Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Дети3Исчезновение Даши Шопиной буквально всколыхнуло наш тихий городок. Сотни людей откликнулись на призыв о помощи, волонтеры семьями едут из соседних регионов, люди приносят в штаб воду и продукты, чтобы помочь тем, кто днем и ночью в городе, у рек и в лесу ищет Дашу. Тысячи людей восприняли эту новость как личную беду. А как иначе? Ведь у нас всех дети, внуки и внучки, сестры и братья, племянницы и племянники. Ведь такое может случиться с каждым.

Для спокойного, некриминального Майкопа, где все друг друга знают, такое происшествие — из ряда вон. Сопереживают все. Куда могла пропасть 16-летняя девочка из благополучной семьи средь бела дня в центре города? Как и чем помочь? Есть способы, и их не так много: стать волонтером, помочь волонтерам, сообщить важную информацию о девочке по телефонам, указанным в ориентировке. И тут как в медицине: лучше не навредить. А вредители обнаруживаются.

Особо эмоциональные граждане начинают распространять непроверенную и неподтвержденную информацию, которую не особо сознательные граждане закидывают в интернет и группы в мессенджерах. Вот уже читаю в своем вацапе, как школьные мамочки ищут «Тойоту», тут же прилагают скрин якобы ориентировки. Как вирус, это все распространяется, расползается по телефонам и компьютерам. Тут только два варианта. Допустим, это правда. Если правоохранители желают огласки, они сделают заявление, и будьте уверены: ориентировку растиражируют все СМИ. Если же спецы решили, что огласка навредит расследованию и поиску, то эту информацию оглашать не станут. Ключевое слово: «навредит». Тогда почему такую миссию берут на себя люди, далекие от следствия и ответственности за его исход? Если же информация, которой нет ни в одном официальном источнике, — фейк, неправда, то ее распространение тем более бессмысленно.

 

 Даже в абсолютно благополучной семье, такой как у Шопиных, с таким абсолютно спокойным и бесконфликтным подростком, как Даша, может случиться непредвиденное

«СА» уже писала, насколько редки подобные исчезновения детей в Адыгее. Представитель Следственного комитета рассказал нам, что, как правило, дети находятся в первые сутки, а причиной таких самоволок чаще всего становится бродяжничество. В поисках Даши профессионалы отрабатывают и версию вовлечения в так называемую «социальную игру». В нескольких регионах России фиксировали случаи пропажи детей, которым некто в социальных сетях отправлял задание «прятаться от родителей как можно дольше».

Мы не знаем, что произошло с Дашей, и все надеемся на лучшее. Но в каждом родительском сердце поселилась тревожная мысль — как предупредить, как обезопасить своего ребенка? И если для самых маленьких мы еще можем найти способы, запомнить и использовать правила (мы публикуем их чуть ниже, сохраните для себя), то с подростком сложнее. Как выстроить такие отношения, чтобы доверие к родителям было 100%, чтобы в неокрепшее и подверженное вполне нормальным возрастным переменам сознание подростка не вторглись ни «социальные игры», ни чужие потенциально опасные люди?

Для спокойного, некриминального Майкопа, где все друг друга знают, такое происшествие — из ряда вон

 Ведь даже в абсолютно благополучной семье, такой как у Шопиных, с таким абсолютно спокойным и бесконфликтным подростком, как Даша, может случиться непредвиденное. Как мама двоих детей, я поглощена этими мыслями, и пока ответа у меня нет. Но совершенно точно знаю одно: я сейчас поставлю точку, отложу ноутбук и крепко-крепко обниму своих детей.

Раздумывая над колонкой главреда, я обратилась к человеку, которого во многом считаю авторитетным, а ее небольшими мудрыми и вдохновляющими эссе в Фейсбуке просто зачитываюсь. Людмила Рашидовна Хут, известный ученый-историк, преподаватель, мама и бабушка трех внучек, так же, как и все мы, сопереживает случившемуся. Она откликнулась на мою просьбу и написала для «СА».

Я слишком долго живу на свете, чтобы четко осознать очевидную истину — никто не застрахован

Последние несколько дней мы все ужасно напряжены. Мамы, папы, наны, таты замерли в ожидании вестей о пропавшей девочке. Между тем профессионалы организовали и ведут поиски по отработанным методикам, привлекая массу народа, которого все равно не хватает. Я не умею искать пропавших детей, я никогда не состояла в замечательной организации «Лиза Алерт», волонтеры которой делают сейчас возможное и невозможное. Меня спрашивают (как маму и нану), что делать, чтобы предотвратить ситуации, когда ребенок из благополучной семьи вдруг исчезает в никуда. Честно признаюсь: не знаю. Я слишком долго живу на свете, чтобы четко осознать очевидную истину — никто не застрахован. Все что угодно может произойти на фоне общего как бы благополучия.

