Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Денис ВегерчукДети улицы, воспитавшей их по собственным устоям и правилам, в Адыгее нашли людей, которые их понимают, помогают исправиться, обрести профессию и вернуться в семью.

В Майкопском специальном училище закрытого типа, которое располагается в селе Новосевастопольском Красногвардейского района Адыгеи, опыт социализации трудных детей есть, и весьма устойчивый. Это федеральное госбюджетное подразделение профобразования называется сложно: учебно-воспитательное учреждение для обучающихся с девиантным (общественно опасным) поведением закрытого типа. О проблемах каждого ребенка, который в несовершеннолетнем возрасте оказался за гранью законов и общественной морали, здесь знают все и каким-то образом находят подход к каждому. Воспитанники училища показывают отличные результаты в учебе и в спорте, а внутри их «коммуны» нет чрезвычайных происшествий, на которые так часто способны эти дети. И главное — отсюда не бегут.

Дети как ОПГ?

Полицейская статистика свидетельствует — подростки редко совершают преступления в одиночку. В младшей, 4-й группе, спецучилища в селе Новосевастопольском воспитываются дети с 11 лет, и таковых немало. «Иванов (фамилия изменена. — Прим. авт.), подойди, я хочу, чтобы ты был рядом со мной», — слышится зов воспитателя группы. Худенький мальчишка кажется абсолютно не соответствующим статусу учреждения по возрасту и субтильности. Но выясняется, он оказался здесь не случайно. Мальчик — почти профессиональный вор, участвовал в воровских делах взрослой преступной группы практически на равных.

Это реальность. Детей из неблагополучных семей взрослые нередко вовлекают в преступные сообщества. Такому мальчишке проще влезть в форточку или протиснуться в приоткрытую фрамугу, его ладошка пройдет в зазор отжатого стекла автомобильной двери и т.д. К нам приходят ребята, уже преступившие закон, совершившие уголовные преступления, и, как правило, они совершают их в группе — со сверстниками или под руководством взрослых, — говорит один из воспитателей училища.

По словам детских психологов и аналитиков, в большинстве своем дети — существа общественные. Они с раннего возраста стремятся и находят свою социальную группу, которая им необходима для адаптации к окружающему миру. Изначально такой социальной группой становятся семья, детский сад, затем двор, школа, улица. И каждая из этих групп имеет свое влияние на формирование личности человека. Это прописные истины, о которых сегодня, казалось бы, знают все. Но мы знаем не все или не всегда оцениваем степени детского риска. За КПП детских спецучреждений они попадают не сами. «Что сделал? Воровал». — Витя был всего лишь в 6 классе школы, когда попал в зал судебного разбирательства.

С друзьями заходили в магазин, воровали деньги, шоколадки, флешки. Днем, не ночью. В нашей компании было человек пять-шесть. Думаю, что мы не одни, в нашем городе таких много. На суде было стыдно, — рассказывает он.

Так, два года назад он приехал в Адыгею из Республики Коми. Дома остались мама и младший брат. Горько было потом? Пожимает плечами: «Здесь лучше, чем в школе». В училище он пробудет еще год, но мама недавно приезжала из Коми, потому что скучает…

Цена шоколадки

На вопрос, как попал в спецучилище, пятнадцатилетний Эдик из Вологодской области отвечает коротко: «Друзья, кража». В селе Новосевастопольском, точнее в его спецучреждении для трудных подростков, он живет уже полгода. В одном из моногородов, в двух сотнях километров от Вологды, он воспитывался в детском доме с начальной школы. Отца не знает совсем, но дома его ждет мама, она пишет ему письма. Эдик уверен, что поедет к ней, они будут жить вместе, как только закончится его срок пребывания здесь. Он получит свою рабочую профессию — штукатур-маляр, сможет самостоятельно зарабатывать, у него определенно есть перспектива, что взрослая жизнь — человека совершеннолетнего — будет лучше, чем в детстве.

Статья 158-я. Что украл? Деньги. Вместе с друзьями залезли в чужую квартиру, а потом купили мороженое, шоколад, сладости — все такое, — рассказывает восьмиклассник Ваня из Красноярского края.

С Ваниных слов, их было четверо. Прогуливали школу, кто-то в их компании подал плохую идею — а пошли? Типа на спор, кто круче, кому повезет. «Доходное» место не вычисляли, но украсть что-нибудь из магазина днем проблематично, решили залезть в квартиру. Там Ваня нашел 5-тысячную купюру и взял ее. С места преступления они сбежали, деньги потратили на общее удовольствие. Впрочем, сумма оказалась, как говорит, «небольшой», хотя карманных денег у него никогда не водилось.

