады? Потому что маленькие дети лучше всего схватывают язык. Приведу пример — в одном детском саду нам показали спектакль на адыгейском языке. В нем участвовал 21 малыш, 9 детей из них русскоговорящие. Они не слышат языка дома, их не учат специально родители, но в этом возрасте им достаточно интересных занятий в саду, чтобы очень чисто, с правильным произношением говорить. И запомнить язык на всю жизнь, — рассказывает Рамазан Тлемешок.

Интересную мысль в этом плане на одном из совещаний о проблемах языка озвучил глава Адыгеи Мурат Кумпилов. Он предложил переводить на адыгейский язык мультфильмы. В соцсетях это предложение вызвало настоящий ажиотаж. Кто-то вспоминал уже переведенные мультики, некоторые предлагали свои версии переводов. Ученые не остались в стороне: в ближайшее время на адыгабзэ заговорят любимые герои мульт­фильма «Фиксики». По просьбе Министерства культуры Адыгеи уже сейчас силами сотрудников АРИГИ завершается перевод первых пяти серий, всего же будут переведены более 50. Озвучивают героев актеры Национального театра Адыгеи. И в самое ближайшее время мультики появятся на экранах.

Кроме того, Фонд адыгской культуры получил разрешение от фирмы «Дисней» на использование адыгами 68 знаменитых мультфильмов. К переводу некоторых ученые уже приступили — сейчас работают над диснеевским «Король лев». Переводами занимается целая группа ученых. Ведь работа эта кропотливая — нужно не просто дословно перевести слова героев, а сохранить смысл сюжета, продумать подачу песен на адыгейском языке.

«Щыгъыжъый»

Впрочем, есть у детей из Адыгеи возможность не только услышать с экранов телевизора знакомых героев сказок, но и попробовать ими стать, выступив на сцене театра. Вот уже 10 лет в республике работает детская театральная студия «Щыгъыжъый» («Ожерелье») под руководством заслуженной артистки России и Адыгеи Мариет Уджуху.

— «Зачинщиками» этой студии были вернувшиеся в Адыгею репатрианты. Уж кто-кто, а они, живя вдалеке от исторической родины, понимают ценность родного языка. И поскольку многие из них сами язык знали недостаточно, но хотели, чтобы дети владели адыгейским, они попросили меня о помощи. Я согласилась. И вот уже 10 лет наша студия существует, — рассказала Мариет Уджуху.

Фото Алексея Гусева / САОна уверена, что любовь к языку ребенку нужно прививать через игру. Зачастую в студии хотят заниматься дети, ни слова не говорящие на адыгейском. Но им так хочется выступать, что они очень быстро подтягиваются до уровня деток, свободно владеющих языком. Чтобы не отставать, учат сценки дома — с родителями, бабушками — и начинают говорить!

— Нельзя ребенка заставлять учить язык! Родители могут сказать, например: «Хочешь новый телефон? Куплю, если выучишь стих на адыгейском языке!» Чего они этим добьются? Того, что ребенок, сам того не желая, начинает не любить язык, а воспринимать его как что-то, что нужно делать из-под палки. Еще одна ошибка некоторых родителей: когда ребенок говорит неправильно, с каким-то акцентом, взрослые могут по-доброму, конечно, но посмеяться над ним. Некоторые дети из-за этого замыкаются и замолкают. В театре же не до этого — потому что надо играть! И, повторяя слово, реплику много раз, ребенок учится говорить правильно, — рассказывает Мариет Уджуху.

Сейчас в студии 34 юных актера в возрасте от 4 до 14 лет. Занятия проводятся бесплатно в основном в выходные дни на базе «Адыгэ Хасэ». Мариет Уджуху работает и сценаристом, и режиссером, и педагогом. На добровольных началах. С костюмами для выступлений помогают спонсоры.

— Я понимаю значимость этого и потому терпеливо ко всему отношусь. И это подтверждается отношением родителей, самих детей, которые готовы при своей сегодняшней загруженности в школе, дополнительными занятиями приходить в выходные дни на репетиции. Думаю, что сейчас пришло время нам всем заняться вопросом сохранения адыгейского языка. Вот есть у нас программы по защите от вымирания тигров, цветов краснокнижных — мы все бережем природу. Но ведь и язык — он живой. Его исчезновение нанесет ущерб всему миру! И если сегодня дети не будут на нем разговаривать, то уже через 20 лет на нем говорить будет просто некому, — считает Мариет Уджуху.

Важно и то, что язык помогает беречь традиции народа, он знакомит с культурой адыгов. В репертуаре театральной студии, например, есть сценки из нартского эпоса, которые учат детей добру и мудрости. Играют ребята и русские сказки про Колобка, Репку и Теремок. Большую часть программы занимают обрядовые сцены.

Как новорожденного малыша в первый раз укладывают в колыбель, как ставят на хлеб — чтобы у него в жизни всегда было изобилие, и на камень — чтобы твердо стоял на ногах и уверенно шел по жизни. Дети постарше узнают свадебные обряды — как девушка уходит из родительского дома, как прощается с матерью, как она должна вести себя в доме своего мужа. Детям разъясняют очень серьезные темы, приобщают к хабзэ.

Что это дает? Они не только будут сами знать эти обычаи, но и рассказывать о них своим сверстникам, а в будущем — своим детям. И обычаи эти не будут утеряны. Как и язык, который является частью всего этого.

— Адыгский язык сам по себе не существует. Это тесная взаимосвязь традиций, обычаев. Это язык, на котором ты никогда матери не скажешь плохого слова — просто не сможешь. Он вынуждает тебя действовать в соответствии с традициями. На его основе родились эти традиции, адыгский этикет, о котором знает весь мир. И если ты хочешь, чтобы твои дети к тебе относились в соответствии с ним, ты никогда не скажешь им: «Учите лучше английский, он вам больше в жизни пригодится!» Отношение к языку — это отношение к матери, отцу, к тем, кто через тысячелетия пронес его и передал тебе. И если ты по своей наивности не сделал ничего, чтобы передать его своему сыну, рано или поздно это ударит по тебе, — говорит Адам Тлеуж.


Почему, например, репатрианты хотят знать язык? Потому что они знают цену ему. Здесь им никто не мешает говорить на адыгейском языке. А в Турции, например, было время, когда за это преследовали и могли в тюрьму посадить.


Помощь технологий

Что влияет на язык? Ответ банален, считает руководитель АРИГИ, — глобализация. Причем она «давит» не только на адыгейский, но и на русский язык. На каком языке сейчас говорят многие подростки? На смеси интернетного «хайпа» с англицизмами с малой долей русских слов. Но, с другой стороны, технологии, напротив, дают массу возможностей получать знания. Нужно только правильно «заполнить» интернет-пространство. Это и описанные выше видеоуроки, и переведенные мультфильмы, которые можно будет найти в Сети, и запланированный флешмоб, во время которого известные люди Адыгеи будут обращаться к молодежи с просьбами учить адыгейский язык, разговаривать на нем. Завершается и разработка приложения для смартфонов — адыгского разговорника.

— Язык — это же система коммуникаций, и не пользоваться этим, особенно молодежи, неразумно. Приведу пример: когда я был председателем парламента и приезжал в другой регион, я всегда минуты две говорил на их родном языке — учил специально. И этого было достаточно для того, чтобы расположить к себе людей. Когда ты говоришь с человеком на его языке — это совсем другая форма общения. Человек открывается перед тобой. Удивительно, что не все понимают, насколько это ценно. Почему, например, репатрианты хотят знать язык? Потому что они знают цену ему. Здесь им никто не мешает говорить на адыгейском языке. А в Турции, например, было время, когда за это преследовали и могли в тюрьму посадить. А когда никто не препятствует, создается мнение, что можно в любой момент сесть и выучить. Но люди все время чем-то заняты, и этот момент, к сожалению, может так и не наступить, — говорит Адам Тлеуж.