Пожалуй, расскажу историю из своей жизни, которая как будто не совсем о том, что нас всех сейчас волнует, но все же. Мне было 23 года, т.е. уже давно не 16 лет, и у меня уже была своя масяня, совсем еще крошечка. В доме, в котором я жила, случился разговор, точнее монолог, который вошел в мои уши и который буквально стал разрывать меня своей несправедливостью. Тот случай, когда НИЧЕГО не хочется говорить в ответ, когда молчание становится криком, который слышишь только ты. Особенно тяжелым было то, что несправедливое шло от человека, который был чуть не вдвое старше (мы ведь привыкли считать, что старший — значит более опытный и мудрый). Ощущение несправедливости происходящего было столь сильным, что я на автопилоте выскочила из дома, в чем была, схватив в охапку самое дорогое — свою масяню. Я бежала по улицам Майкопа в сторону лесопарковой зоны (почему-то). Остановила свой бег только на шлюзах реки Белой. Успела заглянуть в эту бездну воды и отшатнуться.

В этот момент меня с ребенком на руках кто-то сзади крепко обнял. Обнявший (у него были сильные руки) ничего мне не говорил, только крепко держал. Потом развернул к себе лицом и сказал: «Иди домой, девочка, все будет хорошо». И я пошла. Нет, потом не было хорошо, потом и позже было очень трудно, но мне ни разу и никогда не пришло больше в голову заглянуть в глаза бездне. Я не помню лица незнакомого мужчины, случайно встретившегося на моем пути. Разве что только глаза. Они были глубже, чем бездна, и они ее пересилили.

Ощущение несправедливости происходящего было столь сильным, что я на автопилоте выскочила из дома, в чем была

Это я к тому, что стать чьим-то спасением — это очень важно. Для этого совсем необязательно читать много умных книжек, день и ночь размышлять о судьбах мира, готовить себя к великому и проч. Надо просто быть чуть-чуть внимательнее и успеть заметить, как же плохо совершенно незнакомому тебе человеку. И сказать или сделать что-то совсем не героическое, а человеческое: обнять, погладить по голове, шепнуть в ухо пару-тройку простых слов. Чтобы тот, кто оказался на краю, понял, что он не один на всем белом свете, что у него есть столько любящих и ждущих его человеков, что твой уход станет трагедией для стольких любящих тебя сердец и сердечек. Я очень-очень надеюсь, что девочка, ставшая всем нам родной, обязательно найдется и проживет долгую счастливую жизнь.

Правила безопасности

Даша пропала 24 мая. Так совпало, что следующий день 25 мая — это Международный день пропавших детей. Задумайтесь, каждый год только в России теряются 55 тысяч детей. Каждые 10 минут пропадает один ребенок. Родители просто обязаны

знать и учить своих детей простым правилам. Мы публикуем технику безопасности, которую доступно сформулировал Егор Филатов.

  1.  Имя, возраст, адрес — это то, что ваши дети должны знать. У ребенка во внутреннем кармане одежды всегда должна быть ваша визитка (записка). На ней стоит указать не только телефоны родителей, но и домашний адрес, контакты ваших друзей. Если у ребенка есть медицинские противопоказания, эти данные также стоит внести на визитку.
  1. Научите ребенка пользоваться сотовым. Для самых маленьких подойдут телефоны с ограниченным числом кнопок (каждая из них соответствует номеру близкого человека). Важно: телефон помогает определить местоположение ребенка.
  1. Проверьте вашу записную книжку. В ней должны быть телефоны воспитателей (учителей), друзей и родителей друзей вашего ребенка. Следующий момент — составьте список волонтерских организаций, которые занимаются поиском детей в вашем городе. В отличие от полиции, волонтеры способны организовать поиски сразу после вашего звонка. Найдите телефон Бюро регистрации несчастных случаев.
  1. Поиграйте в «квест»: поговорите с ребенком, что он будет делать, если потеряется в городе. Из ответов вы сможете понять, насколько ребенок готов к критической ситуации. Постарайтесь взамен односложных советов, как поступать в той или иной ситуации, объяснить ребенку, почему именно так следует поступать. Если ребенок совсем маленький, ситуацию можно разыграть на основе сказки.
  1. Когда вы будете учить ребенка, как ему поступать, постоянно делайте упор на то, что вы ни в коем случае НЕ будете его ругать.
  1. Самое простое правило взрослые помнят еще с детства: «Стой, где стоишь». Ему же необходимо научить и ребенка. Так вам будет проще найти друг друга, если вы разминетесь в магазине или музее.
  1. Потерявшемуся ребенку психологи советуют сесть на пол и начать звать своих родителей. Родители должны научить ребенка еще одной вещи. Объясните малышу, что, если к нему подходит незнакомый человек и пытается его куда-то увести, ребенок должен очень громко позвать на помощь, выкрикивая: «Это не мой папа, не моя мама, я тебя не знаю!» Только в этом случае ребенок привлечет к себе внимание прохожих (в противном случае посторонние люди все спишут на семейную сцену).

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея