Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Артур Лаутеншлегер / САВ преддверии 20-летия установления Дня репатрианта мы побывали в ауле Мафэхабль. Здесь проживает 180 соотечественников (62 семьи) из разных стран мира. Первыми, кто вернулся на историческую родину и начал новую жизнь в счастливом ауле, были адыги из Косова. Среди них — семья администратора аула Мухамеда Хасани. О том, что стоит за этой датой и как сложилась судьба соотечественников, вернувшихся на историческую родину — в Адыгею, сегодня в «СА».

Возвращение

Возвращению предшествует трагическая история оставления отчего края и долгие годы, а порой и столетия скитания на чужбине.

Адыги Косова были частью переселенцев, осевших на Балканах. Многие десятилетия они жили в мире и дружбе с сербами, ставшими им братьями, вместе растили детей, собирали богатый урожай и защищали интересы приютившей их страны. Но вдалеке от своей Отчизны адыги сумели сохранить обычаи своих предков, культуру и самое главное — любовь к Родине.

Когда был положительно решен вопрос о возвращении косовских адыгов на историческую родину, было определено и место их будущего проживания — аул в пяти километрах от Майкопа. Место это для адыгов знаковое: здесь когда-то был Тхагелидж — место молотьбы. У нартов Тхагелидж — это бог плодородия. Именно на этом месте, тесно связанном с трудовыми традициями, с выращиванием и сбором богатого урожая, был заложен аул, получивший символическое название «Мафэхабль», что означает «счастливый аул».

День, когда косовские адыги, вернувшиеся на историческую родину, впервые ступили на благодатную землю своих предков, когда, не сдерживая слез, плакали и целовали ее (кто — собрав в горсти, кто — встав на колени и припав губами), и стал памятной датой в отечественной истории — Днем репатрианта. Это священная дата для тех, кто спустя столько лет вернулся домой. Поколения изгнанников рождались и умирали на чужбине с надеждой, что кто-то из детей, внуков увидит свою Родину.

1 августа 1998 года для маленькой капельки бескрайней реки черкесов, выселенных с родных мест, мечта — пройтись босиком по траве на земле предков, напиться из журчащего прозрачного ручья, берущего начало высоко в горах Кавказа, — сбылась.

Первые переселенцы

Среди первых переселенцев, кто вернулся на землю своих предков, был и 95-летний Шаип Жьэу. С ним вернулась и, к сожалению, уже утраченная редчайшая адыгская фамилия.

Кстати, местные жители-адыги с удивлением и уважением отметили, что их собратья, вернувшиеся из изгнания спустя столетия, сохранили и обычаи адыгов, и родной язык. Все без исключения репатрианты, приехавшие в Адыгею, разговаривали между собой на адыгейском языке.

Жители Мафэхабля и сегодня, спустя столько лет со времени своего возвращения на Родину, хорошо помнят гостеприимство, которое оказал репатриантам многонациональный народ Адыгеи.

В списке тех, кто по воле своего сердца оказал спонсорскую помощь в строительстве коттеджей для жителей аула Мафэхабль, — и русские, и адыгские фамилии: тогдашний губернатор Краснодарского края Н.И.Кондратенко, директор ИЧП «Мамруко» Р.Д.Мамруков, генеральный директор Майкопского редукторного завода Ш.П.Пшизов, генеральный директор АО «Санэ» М.Ф.Бибов. На личные средства фермера из аула Исламей Кабардино-Балкарии Мухаммеда Иругова в ауле в 1999 году была построена и открыта мечеть.

Что касается аула Мафэхабль, то по генеральному плану было предусмотрено строительство 240 домов. Первая очередь — 23 дома — была заселена косовскими адыгами, прибывшими в Адыгею из населенных пунктов Миланево и Доне Становце. О том, как трепетно жители этих мест хранили память о своей исторической родине, красноречиво свидетельствует тот факт, что даже реке, разделяющей село Становце, они дали название — Лаб. Семьи Абази, Абай, Кавкази, Хасани, Цей и другие обрели свою родину и проживают в Адыгее.

