Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото из семейного архиваВ этой семье есть свой бессмертный полк. Точнее, его немалая частица из десятка портретов родных старших мужчин, воевавших за Родину и оставивших свой след в истории страны. В семье Касима Даурова чтут память предков. Такие истории есть практически в каждом населенном пункте Адыгеи, ведь из многих семей небольшой Адыгейской автономной области ушли на фронты Великой Отечественной тысячи солдат. Более 15 тыс. из них награждены орденами и медалями.

От Фарса до Невы

Он вырос в ауле на берегах небольшой горной реки Фарс, в спокойном течении которой таится бурный кавказский нрав. Он не боялся ее потока, просто любил, как все мальчишки. И так случилось, что ему судьба уготовила самые суровые испытания водной стихией. В октябре 1940 года его призвали в ряды Красной армии, и Касим стал курсантом-сапером полковой школы 6-го понтонно-мостового полка Ленинградского военного округа.

К ответственности и труду он привык с раннего детства. В семье из семи детей Касим был пятым ребенком. Ему исполнилось всего 8 лет, когда умер отец, многодетная семья осиротела. Четыре брата, самому старшему из которых было 14 лет, взяли на себя все мужские заботы в доме. Из трех сестер младшая только родилась. У мамы Фатимет, которую близкие ласково называли Силиу, хватало забот, заглушавших вдовьи слезы. Она сумела справиться со своим горем. Боль скоропостижной утраты любимого мужа терзала ей душу и сердце. Но на нее с надеждой смотрели заплаканные глаза растерянных детей, и она собрала в кулак все свое мужество.

Беда многое изменила в жизни очень счастливой до этого семьи. Старшие сыновья, хоть и мальчишки, сразу повзрослели, стали по-мужски серьезными. Им, взвалившим на свои подростковые плечи взрослые дела, пришлось учиться жизни, а не наукам. Надо было работать, заниматься хозяйством, чтобы прокормить и себя, и сестер — помогать матери. Учиться довелось лишь младшим — Касиму, Гиссе и Аминет, но они полностью оправдали все надежды взрослых.

Когда Касиму исполнилось 14 лет, мать, дав ему краюху хлеба и пару яиц, благословила в дорогу. Он отправился пешком в Краснодар — учиться. Выбрал то, что было по душе — еще в школе его любимым предметом стала история, которую он и пришел изучать в Краснодарский педагогический техникум. Учился отлично, но о доме не забывал, и уже дипломированным специалистом вернулся в родной аул преподавать историю, став директором аульской школы. И все бы хорошо, но пришла предвоенная осень, и Касима призвали в армию. Так он попал в понтонный полк, в котором позже стал и сапером, и политруком.

— Его, как и многих молодых мужчин, война заставила сменить мирную профессию педагога. Гражданский костюм сменила военная гимнастерка. Офицерские погоны на ней ко многому обязывали, — вспоминают в семье Дауровых сегодня.

Еще курсантом Касим быстро проявил себя. Любознательность и тяга к наукам научили строить мосты, врожденная смелость — минировать и подрывать вражеские переправы. Тогда еще никто из его близких не знал, что такое его умение станет для многих и многих тысяч людей, солдат и гражданских, жизненно необходимым.

Переправа

Пришел 1941 год. Силиу проводила на фронт всех четверых сыновей. Мать, сумевшая в одиночку, без слез и жалоб, воспитать семерых детей, была в отчаянии. Ее мальчиков — трудолюбивых, добрых, во всех отношениях порядочных и ответственных — забрала из дома война. Три дочери, три сестры, ее верные помощницы и красавицы, не могли унять материнского горького плача. Мать хорошо знала характеры своих сыновей — она дала им жизнь, слышала биение их сердец и все понимала.

— Ни один из них не станет отсиживаться в тылу, не спрячется за чужие спины, не покинет поле боя. Они — Дауровы, в роду Дауровых поступать по-другому не смогут никогда. Пусть хранит их судьба, — рыдала мать.

Она молилась и ждала их писем. Старший сын Шумаф оказался в пехоте. В какой-то момент письма от него перестали приходить. Лишь потом выяснится, что он пережил плен. Рамазан танкистом воевал в сражениях на Курской дуге. Летчик Гисса стал участником боев за Берлин. Касим, окончив курсантскую школу, занял оборону на Ленинградском фронте.

Этот плацдарм на левом, восточном, берегу Невы войдет в историю Великой Отечественной как Невский «пятачок» или «Невская Дубровка» — по наименованию нескольких одноименных поселков по обеим сторонам Невы под Ленинградом. В районе плацдарма была особая местность, что и повлияло на весь ход боевых действий в этом направлении.

«С одной стороны, на правом берегу Невы была железнодорожная ветка Петрокрепость — Невская Дубровка, и ширина реки в районе Дубровки была относительно небольшой. Это позволяло в этот район фронта оперативно доставлять подкрепление и переправлять его на левый берег. С другой стороны, из-за излучины Невы противник мог обстреливать из опорных пунктов территорию Невского «пятачка» и переправы через Неву со всех сторон. Поскольку местность напротив плацдарма была труднопроходимая, основные атаки советских войск были направлены на захват узлов обороны в населенных пунктах, без овладения которыми дальнейшее наступление было невозможно» — так написано в истории обороны Ленинграда.

