Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото из семейного архиваОн был прекрасным артистом. Когда на свадьбах или празднествах его выводили в танцевальный круг, внимание присутствующих обращалось к нему — неспешно и с достоинством ведущему девушку в танце, к его стройной фигуре. Танцевал Гисса Кагирович виртуозно. По свидетельству ученого Абу Схаляхо, среди их современников была поговорка: «Если ты не видел, как танцует Гисса, то не сможешь понять истинной красоты адыгского танца».

Из театра на фронт

Родился Гисса Схаплок в ауле Пчегатлукай, учился актерскому мастерству в первой адыгейской студии ГИТИСа в Москве, набранной в 1936 году. Был прилежным студентом, все годы учебы получал Сталинскую и стипендию имени Станиславского. Вернувшись в Майкоп после окончания студии, Гисса Кагирович активно включился в театральную жизнь, создал яркие, запоминающиеся образы в спектаклях «Коварство и любовь» Шиллера, «Женитьба Фигаро» Бомарше, «Ревизор» Гоголя и в других. Это был 1941 год. Началась война, и Гисса Схаплок, как большинство его ровесников и однокурсников, ушел на фронт.

На фронте он мужественно сражался с врагами. Прошел от Северного Кавказа до Берлина. Несколько раз был тяжело ранен, контужен. Отважный командир танкового взвода, а затем командир воинской роты Гисса Схаплок проявил настоящий героизм в боевых операциях под Харьковом и Белгородом, на Дону, при взятии Кенигсберга. Был в числе первых воинов, кто сражался в боях за взятие Рейхстага.

За мужество и героизм, проявленные на полях сражений, Гисса Схаплок был награжден тремя орденами Красного Знамени и множеством медалей. Родившийся 9 мая, он праздновал вместе с днем рождения Великую Победу, в которую свято верил и которую приближал всеми силами. Остались архивные документы о представлении Гиссы Кагировича Схаплока к присвоению звания Героя Советского Союза. Однако, к сожалению, не сложилось.

Вернувшись после войны на родину, в Адыгею, Гисса Кагирович сразу устремился в театр с желанием заняться профессиональным делом. Однако продолжить нормальную жизнь было не так-то просто. Необходимо было восстанавливать послевоенное хозяйство, выводить область из разрухи.

Гисса Схаплок, будучи по образованию актером, хорошо зная законы сцены, близко общаясь с театральными деятелями, стал одним из наиболее последовательных авторов национального театра. Его адыгейские пьесы подчеркивали образность и мощь языка, способствовали его сохранению и развитию

Образованность и знания Гиссы Схаплока были востребованы. Убеждали и личностные качества фронтовика. Будучи внутренне цельным и мощным человеком, дисциплинированным и ответственным, он был на хорошем счету у руководителей Адыгейской области.

До 1950-х годов несколько лет он проработал в театре, а затем трудился директором Адыгейского государственного ансамбля песни и танца. С начала 50-х по 1981 год в редакции газеты «Социалистическэ Адыгей» был корреспондентом, затем — заведующим отделом, трудился до пенсии. За это время он написал множество статей и очерков о людях труда и событиях своего времени.

Индивидуальная стилистика

Особую ценность для адыгейской культуры представляет его литературное и театральное наследие. Жизненный и военный опыт, обобщенный и переработанный, лег в основу его художественных произведений, которые Гисса Схаплок создал в жанрах драматургии, песнях, большом эпическом труде — романе «Дни войны».

Говоря о драматургии Гиссы Кагировича, необходимо отметить особую индивидуальную стилистику автора, которая проявилась и в особенностях конфликта, и в образном строе, и в тематическом отборе, и в жанровых предпочтениях, а также в особом языке. Речь персонажей была пересыпана народными пословицами и поговорками, запоминающимися оригинальными фразами, которые становились крылатыми. Пьесы его отличаются документальностью, публицистичностью и пафосной приподнятостью, написаны в жанрах героической, исторической и романтической драмы, трагедии, картин из жизни современного села.

Основательный и дотошный, Гисса Кагирович над каждым драматическим произведением работал глубоко и вдумчиво, при написании исторических произведений собирал и перерабатывал огромное количество документов и свидетельств, из журналистского опыта извлекал темы о современной жизни и характеры героев.

Необходимо отметить, что период 60-х — конца 80-х годов прошлого столетия был наиболее плодотворным в развитии национальной драмы. Гисса Схаплок, будучи по образованию актером, хорошо зная законы сцены, близко общаясь с театральными деятелями, стал одним из наиболее последовательных авторов национального театра. Его адыгейские пьесы подчеркивали образность и мощь языка, способствовали его сохранению и развитию. Свою пьесу «Даут» Схаплок посвятил подвигу Героя Советского Союза Даута Нехая.

Для искусства того времени характерны монументализм, тяготение к героизации образа, и спектакль «Даут» в постановке М.Шовгенова не стал исключением. Выдающаяся историческая личность, герой на котурнах, жанр высокой драмы требовали особой разработки образов, создания характера главного героя в традициях эпического театра. Была поставлена задача — показать трагедию войны через героическую судьбу. Автор пьесы провел огромную изыскательскую работу по восстановлению событий из жизни героя драмы и искал актера, способного сыграть роль Даута. Театровед Касей Схаплок вспоминал, что в начале 60-х годов Гисса Кагирович приезжал в Москву в ГИТИС, где обучалась вторая студия, присматривался к студентам и определил актера на главную роль: «Роль Даута стала очень важной в актерской судьбе Ю.Чича. О нем заговорили как о даровитом всестороннем актере, с индивидуальной творческой манерой игры, тонким восприятием образа».

Исполнитель главной роли и автор пьесы после премьеры получили признание на страницах главных профессиональных изданий СССР: «Удачно дебютировал в драматургии журналист Г.Схаплок, выпускник первой Адыгейской студии ГИТИСа, бывший фронтовик. Конечно, его первый опыт — пьеса «Даут» — имел недостатки, но автор хорошо знал фронтовую жизнь и героя своей пьесы — Даута Нехая», — было написано в журнале «Театр».

В «Истории советского драматического театра» было отмечено: «Пьеса «Даут» — героическая драма. И автор произведения, и режиссер-постановщик М.Шовгенов стремились как можно глубже и ярче передать неповторимые по своей красоте характеры людей в момент высшего проявления их духовных и физических сил. Образ Героя Советского Союза Нехая Даута в пьесе и в спектакле показан не изолированно, а в тесном окружении солдат и офицеров Советской армии. В роте, которой командовал Даут, были люди разных национальностей: русские и туркмены, белорусы и адыги, украинцы и эстонцы… Так рядом с героической темой спектакля возникает тема братства и дружбы народов нашей страны. Сильно звучала в спектакле и тема о подлинном и мнимом гуманизме».

Гисса Схаплок искренне считал, что в театре необходимо показывать мир героев, благородных людей, высоких духом. И все его пьесы имеют эту направленность: «Именем матери», «Шрамы», «Песнь земли», «Танец смерти», «Мос Шовгенов», «Шарлотта-Айшет», «Рожденные в ауле». Каждая пьеса имела свою тематическую направленность и постановочную судьбу, но все объединяет главное — они посвящены непреодолимой вере в коммунистические идеалы и советское братство. Трудно себе представить героев Гиссы Кагировича в реальной жизни, его положительные образы во многом уподобляются колоссам и небожителям, настолько они бескомпромиссны и честны. Но эти особые, обобщенные, положительные образы были востребованы в прошлом, необходимы сегодня, будут нужны и в будущем. Классические и хрестоматийные, они служат примером самоотверженной любви к своей малой родине, к большой стране, к народу. Ради высокой цели они не задумываясь отдадут жизнь. Может быть, таких людей сейчас нет в нашем обществе, но они востребованы. Через такие характеры общество учится ценностным идеалам.

Прославивший свой народ

В целом о драматургии Гиссы Схаплока необходимо сказать, что она отличалась глубиной, содержательностью и психологической разработкой советского адыгского характера, этим во многом соответствовала конъюнктуре времени. В советской литературе и драматургии приветствовался герой, подобный Дауту или чекисту Аслану из пьесы «Шрамы». Драматург знал, что в таких примерах будет нуждаться человечество во все времена. Спектакли по пьесам Схаплока имели зрительский успех не только в нашей области — в прошлом они активно ставились, их показывали в разных регионах. Оценили их по достоинству и наши соотечественники в диаспоре: Гисса Кагирович получал множество писем от адыгов, проживавших в Иордании, Сирии, Турции.

Приведем один интересный факт, который изложил А.А.Схаляхо, анализируя творчество драматурга. В конце 80-х годов пьесу «Танец смерти» на турецкий язык перевел репатриант Ибрагим Четао и опубликовал в турецком журнале «Северный Кавказ». В 1989 году ее поставили силами талантливой адыгской молодежи общественной организации Адыгэ хасэ Анкары, показывали и в Измире, где ее посмотрели не только адыги, но и турецкие зрители. Постановка имела большой успех. Спустя какое-то время, уже после смерти Гиссы Схаплока, когда приехала делегация соотечественников из Турции в Адыгею, руководитель делегации попросил отвезти их на могилу драматурга, чтобы совершить молебен в его честь и отдать должное человеку, прославившему свой народ.

В год столетия бесстрашного защитника Родины, кавалера трех орденов Красного Знамени, видного общественного и литературного деятеля Гиссы Кагировича Схаплока было бы справедливо переиздать его драматургическое наследие, сохранив для следующих поколений память о мужественных героях…

Светлана Шхалахова,

театровед, заслуженный деятель искусств РА, член СТД РФ и Союза журналистов России.

Добавить комментарий




Мы в Facebook




Закон Республики Адыгея