Каждый народ должен иметь свой уголок земли, который и зовется Хэку. Для нас это Адыгея

Хэкоу анэр

Родина… Это то место, где ты родился, вырос сам, вырастил своих детей, провожал в последний путь стариков. Родина (Хэку) — это все, что окружает тебя: яблони в саду, хрустальный ручей за околицей, бескрайний горизонт за окном, гостеприимные соседи, школьные друзья.

— Мы, адыги-репатрианты, вкладывали в понятие Хэкоу анэр — родина-мать — не то место, где появились на свет и выросли, а далекий по географическим меркам, но такой близкий нашему сердцу Кавказ, — рассказывает администратор аула Мафэхабль Мухамед Хасани. — Для нас, потомков тех адыгов, которых когда-то выселили с родной земли на чужбину, слово «Хэку» таит огромную силу и в любом тексте пишется с заглавной буквы. Это слово, которое запрещено было произносить тому, у кого совесть не чиста. Хэку для разбросанных по всему миру, унесенных даже не ветром — ураганом исторических событий, это место на карте, где жили предки, где народ укоренился, обжил территорию, создал свою культуру, язык, сформировался как нация, обустроил свой быт. Каждый народ, если он не кочевник, должен иметь свой уголок земли, который и зовется Хэку. Для нас это Адыгея.

Мухамед Хасани родился и вырос в Югославии, в местечке Доне Становце. Окончил Иорданский университет теологии, в совершенстве знает семь языков. В том числе — арабский. Сколько себя помнит, в их семье всегда велись разговоры о родине предков — об Адыгее. Об этом со слезами на глазах говорила его бабушка Хангуащ. А еще она пела внукам старинные колыбельные песни о далеком, прекрасном крае, о высоких горах Кавказа. В их семье хранились старинные вещи — из той, другой жизни. Это металлические тарелки, блюдо для фруктов. Бабушка рассказывала, что их когда-то привезли с собой ее прадеды из тех мест, где раньше жил их род.

— О том, что пусть не завтра, но когда-нибудь мы все же окажемся у себя на родине, говорили мои родители, — рассказывает Мухамед. — Но решиться на это было не просто. У нас был свой дом, уже налажен быт. И еще неизвестно было, что там, в Адыгее, как живут люди, примет ли, вспомнит ли нас наша далекая родина? Мы помнили о ней каждую минуту, за столько лет не утратили культуру, сохранили язык. Среди дорогих сердцу старинных вещей нашей семьи было две книги Святого Корана, с толкованием, 1843 года издания. Их вывез еще мой прадед. И старинная деревянная резная детская люлька — колыбель «кушъэ». Для нас это была ниточка, соединяющая прошлый и позапрошлый век и наше время.

Мечты о переезде в Адыгею в их семье долгие годы так и оставались мечтами. И, кто знает, может, их бы так и не удалось осуществить, если бы не сложившаяся политическая ситуация в Югославии. Живущие там адыги остро ощутили, что они «хэхэс» — чужаки на той земле. Югославия так и не стала им родиной. И тогда медлить с переездом на историческую родину — в Адыгею — было уже нельзя.

Первыми из их села на свой страх и риск поехали в Адыгею несколько молодых мужчин. Когда они вернулись, все население села собралось послушать, какая жизнь в Адыгее, какие живут люди и возможно ли вернуться на родину спустя столько лет.

Эту святую трогательную любовь к далекой родине поймет тот, кто долгие годы жил на чужбине. Помню, как мы, еще детьми, повторяя за старшими, на закате солнца поворачивали голову в ту сторону, где находится Адыгея, и мысленно посылали нашей родине и ее жителям пожелания процветания и благоденствия

— Рассказ побывавших в Адыгее односельчан нас приободрил. Вскоре мой старший брат, Энес, отправился в Адыгею, — рассказывает Мухамед Хасани. — Вначале — с гостевым визитом, а в 1991 году он решил переехать на родину насовсем. Здесь он женился на красивой местной девушке Кутас, открыл свой бизнес, купил квартиру. В их семье появились дети, и все было хорошо. Мы с ним часто общались по телефону и он нас настоятельно приглашал в Адыгею.