А потом к нему домой приехали полицейские, забрали и доставили в районное отделение. В камере не плакал, но ужасно хотелось домой — помнит. Потом запомнил процесс суда, суровый тон судьи и что мама плакала — тоже. Суд вынес решение — три года воспитания в детском спецучреждении закрытого типа в Адыгее. О такой республике на юге страны подросток Ваня ничего не почерпнул на уроках географии в своей красноярской школе. Оказалось, в Адыгее тепло, комфортно, воспитатели строгие, но справедливые.Что ждет впереди, ведь для него это тот же срок «заключения», тоже не знал.

А сейчас домой хочется?

Маленько. Здесь хорошо. Но все-таки скучаю по дому, — говорит подросток.

В Красноярск он вернется, когда будет учеником уже 10 класса, причем со строительной профессией в руках. Его семья — мама, но есть еще бабушка и дедушка. Почему дедушка не задал ремня внуку заранее? Так не знал. Да Ваня и сам не предполагал, что способен пойти «на дело», да еще в чужую квартиру.

Это случается, потому что в семьях этих мальчишек не контролировали, взрослые заняты своими задачами — как накормить и содержать семью. Есть случаи, когда нет работы, но чаще всего родители пьют, ведут асоциальный образ жизни. Как только ребенок приходит к нам, мы устанавливаем прямую связь с родителями, независимо от удаленности региона. Наша цель — заинтересовать их судьбой сыновей, их будущим. Внимание родителей очень много значит для этих ребят, — говорит заместитель директора по воспитательной работе Айдамир Цишев.

Добротой и трудом

На сегодняшний день в спецучилище воспитываются 135 мальчишек и юношей от 11 до 18 лет из 48 регионов страны. По словам воспитателей, мальчишки из Адыгеи бывают нечасто, пару лет назад на перевоспитание попадали двое ребят из районов РА. Все несовершеннолетние дети прибывают сюда на социально-воспитательную коррекцию по решениям судов как преступившие закон. По словам и педагогов училища, и полицейских, попадаются мальчишки на кражах, автоугонах. Бывает, на перевоспитание попадают и те, кто совершил тяжкое преступление против личности, но таких случаев за последние годы не много. Сроки перевоспитания — от года до трех лет. В 18 лет они покидают это спецучреждение в обязательном порядке.

Нередко к окончанию срока ребята просятся остаться подольше. В училище  комфортные условия. Для части наших воспитанников они намного лучше тех, которые их ждут дома. Поэтому, когда воспитанник уходит от нас, мы отслеживаем его путь и дальнейшую судьбу в домашнем регионе. И сами ребята звонят нам и пишут, — говорит заместитель директора спецучилища по социально-психологической работе Саида Хут.

Около 45% от общего числа воспитанников — дети с ограниченными возможностями здоровья. В основном это ребята, в силу условий в семьях отставшие от своего возраста по развитию. Для них в училище есть специальные коррекционные классы и группы. Так же, как все, они получают профессиональное образование. В зависимости от возраста ребят обучают профессиям, вручают дипломы на базе 9 или 11 классов. Профессий достаточно много, есть что выбрать по душе. По словам педагогов, большая часть — строительные специальности, есть и сельскохозяйственные. Например, можно получить специальность плодоовощевода, для чего в училище есть свое учебное хозяйство, где в марте этого года поставили даже собственную теплицу. Разбили и свой фруктовый сад в 170 деревьев, этим летом уже будут собирать первый урожай яблок.

У нас учреждение закрытого типа. Каждый из воспитанников совершил преступление, понимает, почему здесь оказался. Круглосуточное пребывание требует постоянной занятости — это не только школа, но прежде всего труд, осознание своей общественной полезности хотя бы в границах училища. В саду и в теплицах они смогут обрабатывать то, что получат для себя в столовой — это тоже часть воспитательного процесса, — говорит директор училища.

Когда мы приехали в гости, в Майкопском специальном профессиональном училище закрытого типа готовились к проведению 7-й Всероссийской предметной олимпиады среди спецучилищ такого типа. Когда-то руководство вышло с инициативой о проведении такого форума в Адыгее, предложение поддержали на федеральном уровне. Организацию оценили высоко, учитывая, что в образовательных соревнованиях участвовали и девочки — таких федеральных спецучилищ в России всего четыре.

Нынешняя олимпиада необычна. Еще в марте этого года в Комитет Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Министерство образования и науки РФ внесло предложение на примере нашего училища показать успешную образовательную и воспитательную деятельность специалистам и нашим коллегам со всей России. Было принято решение о проведении здесь, в Адыгее, выездного заседания Комитета Госдумы и одновременно Всероссийского совещания Минобразования с руководителями федеральных и региональных учебных профессиональных заведений закрытого типа, — рассказал директор Майкопского специального профессионального училища закрытого типа Аслан Хут.