Кусочек оборонительной линии всего 2,5 км по фронту. Непрерывная погрузка танков, артиллерийских орудий и людей на понтоны, их переправа шла под нескончаемым, шквальным огнем немецко-фашистских войск. По воспоминаниям участников тех событий, Нева «кипела» от разрывов снарядов, града пулеметных очередей. Успех переправы во многом зависел от смелости, сноровки, умения понтонеров.

— По воинскому уставу, понтонер должен оставаться на плоту при любых обстоятельствах и атаках противника. Причальный канат из его рук могла вырвать только смерть, другого правила не было, — вспоминали участники событий.

Выжить удавалось не многим из понтонных подразделений. Поэтому каждый раз, отправляясь с очередным плотом в переправу, понтонеры говорили своим товарищам: «Прощай!» Это отчаянное «прощай» Касим слышал множество раз, но возвращался живым и уходил в новый рейс.

«В паромной команде — самые опытные и смелые люди: Евтушенко, Князьков, Шмырев, черкес Касим Дауров», — писал в своих мемуарах генерал-лейтенант инженерных войск СССР Борис Бычевский.

Сослуживцы действительно прозвали Касима «настоящим черкесом». Это почетное прозвище Дауров получил на фронте за свою железную выдержку, волю и отвагу.

Из боевой характеристики политрука, гвардии майора Даурова К.Ш., данной командиром части: «Лично сам находился во время тяжелых боев в передовых группах саперов, личным примером воодушевлял бойцов, с оружием в руках участвовал в боях, в боевой обстановке смел и решителен, настоящий черкес, непримирим к недостаткам, требователен не только к подчиненным, но и к себе». И чуть ниже: «Подтянут, корректен, скромен, что особенно сближает его с людьми».

Он проявил себя как отличный офицер и политработник. Боевые ордена не дают на фронте просто так. Касим Дауров за проявленные в боях мужество и отвагу был награжден не раз. На его кителе горели орден Красной Звезды, два ордена Отечественной войны 1-й и 2-й степени, множество медалей, включая «За оборону Ленинграда». Таким он вернулся с войны домой, в родной аул.

Семь братьев-хаджей

Вера Силиу в своих сыновей, возможно, спасла им жизни. Все четверо ее мальчиков пришли с фронта Великой Отечественной, победив фашизм в едином строю с солдатами и офицерами многонациональной Красной армии. Но не все их односельчане вернулись в родной аул, получавший похоронки, уставший от горя, стонов и плача.

За годы войны ставший родным и близким Ленинград был бесконечно дорог Касиму. Военное командование Ленинградского округа предложило ему остаться, продолжить военную карьеру. Но он уехал домой — там ждала его мать! Настоящий черкес Касим Дауров после войны полюбил молодую, отчаянно красивую учительницу Аминет Андрухаеву — из трех ее братьев с фронта не вернулся никто, а Хусен прославил Родину далеко за ее пределами и получил посмертно звание Героя Советского Союза.

Касим и Аминет, как два педагога, сумели привить своим детям и аульским ребятишкам самое главное — любовь к родной земле, порядочность и доброту. Пережив все ужасы и тяготы войны, горечь невосполнимых потерь, они знали истинную цену мирной жизни и человеческому счастью. Вместе они воспитали шестерых детей. Из четверых сыновей двое — Казбек и Ким — затем стали офицерами МВД по Адыгее, Каплан во многом повторил трудовой путь отца, а младший Руслан стал инженером-технологом. Старшая из дочерей — Мира выбрала путь врача, младшая Римма, как и брат, выбрала специальность инженера-технолога. Организовав свое дело, Римма как частный предприниматель оказывает спонсорскую помощь ветеранам Великой Отечественной. При ее поддержке обновлен мемориальный музей Героя Советского Союза Хусена Андрухаева, память о подвиге которого семья хранит так же, как наследие своих предков.

Фото из архива СА— Наши корни идут от Айдамыра Даурова, который в далеком 1862 году с тремя десятками адыгских семей переселился из горной части Адыгеи на равнину, обосновавшись в долине реки Фарс. О нем и его сыновьях старожилы рассказывали как о мужественных и храбрых людях. В большом роду Дауровых всегда было много мужчин, отличавшихся храбростью и силой, что немаловажно для известности фамилии и уважения к его представителям. Пример тому — семь родных братьев Дауровых, в давние годы совершивших хадж в Мекку. Их потом всю жизнь так и называли «хьаджэзэшиблыр» — семь братьев-хаджей. Один из них был знаменитым на весь Северный Кавказ костоправом, возможно, от него и пошли в роду врачи. Это был прадед нашего отца, — рассказала Римма Касимовна.

За беспримерный героизм Касиму Даурову после войны было присвоено звание «Почетный гражданин Ленинграда». Его портрет открывает галерею мужественных защитников города музея боевой славы «Невская Дубровка». В 1964 году известный ленинградский журналист Анатолий Александров привез ему в Адыгею нагрудный знак «Ветерану Невской Дубровки 1941–1943 гг.». И каждый полк достоин своего бессмертия.

 

Добавить комментарий




Мы в Facebook




Закон Республики Адыгея