Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Алексей ГусевНациональный театр Адыгеи им.И.Цея 30 января представит спектакль «Кавказский меловой круг». В преддверии премьеры «СА» пообщалась с режиссером постановки, художественным руководителем театра Касеем Хачегогу. Говорили о магической силе круга, «говорящих» декорациях и главном проекте наступившего Года театра.

— Касей Яхьявич, в прошлом году вы открывали театральный сезон булгаковской «Кабалой святош», в этом году обратились к творчеству немецкого драматурга Бертольта Брехта. Почему выбрали пьесу «Кавказский меловой круг»?

— В Адыгее проходит фестиваль «Кавказский меловой круг». Идея его создания пришла мне несколько лет назад, а вместе с ней и желание воплотить на сцене постановку по одному из самых известных произведений Бертольта Брехта. Это очень масштабная пьеса по своему содержанию, идеологическим понятиям. Она о любви — бесконечной, всепобеждающей любви матери к ребенку, о человеческой доброте, о простой силе мудрости, самоотверженности и единстве народа. «Кавказский меловой круг» имеет магический смысл. Вообще круг как некий символ присутствует в культуре многих народов. Вспомните шаманов, которые очерчивают его во время обрядовых мероприятий для защиты от злых духов. Метафоричен он и в спектакле. В финальной сцене актеры танцуют «Удж» — старинный круговой национальный танец. Взявшись за руки, они олицетворяют единство народов Кавказа. Им нечего делить, они живут в дружбе и гармонии, и эта сплоченность делает их сильными.

У Брехта пьеса родилась из желания материализовать на сцене марксистскую идею. Кому принадлежит собственность? Тому, кто владеет или кто с ней работает? Найти ответ поможет спектакль (сцена на сцене), в основу которого легли древняя китайская и всем известная библейская притча. «Разные вина, может быть, и не годится мешать, но старая мудрость и новая мудрость дают отличную смесь», — говорит герой Тимура Исупова.

Постановка, как и пьеса, метафорична, в ней спрятаны философские подтексты, скрыто множество символов. Кто-то их увидит, а кто-то, может, и нет. Все зависит от смотрящего. Ведь в театре помимо талантливого артиста, талантливого режиссера есть еще и талантливый зритель.

1025018315

— Возможно, разгадать идею автора помогут декорации? Например, в «Кабале святош» они были достаточно «говорящими».

— Декорации и в этом спектакле будут «говорить». Например, символичную смысловую нагрузку будут нести огромная карта Кавказа, колесо, которое не прекращая движется. Эти предметы сразу же обратят на себя внимание. Среди декораций зритель сможет найти небольшую деталь, ставшую для моих постановок традиционной. Это кусочек синего неба — олицетворение света, добра. В драматичных постановках ведь, как правило, все приглушенно, тускло. А я знаю, что где-то пробивается свет. И сразу становится тепло. Эта обязательная деталь своего рода моя роспись. Возвращаясь к символам, скажу, что тайн раскрывать не буду, иначе зачем тогда смотреть спектакль? Зритель должен быть свободен в своих чувствах, ассоциациях, воображении. В этом спектакле есть особая тональность, и если она дойдет до каждого зрителя, если он ее услышит и поймет, то мы — зал и сцена — станем единым целым. Брехт — это ведь другой театр, театр отчуждения. Сопереживать, дать волю чувствам — не есть самый лучший способ восприятия, по Брехту театр должен учить думать, понимать. Автор пользуется сюжетами, заведомо известными зрителю, чтобы эффект любопытства и переживание отсутствовал. Мы знаем итог суда Соломона, концовку «Мамаши Кураж». Элемент любопытства исключен. Но как эту историю подал автор, как показал то знакомое — это и есть эффект отчуждения. Знакомые события становятся незнакомыми, зритель, видя это странным, начинает анализировать. Донести авторскую идею помогут знаменитые брехтовские зонги — песни, в которых автор комментирует образ персонажей, при этом сам выполняет и роль актера. В одну секунду он должен изображать героя и стать самим собой, произносящим комментарии автора.