Их родители были уже в преклонном возрасте, отцу — 95, маме — 70 лет. Окончательное слово было за главой семьи, Шаипом, и он сказал: «Сколько мне осталось жить на этом свете, одному Всевышнему известно, но я был бы счастлив пройти по родной земле, дышать воздухом, напоенным ароматом трав. Это моя Родина, и она меня ждет, я знаю…»

На родине предков

В 1998 году их, группу репатриантов, как самых дорогих гостей, торжественно встречали на адыгской земле. Отцу Мухамеда, Шаипу, как самому старейшему из группы переселенцев, вручили подарок — бурку и папаху.

— Мой отец был растроган таким вниманием, я впервые увидел его слезы, но это были слезы счастья. Сделав первые шаги по земле адыгов, он сказал: «Хэкоу анэр, я вернулся…» В те трогательные минуты плакали все: и мы, прибывшие в Адыгею, и все, кто нас так долго ждал и так тепло встречал, — вспоминает Мухамед. — Первое время мы жили в доме адаптации репатриантов. Сколько было внимания к нам, сколько участия мы видели со стороны как руководства республики, так и простых жителей Адыгеи! Я хорошо помню, как к нам пришел пожилой мужчина и положил на стол большущую курицу со словами: «Готовьте щипс… Я живу в ауле, специально приехал в Майкоп, чтобы привезти вам кур, я их выращиваю. Хочу хоть чем-то быть вам полезен».

Это один из таких визитов. К ним бесконечным потоком шли люди, расспрашивали, кто остался в Югославии, искали своих близких или далеких родственников по роду.

Отец Мухамеда, Шаип, застал то время, когда их большая семья отпраздновала новоселье в новом просторном доме в ауле Мафэхабль и когда открылась мечеть. Он даже успел посадить несколько яблонь под окном дома. Деревья уже выросли и щедро плодоносят.

В дар Адыгее Шаип Хасани передал тот самый Святой Коран и детскую старинную люльку — колыбель «кушъэ». Эти чрезвычайно ценные подарки хранятся в Национальном музее Адыгеи.

Шаип Хасани ушел из жизни в 2001 году. Он остался на своей родине навечно и похоронен на местном аульском кладбище.

— В нашей семье всегда хранили адыгские обычаи, готовили блюда на­цио­нальной кухни, — рассказывает Мухамед. — Эту святую трогательную любовь к далекой родине поймет тот, кто долгие годы жил на чужбине. Помню, как мы, еще детьми, повторяя за старшими, на закате солнца поворачивали голову в ту сторону, где находится Адыгея, и мысленно посылали нашей родине и ее жителям пожелания процветания и благоденствия.

Мухамед в 2000 году женился на очаровательной девушке — жительнице Шовгеновского района Зареме Кубовой. Она подарила ему четверых детей. Их дом очень гостеприимный. Никого из гостей, даже случайных, хозяева не отпустят без чашки ароматного чая, горячих халюжей и вкусных гуубатов.

Как у администратора аула Мафэхабль у Мухамеда немало хлопот. Хорошо, что решился вопрос с питьевой водой и газификацией аула. Местные жители получают медицинскую помощь здесь же, в ФАПе. Для аульской детворы недавно построили детскую игровую площадку. Для желающих заняться спортом есть спортплощадка, футбольное поле.

— Наш аул часто посещают гости из Краснодарского края и республик Северного Кавказа, — рассказывает Мухамед Хасани. — Даже приезжают из стран дальнего зарубежья. Мы им показываем, как живем, как растим детей, почитаем старших. В каждом доме искренне рады гостям! Мы действительно счастливые люди, как каждый человек, кто наконец обрел свою Родину, и это чувство созвучно названию нашего аула — Мафэхабль.

Справка

В Мафэхабле проживает 62 семьи адыгов, 20 семей — из Косова, остальные — из Иордании, Сирии, Турции, Израиля. Из 180 человек 40 — дети, кто родился уже здесь, в Адыгее.

Добавить комментарий


К 95-летию "СА"

К 95-летию СА - Аслан Тхакушинов
К 95-летию СА - Аслан Джаримов
К 95-летию СА - Аслан Трахов
К 95-летию СА - Аслан Тлебзу
К 95-летию СА - Сергей Погодин
К 95-летию СА - Ася Еутых
К 95-летию СА - Дауд Мамий


Мы в Facebook


Закон Республики Адыгея