Без трудностей перевода

Удачным моментом своей жизни называет решение изу­чать адыгейский язык студент из Турции, а сейчас уже аспирант Хюсню Герелегиз. В турецком университете Дюздже он изучал русскую литературу. Учебу хотел продолжать, и к моменту окончания вуза в университете как раз открылась кафедра «черкесских языков и литературы», где в рамках договоренностей между турецким вузом и Адыгейским гос­университетом стали работать преподаватели из республики. Узнал, что руководство вуза ищет на кафедру специалистов, которые владели бы и русским, и адыгейским, и турецким языками. Подумал — а почему бы мне не стать таким специалистом? И, ничего не зная об Адыгее, приехал в республику изучать адыгейский язык.

— Через что только мне пришлось пройти, чтобы начать учить язык! В Турции действует программа, по которой студентов отправляют учиться за рубеж. Но при условии, что университет, в который он поступит, будет входить в топ-500 лучших в мире. В России это МГУ и питерский вуз. Но в них ведь не преподают адыгейский язык. Как выяснилось, такая кафедра вообще есть только в Адыгее! Мне пришлось долго переписываться с министром образования, чтобы для меня сделали исключение. И сделали! Вот уже 4 года я здесь учусь, — рассказывает Хюсню Герелегиз.

Хюсню Герелегиз приехал из Турции четыре года назад, чтобы изучать адыгейский язык. Фото из личного архива Хюсню ГерелегизаСейчас Хюсню уже аспирант факультета адыгейской филологии и культуры. Он готовит работу о связи человека и природы в произведениях Тембота Керашева. Говорит, что восхищен тем, как писатель описывает Кавказ, то, как жили адыги, их обычаи. Больше всего его впечатлил роман «Одинокий всадник». Его он читал в русском, турецком и адыгейском вариантах. Причем последний, несмотря на языковые сложности, ему показался самым образным. Уже через год Хюсню вернется в Турцию, чтобы преподавать в родном университете адыгейский язык и литературу.

— Когда я только приехал, многие говорили: «Адыгейский язык умирающий, зачем он тебе нужен?» Меня это так удивляло. Почему люди думают, что этот язык никому не нужен? Я приехал сюда, чтобы его учить. И в Турции желающих очень много. Вы удивитесь, но сейчас в Турции в магистратуре на кафедре черкесских языков даже пенсионеры обучаются. Просто потому, что адыгейский язык интересный, богатый, звучный. Кстати, на звучность его я почему-то сразу обратил внимание. На нем ведь невозможно говорить шепотом! Разве не удивительный язык? А произношение какое интересное! Чуть-чуть с акцентом слово скажешь, и смысл может быть совершенно противоположный. Как такой язык может быть кому-то неинтересен? — говорит Хюсню Герелегиз.

То, что адыгейский язык испытывает трудности, — временное явление. В этом уверены и ученые, и общественники, и преподаватели. Главное — дать желающим его учить возможности для этого. В АРИГИ эту задачу намерены решить в ближайшие два года.

— Хочу обратиться и к адыгам, и к русским, ко всем народам, живущим в Адыгее. Все мы — часть общей российской культуры, и адыгейский язык тоже занимает в ней место. Мы не можем позволить себе потерять эту часть, не можем допустить, чтобы на нем перестали разговаривать, передавать своим потомкам. Надо понимать, что это нужно нам всем — и тем, кто озабочен этим, и тем, кто смотрит на эти вещи легко, — сказал Адам Тлеуж.


Кстати

Сегодня детская театральная студия «Щыгъыжъый» приглашает всех на праздник, посвященный Дню адыгейского языка и письменности. Талантливые ребята прочтут стихи на адыгейском языке, покажут сценки на тему адыгских обычаев и обрядов. Выступление начнется в 18.30 по адресу: г.Майкоп, ул.Пушкина, 179. Вход свободный.

Добавить комментарий


К 95-летию "СА"

К 95-летию СА - Аслан Тхакушинов
К 95-летию СА - Аслан Джаримов
К 95-летию СА - Аслан Трахов
К 95-летию СА - Аслан Тлебзу
К 95-летию СА - Сергей Погодин
К 95-летию СА - Ася Еутых
К 95-летию СА - Дауд Мамий


Мы в Facebook


Закон Республики Адыгея