Постановка, как и пьеса, метафорична, в ней спрятаны философские подтексты, скрыто множество символов. Кто-то их увидит, а кто-то, может, и нет. Все зависит от смотрящего. Ведь в театре помимо талантливого артиста, талантливого режиссера есть еще и талантливый зритель

— Говорить актеры будут на разных языках, это не станет препятствием в понимании того, что происходит на сцене?

— Спектакль будет идти на трех языках: русском — он станет связующим, адыгейском и абхазском. Благодаря синхронному переводу пьеса будет понятна всем. Осуществить постановку, в которой играют актеры из разных театров, — моя давняя мечта. В «Кавказском меловом круге» задействованы практически вся труппа Национального театра Адыгеи и ведущие артисты Абхазского театра им.С.Чан­ба. Это делает «Кавказский меловой круг» крупным межнациональным проектом, носящим объединяющий и созидательный характер.

— Дата 30 января знаменательна не только премьерой. В этот день вы отметите 70-летний юбилей. Праздновать день рождения на работе — традиция?

— Свой личный праздник я тщательно скрываю. (Улыбается.) У меня никогда не было никаких официальных торжеств по случаю дня рождения, я этого не люблю. В театральной среде знают, что на каждый свой юбилей, начиная с сорока лет, я ставлю спектакль и приглашаю гостей не на день рождения, а на премьеру. В этом есть своя прелесть. Ведь театр для меня не просто работа, это дело жизни. Поэтому и свой личный праздник я хочу разделить со зрителями, коллегами, друзьями и, конечно, семьей, которая всегда поддерживает меня и присутствует на каждом спектакле. Своей традиции я не изменяю, поэтому и в этом году в кругу самых близких и дорогих людей отмечу очередную премьеру.

— Наступивший 2019-й президентом России объявлен Годом театра. Насколько это важно в первую очередь для вас — руководителя театра?

— Когда целый год в стране посвящают театру — это не просто так. Значит, в этом была необходимость. Театр, совмещая в себе вокал, музыку, сценографию, живопись, литературу, является одним из самых сложных видов искусства. От которого, к сожалению, нас отучают. Популярность обретают шоу, развлекательные передачи, которые исправно транслируются по всем каналам. То, что заставляет думать, анализировать, массовому зрителю не нравится, он более охотно воспринимает «легкий», не всегда качественный продукт с экрана телевизора. Современный зритель теряет чувство вкуса художественного, интеллектуального. И мы это чувствуем — нам не хватает красоты, доброты, хочется окунуться во что-то прекрасное. Необходимо возвращение к театру. Станиславский говорил: «Театр — это храм». Вспомните, какие чувства вы испытываете, когда заходите в церковь или мечеть, как ведете себя. Похожие ощущения испытываешь и находясь в театре.

Мы — работники театра — очень рады, что этот год посвящен высокому искусству, и надеемся, что он окажет особое влияние на мировоззрение современного зрителя, станет верным помощником в воспитании духовных и нравственных ценностей.

— Под эгидой Года театра в России пройдут тысячи мероприятий. Чем запомнится он жителям Адыгеи?

— Самым большим и знаковым мероприятием наступившего года станет фестиваль «Кавказский меловой круг», который уже приобрел статус международного. Он пройдет с 22 по 28 апреля. Участие примут 12 театров — представители регионов юга России, Северного Кавказа, Турции. Фестивальная площадка станет местом для обмена профессиональным опытом, творческими идеями. Для участников будут организованы мастер-классы по сценографии, сценическому движению, гриму, лекции от ведущих театральных деятелей страны. И самое главное — коллективы смогут представить свои лучшие постановки. Национальный театр покажет «Кавказский меловой круг». Планируется, что в этот раз постановка объединит все театры-участники фестиваля.

Мы ведь уже завершаем разговор? Обратите внимание — наша беседа началась с фестиваля, им и закончилась. То есть круг замкнулся.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея