Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Алексей ГусевЕсть философское понятие в адыгской поговорке «Куцэр теуцогъу тецогъу» (Спицы колеса на землю становятся по очереди). Она нашла свое оформление в научных трудах известного адыгского философа Айтеча Аюбовича Хагурова и материализована в емком слове «Куцэ». Она подтверждает и другое понятие: «Зи хьаолыеу щыхъурэп дунаем — шlуи, бзаджи» (Ничто не происходит на свете просто так — ни доброе ни плохое). Подумалось мне об этом на большом, многолюдном мероприятии в городе Адыгейске — 21 мая, в День памяти и скорби по погибшим в годы Кавказской войны, где был воздвигнут монумент и городу вернули то, что ему принадлежит.

А при чем здесь философское понятие «Куцэ», может спросить пытливый читатель. И он будет прав. Дело в том, что куцэ духовного возрождения адыгского народа в 90-х годах прошлого века, в свое время стартовавшая в Адыгейске, сделав большой круг, вернулась домой. В данном случае имею в виду адыгский национальный флаг 1830 года с двенадцатью звездами и тремя перекрещенными стрелами. Его копия во всей красе, изготовленная славной молодежью Адыгейска, впервые была вновь поднята именно здесь, и этот флаг, который стал воистину историческим и знаковым, если хотите, сакральным, пройдя сквозь десятилетия и перипетии нелегкого времени, снова обрел свой статус на своей родине.

История флага

Общенациональный адыгский стяг принято выводить из исторической ситуации XIX века. Историк Рамазан Трахо в книге «Черкесы», которая вышла в свет в Мюнхене в 1956 году, пишет: «Согласно Адрианопольскому трактату, все побережье Черного моря от устья Кубани до порта Святого Николая включительно останется вечно под государством Российской Империи… Петербургская Конвенция 1834 года подтвердила и уточнила статью трактата. Как раз в этот период черкесы подчинились «Великому свободному собранию». Вся страна была разделена на 12 округов. Правительство послало во главе с Исмаилом Зеушем посольство в Турцию, Францию и Англию и объявило всеобщую мобилизацию. Символом черкесского единства служил национальный флаг 1830 года зеленого цвета с тремя скрещенными стрелами и 12 звездами — по количеству основных племен и округов Объединенной Черкесии...»

Нужно отметить, что данный флаг не был практически известен ни общественности, ни в научных кругах, а книги Рамазана Трахо, как и Эдмонда Спенсера, где можно было что-то узнать об общенациональном флаге, к нам дошли позже. Это потом с годами появились новые «герои», которые якобы давно, еще до событий, о которых идет речь, знали и имели копии национального флага, у других возникало необузданное стремление сделать непременно англичанина Давида Уркарта родителем черкесского флага и т.д. и т.п. Как говорил Наполеон, у победы много отцов, а поражение — сирота. Но со всей ответственностью можно заявить: флаг вновь шагнул в свет в конце 80-х прошлого века после первого учредительного съезда возрожденного Адыгэ Хасэ Адыгеи.

Первый раз я увидел его в цвете в доме известного ученого, поэта Аскера Гадагатля. То было время эмоционального подъема адыгского народа, время возрождения его самосознания. На собрании представителей национальной элиты по возрождению Адыгэ Хасэ — общественного движения адыгов, народного парламента в самом конце 80-х годов в Адыгейском научно-исследовательском институте, где я работал ученым секретарем, был избран оргкомитет, куда вошли достойнейшие люди. Ему предстояла ответственная работа. По предложению директора института Джабраила Мекулова мне предложили возглавить его, и я дал согласие, посчитав возлагаемую на меня обязанность за честь.

Работа предстояла нелегкая и доселе неизвестная. Главный пункт ее состоял в том, чтобы провести первый общенациональный съезд нового времени, который и стал бы отправной точкой воссоздания Хасэ, ведь последнее всенародное собрание Адыгэ Хасэ Черкесии состоялось в 40-х годах ХIХ века. Чтобы как можно точнее воссоздать данный институт самоуправления адыгов и с большей пользой применить его в новых условиях, возникла необходимость исторического изучения вопроса. Здесь же, параллельно со множеством вопросов, которые решались по ходу, встал вопрос и о знамени.