Базовый опыт

В актовом зале учреждения часто бывает шумно. В качестве дополнительного образования в училище работает множество кружков по интересам, смотры успехов и концерты здесь не редкость. Но день, когда приезжают гости, всегда особенный. А тут из Майкопа к ребятам прибыли ведущие спортсмены. Каратисты! Они привезли свои золотые и серебряные кубки, на столе у сцены были разложены десятки их призовых медалей на ярких, цвета российского триколора, лентах. Их можно даже потрогать. После небольшого рассказа о труде и распорядке в большом спорте Александр Рудь — мастер спорта международного класса по карате, чемпион мира и Европы, тренер, а также мастера спорта по карате — чемпион Европы и России Дамир Ахтаов и чемпион ЮФО Владимир Нецветайлов — показали воспитанникам училища приемы во время тренировок на татами и бой в спарринге. При этом разрешалось задавать спортсменам всевозможные вопросы.

Сколько боев вы проиграли в своей жизни? — этот вопрос к мастеру спорта международного класса, видимо, очень волновал зрителей.

С 9 лет, когда я впервые стал участником соревнований, я провел больше 200 боев, из них девять проиграл, — чистосердечно ответил Александр Рудь. — Но все, что мы вам сейчас показали, — приемы не для уличной драки. Откровенно вам скажу, что все самые сложные личные вопросы нужно решать в спортзале, а не на улице. Только спорт повысит вашу самооценку, научит принимать верные решения.

Как говорят педагоги училища, спорт для воспитательного процесса здесь одно из главных направлений дополнительного образования. И их воспитанники добиваются хороших успехов как в командных играх, к примеру футбол, волейбол, баскетбол, так и в спортивном туризме, тяжелой атлетике, которые также в почете. Футболисты училища участвуют в муниципальных, межрегиональных и даже всероссийских юношеских турнирах, а в спортивном туризме входят в состав юношеской сборной Адыгеи.

Мы благодарны руководству и сотрудникам МВД по Адыгее за активное участие в жизни нашего училища. У нас они частые гости. Не первый раз вместе с ними к нам приезжают именитые спорт­смены республики, которые не только рассказывают нашим воспитанникам о том, каким трудом достигаются успехи в спорте и в жизни, но и демонстрируют навыки, вовлекая ребят в процесс. На воспитанников это оказывает сильное впечатление, они потом долго обсуждают эти встречи. Такая совместная работа, безусловно, помогает мальчишкам и юношам в социальной адаптации, — сказал Аслан Хут.

Это как бы прикладное влияние на воспитание гражданской позиции и здорового образа жизни у подростков, подавляющее большинство которых с детства оказались в непростых жизненных условиях.

После окончания воспитательного срока это внимание к ним не заканчивается, хотя большинство ребят уезжают далеко от Адыгеи. Когда они только приходят в училище, у некоторых нет вещей, приличной одежды. Здесь их одевают и обувают по сезонам, дают тетрадки и книжки. Все необходимое для жизни и нормального самочувствия ребенка обеспечивает государство. И этого им хватает на определенное время уже в том, их домашнем быту.

Конечно, случаи, когда воспитанники возвращаются, получив новый воспитательный срок за другое совершенное ими правонарушение, есть. Если в первый раз они попадают сюда в раннем возрасте, рецидивы случаются. Не всем удается справиться с отношениями в семье. Если родители не подают пример законопослушания, мальчишки снова оказываются в той среде, из которой мы всеми силами стараемся их вырвать, дать другие ориентиры, — говорит старший воспитатель 2-й группы Геннадий Кулов.

Безусловно, в жизнь всего коллектива училища они встроены гармонично: с утра — занятия в мастерских под руководством мастеров профессионального обучения, после обеда — уроки в школе, затем есть время для кружков по интересам и спорт. Есть и дежурства по спальному корпусу, в котором они сами убирают и наводят чистоту. Благоустроенной футбольной площадке училища можно позавидовать — на ней не искусственное покрытие, а белый кварцевый песок, привезенный с берегов Волги, который, как говорят, не липнет к кедам, рукам и коленкам. «Свободное время» здесь совсем иное — деловое! Если преуспел в исполнении правил общежития, учебы и дисциплины, то, по итогам аттестации, и награда.

Каждый месяц у нас бывают поездки. Обычно группой в 35 человек плюс воспитатели и наш медик. Мы вывозим мальчишек в Краснодар и в Майкоп — на каток, в парки, поиграть в пинбол, на экскурсии. Все поездки оплачиваются также училищем, — пояснил заместитель директора училища Айдамир Цишев.

В училище взрослые стараются помочь ребятам искренне, от всей души. Вот такие здесь отношения.

Добавить комментарий




Мы в Facebook




Закон Республики Адыгея