Мы знаем, что у адыгов было много различных знамен: каждый субэтнос, иногда и род, имел свой стяг. Над свадебным караваном всегда развевался белый флаг, окаймленный красной полосой, иногда на нем ставили фамильный знак — тамгу. В доме, где проходила свадьба, тоже вывешивали белый флаг. В день свадьбы на крыше дома помещали два красных флага. Вывешивали еще и третий — флаг с зеленой каймой, если хотели устроить конные скачки. На доме новорожденного вывешивали флаги: при рождении мальчика — красный (хотя некоторые ученые считают, что он мог быть и белым флагом. — Прим. авт.), при рождении девочки — пестрый, чтобы она была красивой, как пестрое полотно. Вывешивали флаг, чаще всего белый, и во время «шlыхьаф» — своеобразного субботника по оказанию помощи односельчанину в постройке дома. Во время походов использовали также белый флаг.

«Как прекрасно возвращаться домой, — подумалось, созерцая радость на лицах горожан, встретивших родной флаг бурной овацией. — Еще прекраснее иметь отчий дом, где тебя всегда ждут» 

Можно вспомнить героические знамена периода адыгских мамлюков или «флаг пророка», которому присягал мадьярский военачальник Бандья, о котором писал Карл Маркс. Когда новый главнокомандующий поклялся, что будет воевать за свободу черкесов под флагом пророка, все присутствовавшие выразили радость. Флаг этот был зеленого цвета, на нем были изображены белые меч, полумесяц и звезда. В 1926 году из Тбилисского музея в Адыгею вернули флаг шапсугов, и в честь него устроили трехдневный праздник.

На съезд Адыгэ Хасэ в Майкоп приехал известный в черкесской диаспоре человек, сделавший немало для возрождения адыгов в Сирии и Турции, — Нихад Биданоко. К этому времени он уже жил в Нальчике и после съезда решил остаться на несколько дней в Майкопе у меня. Узнав об этом, в один из этих дней нас пригласил к себе в гости писатель и ученый Аскер Гадагатль. Там-то все и произошло.

За прекрасно накрытым столом время прошло незаметно: семья писателя всегда была хлебосольной. Мы говорили о многом, но больше всего о съезде, его итогах и, разумеется, о флагах. Бысым (хозяин дома. — Прим. авт.) пристально посмотрел на нас, словно прицениваясь, могу ли я вам доверять, и в свойственной ему манере, не спеша, отправился в другую комнату, вернулся оттуда с какой-то книгой и протянул ее мне. Она была написана на английском языке: Эдмонд Спенсер, 1839 год, Лондон. Оригинал книги! Вот это да! Об авторе я слышал и раньше, поэтому мне стало сразу ясно — это ценнейшая для нас находка. Но все было впереди.

Раскрываю — на первой же странице во всей своей красе, в цветном изображении — великолепный флаг. Кинулись с Нихадом читать, что написано под ним. Наших скромных знаний английского (кое-где пригодился и словарь) оказалось достаточно, чтобы понять — перед нами знамя объединенных черкесских князей 1830 года! Мы не могли сдержать эмоций, и Аскер Гадагатль сказал:

— Да, это единый флаг всех адыгов! Об этом раньше небезопасно было говорить. Вот он и пролежал у меня с давних пор… Да и сейчас тоже, наверное, но тем не менее — это наш символ.

Аскер Гадагатль, говоря «с давних пор», имел в виду, видимо, время, когда он выезжал в Америку и встречался там с соотечественниками, которые подарили ему и Адыгее немало ценных книг по истории черкесов, среди которых была и книга Эдмонда Спенсера. Я тихо поглаживал холодный лист, и что-то теплое, родное оживало в груди. Попросил книгу на один день. Аскера долго уговаривать не пришлось — он доверял мне, был моим наставником в науке, я тоже, как и он, был нартоведом. Так драгоценная книга попала ко мне на короткое время.

Адыгский стяг

Сразу же отнес книгу нашей молодой сотруднице — искусствоведу и художнице Марьет Хабаху. За ночь она успела подготовить линогравюру с изображением символики. А утром достать краски, найти офортный станок в художественных мастерских, зайдя к первому же художнику, который оказался в мастерской — это был Махмуд Тугуз, — стало, как говорится, делом времени. Так молодая художница напечатала на станке 70 линогравюр с изображением флага. Работа была не из легких, но разве не из таких фрагментов состоит жизнь? Вечером мы уже на заседании Адыгэ Хасэ обсуждали флаг, его историю и мечтали о его непременном возрождении. Сперва как символа общенационального движения, затем — будущей республики.

Наутро мы разослали линогравюры вместе с аннотациями из книги Эдмонда Спенсера в Кабардино-Балкарию, Карачаево-Черкесию, причерноморским шапсугам и за рубеж — черкесской диаспоре. Как раз в это время мы с автором линогравюр, дочерью из рода Хабаху, создали семью и по приглашению черкесских друзей поехали в Домбай, естественно взяв с собой линогравюры адыгского флага. По просьбе черкесской молодежи она изготовила там небольшие флаги из красивой изумрудной ткани, которые тотчас же украсили автомобили и офисы активистов Хасэ. Так адыгский национальный флаг начал свое возрождение.

Потом группа молодых энтузиастов из города Адыгейска — Адам Кабертай, два Сташа, оба Ахмеда, Сачнет Дербе, Светлана Ашинова, Адам Читав, Нальбий Нехай, Мурат Наниз, Адам Хуаде, позже ставший Героем Абхазии (если кого не назвал, прошу извинить, прошел не один десяток лет с того знаменательного времени), на базе художественных мастерских города, где работали многие из них, сделали настоящий адыгский стяг — копию флага 1830 года. Наряду с этим они изготовили тысячи линогравюр, копий с флага, и начали распространять их. А это была большая работа.

Символ возрождения

«Зеленый флаг с 12 звездочками и тремя скрещенными стрелами стал сегодня символом возрождения Адыгеи, правды ее истории, свободолюбивого духа народа, — напишут они позже в газете «Гъуазэ» (Вестник) Адыгэ Хасэ в апреле 1991 года. — Впервые изображение флага объединенных адыгских племен Ахмед Сташ и Сачнет Дербе увидели у ученого Асфара Куека, в оригинале книги Эдмонда Спенсера».

Фото Асфар КуекВпечатление было огромным. Всю дорогу обратно Ахмед и Сачнет обдумывали, как изготовить такой флаг. Оба буквально загорелись идеей, они возлагали большие надежды на то, что флаг всколыхнет людей, пробудит интерес к истории, им так хотелось сделать подарок первому съезду Адыгэ Хасэ родного района!

В Краснодаре нашли отрез тончайшей зеленой ткани.

— Цвет жизни! — радостно сказал Ахмед.

А у руководителя кружка кройки и шитья С.Ашиновой лежал готовый трафарет флага. По нему выполнили золотым шитьем звездочки и стрелы. Дополнили нарядными красными кистями и металлическим наконечником. Когда высокое гладкое древко вдели в шлевки зелено-золотистого полотнища, флаг ожил. Он, казалось, дышал ветрами времени — самой истории, готовый взвиться высоко над головой, всколыхнуть, окрылить. Так оно и произошло.

Близился час открытия учредительного съезда. В Теучежск (так раньше называли нынешний город Адыгейск. — Прим. авт.) были приглашены руководители Адыгэ Хасэ из Майкопа. Зал был до отказа заполнен. «Перед выходом мы попросили заместителя председателя Адыгэ Хасэ Адыгеи Асфара Куека рассказать об адыгском флаге — подготовить аудиторию», — вспоминал Ахмед. Чести внести в зал флаг удостоились Хизир Мельгош и Сачнет Дербе.

И вот над сценой справа встрепенулось и поплыло легкое зеленое полотнище с золотыми звездами. Сидевшие в зале мгновенно встали — в едином порыве восторга и волнения. Долго же ждали этой минуты адыги! У многих на глазах были слезы. Наш флаг обращен к нашей памяти и совести…

Не правда ли, трогательно! Оно живо напомнило, как впервые его встречали адыги на своей земле. «После ружейных залпов, которые обычно возвещают приезд вождя, — пишет Эдмонд Спенсер, — тысячи великолепных, красивых, статных воинов поскакали навстречу, и через несколько секунд мы были окружены сотнями славных патриотов Черкесии. Некоторые из них были одеты в простые крестьянские одежды, другие в сверкающие доспехи. Затем мужественный вождь Херсис Султун-оглу (по нашему предположению — Хырцызыко Алэ из рода Джэнчат) развернул великолепное национальное знамя, которое он получил из Стамбула, разрисованное прекрасными руками черкесской княжны, занимавшей высокое положение в Турецкой империи.

При виде этого столь долго ожидаемого национального флага тысячи мечей взлетели в воздух, и единый, несмолкаемый возглас радости исторгся из душ этой огромной массы людей… И черкесы предстают взявшими друг друга рука об руку, объединенными теснейшими узами братства, дружбы...»

Далее Эдмонд Спенсер отмечает, что, когда бы черкесы ни делали вылазку, национальное знамя всегда несли во главе части, и на каждой всенародной ассамблее оно выставлялось на самом видном месте. Здесь нужно отметить, что национальный флаг адыгов стал символом и для других народов всего Кавказа. В добавление к аборигенам Черкесии тысячи человек из соседних районов Грузии, Мингрелии, Имерети и с Каспийского моря собрались под знамя конфедеративных князей вместе с сотнями поляков… С момента образования конфедерации и принятия единого нацио­нального знамени произошло полное изменение в характере, и моральной энергии народа был дан могущественный импульс. Этот импульс и ныне бьется в каждом адыгском сердце, ведь прекрасный адыгский флаг сегодня реет над всеми адыгами мира, где бы они ни находились. В этом немалая заслуга знамени, впервые поднятого в Адыгейске.

Возвращение реликвии

Время и события потрепали флаг, рожденный в славном городе Адыгейске, он какое-то время находился в республиканском музее, затем побывал на абхазской войне (его брал с собой Адам Хуаде, сложивший голову за свободу абхазского народа). Говорят, что он воздвигался на некоторых свадьбах, был прострелен в некоторых местах (получил «ранения»), затем его след оборвался. После наших неоднократных укоров в адрес тех, кто его изготовил, активистов Хасэ Адыгейска, должным образом не проследивших за дальнейшей судьбой их детища, наконец его отыскали. Председатель Адыгэ Хасэ города Адыгейска Гисса Абид, братья Адам и Аскер Кабартай вернули его домой, потом он находился на реставрации у Сачнет Дербе. Но по непонятным причинам он снова покинул город и… попал в государственный ансамбль «Нальмэс».

Накануне большого праздника — Дня адыгского флага, отмечаемого 25 апреля, с учетом того, что наша семья имела непосредственное отношение к возрождению адыгского флага, мы с супругой были приглашены в Адыгейск, где прошла теплая интересная встреча. Рассказав вдвоем все то, что здесь написано (и то, что в газетные рамки не вмещается), мы вновь высказали большое сожаление по поводу того, что возрожденный впервые в полном формате адыгский общенациональный флаг еще в пути, не вернулся домой, а надо бы. Только в Адыгейске флаг обретет уют и спокойствие, ведь это его родина…

И вот на площади в центре Адыгейска собрался многотысячный митинг. Открыт монумент павшим во время Кавказской войны. Затем наступает время флага. Флага, вернувшегося домой! Толпа разверзлась и образовала коридор. Трое прекрасных молодых черкесов — артистов «Нальмэса» в полной национальной экипировке вынесли на площадь флаг, который так долго ждал своего времени. Они вручили его главе города Адыгейска Махмуду Тлехасу, который, узнав о нашем приезде в город ко Дню флага и просьбе его вернуть домой, лично занимался возвращением реликвии. А как это ему удалось и чего это стоило ему — знает только он. Об этом на митинге ничего мэр не сказал, был просто несказанно рад возвращению «родного дитяти домой». И мы рады, что не так давно заступивший на должность мэра Адыгейска Махмуд Тлехас причастен к таким событиям, как открытие памятника и возвращение реликвии домой. Мэр передал стяг на хранение в музей, где адыгский нацио­нальный флаг займет свое достойное место…

Вспомнилось прекрасное стихотворение брата Нальбия Куека о вишне, которая расцвела весной, и чарующие мелодии природы увели ее с собой. Вернулась она вполне созревшей и набравшейся опыта жизни, корни были все в пыли от дальней дороги, но вся она была полна красных и сочных плодов… И флаг, родившийся в Адыгейске, походив по миру, побывав в разных перипетиях, все же вернулся домой и принес в родной город славу и достойное уважение.

Да, неизменно свершится то, что должно непременно случиться, философский принцип «Куцэ» — «Спицы колеса на землю становятся по очереди» еще никогда адыга не подводил. До каждого она доходит, не минует никого и ничего, подтверждая и другое понятие — «Ничто не происходит на свете просто так — ни доброе ни плохое». Случилось доброе, и я, как и все участники данного счастливого события, несказанно рад, что наступило время счастливого «куцэ» в жизни славных горожан, с чем мы их искренне поздравляем.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook




Закон Республики Адыгея