Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Елена МарковаВячеслав Уджуху — создатель предметов черкесского быта, возрождающий исторические адыгские традиции резьбы по дереву. Помня об обычаях своего народа, гостей он угощает за анэ чаем «по-адыгски» — с молоком, солью… и перцем. На клумбе у него растут не обычные садовые цветы, а настоящий кладезь витаминов — физалис (пIырып), ягоды которого являются целебными. В жизни мастера сыграли важную роль и спортивная карьера, и многолетняя служба в правоохранительных органах. Что заставило отставного офицера, отдавшего полжизни погонам, кардинально поменять род занятий — в материале «СА».

Учащиеся Адыгейской республиканской гимназии, где он преподает такой важный предмет, как трудовое обучение (пусть называется оно сейчас и по-иному), даже не догадываются, что Вячеслав Катбиевич, известный в Адыгее и за ее пределами мастер, когда-то носил на своих плечах погоны: работал с несовершеннолетними правонарушителями и преступниками, отбывающими наказание в местах лишения свободы.

Почему же Вячеслав Уджуху стал заниматься совершенно новым делом? Что это — зов предков-мастеров, чьи имена полузабыты, или желание передать свои умения подрастающему поколению, чтобы те росли достойными своих дедов?

Как увлеченный человек, он всегда ставил своей целью пользу для окружающих. Когда-то и ему работа резчика по дереву казалась простой, а спустя годы он узнал, какое большое предназначение у мастера с резцом в руках, возрождающего давние традиции народа, — творца и созидателя.

Студент, тренер, милиционер

Новый дом в Габукае для семьи Уджуху строил мастер из соседней станицы. Однорукий инвалид войны, зажав заготовку локтями, вырезал топором и ножовкой из обычной доски такую красоту, что у маленького Славика захватывало дух. Мама, увидев интерес сына, рассказала о деде, которого он никогда не видел, — Дадуху Гучетле — чудо-мастере, который сам в одиночку мог построить дом.

Своих учителей из Габукайской школы №6 он до сих пор помнит по именам — Нух Ашинов, Рахмет Гучетль, учительская династия Хуажевых. Именно они своим воспитанием, умением даже самый скучный параграф сделать для школьника интересным задали мощный потенциал для аульского паренька.

Вячеславу посчастливилось попасть в первый набор спортфака Адыгейского пед­института 1971 года. В одних аудиториях и залах с ним учились и тренировались спортсмены, ставшие легендами советского и российского спорта: Владимир Невзоров, Арамбий Хапай, Арамбий Емиж, Казбек Чермит. Недаром спортивный факультет называли «элитным».

Сегодня Якуб Коблев — это уже легенда не только для Адыгеи, но и для всего мира. Этот уникальный педагог конца ХХ — начала ХХI века с первых дней учебы интеллигентно разъяснил требования к студенту спортфака — без дисциплины нет успеха в деле! Этому принципу Вячеслав Катбиевич следует до сих пор.

После службы в армии досадная травма прервала успешную спортивную карьеру молодого выпускника спортфака — преподавателя по самбо и дзюдо СДЮШОР, но Тренер с большой буквы, заботящийся о своих воспитанниках, Якуб Коблев порекомендовал парня в райкоме комсомола для работы в органах внутренних дел. 16 ноября 1978 года Вячеслав надел погоны сотрудника милиции.

— Предлагали работать и в Шовгеновском, и в Кошехабльском районах, но, как имеющий педагогическое образование, я выбрал должность инспектора по делам несовершеннолетних в станице Ханской, которая стала моей второй «малой Родиной», — говорит отставной офицер.

После этого была многолетняя служба участковым, в уголовном розыске, на руководящих должностях оперативного состава в милиции. В 1990-х годах он возглавлял оперативные отделы Службы по исправительным делам и социальной реабилитации МВД и Управления исполнения наказаний Минюста. В 2001 году подполковник внутренней службы Вячеслав Уджуху вышел на пенсию.

Учить трудиться

Сегодня Вячеслав Уджуху — преподаватель производственного обучения Адыгейской республиканской гимназии.

— В жизни каждого взрослого наступает момент, когда чувствуешь, что свои знания и умения необходимо передать подрастающему поколению. Еще мой дед — простой крестьянин, попавший под каток репрессий и потерявший 16 лет своей жизни, — учил меня… рисовать карандашом. Просто так, потому что свое умение необходимо было передать дальше — младшим по возрасту, — вспоминает мастер.

Еще во время службы в приемнике-распределителе для несовершеннолетних, располагавшемся в станице Ханской, мастер производственного обучения Иван Алехин подарил офицеру резец для работы по дереву, даже не предполагая, что подарок станет знаковым для милиционера.

Вячеслав Уджуху стал пристально наблюдать за работой Ивана Алехина, видел его отношение к резцу и дереву. А потом стал сам потихоньку изучать инструмент, резать, постепенно набивал руку. Как выполнить какую-то конкретную работу — такому его никто никогда не учил.

— Должно быть огромное желание, тяга к этому ремеслу, а дальше — практика, опыт. Все, чему тут можно научить, — это технике безопасности, как не пораниться острым резцом. У резца меняются только ручки, они разбиваются при работе, это расходный материал. А сталь резца — часто сложный сплав с добавлением редкоземельных элементов — и вольфрама, и углерода. Резец — продолжение руки мастера, который должен чувствовать дерево, но плотность древесины не имеет значения: резец должен входить в любое дерево, как в масло, — делится секретами мастерства Вячеслав Уджуху.

После выхода в отставку уже в гражданской жизни Вячеслав Уджуху попробовал себя в разных сферах деятельности, некоторое время даже работал в бизнес-структурах. Но воспитание и нравственные установки, данные школьными педагогами и вузовскими тренерами, вернули его в педагогику. Как бы высокопарно ни звучало, но он увидел свое призвание в обучении ребят труду.

Трудовое обучение начинается у мальчишек-гимназистов с пятого класса. Каждый пятиклассник, уверен Вячеслав Уджуху, — будущий глава семьи, и если юнец научится делать на уроках предметы, полезные в быту: скалку, табурет, столик, панно, работать с деревом, значит, мастер сумел выполнить свое предназначение.

— У каждого мастера должны быть ученики. Ежегодно у меня учатся 30 мальчишек-пятиклассников. Увлечь по-настоящему я смогу пусть троих, пусть пятерых, а они, в свою очередь, еще троих, пятерых, десятерых, и пойдет цепная реакция. Это как зернышко в земле: я знаю, что посадил, и оно обязательно прорастет чьим-нибудь талантом.

Ученики Вячеслава Катбиевича не раз становились победителями конкурсов декоративно-прикладного мастерства, в том числе и международного фестиваля «Звездочки Адыгеи».

Дерево
всегда живое

Вячеслав Уджуху — постоянный участник выставок народных ремесел, проводимых как в Адыгее, так и далеко за ее пределами. Он один из талантливых самобытных адыгских мастеров, возрождающих традиционные черкесские промыслы. Изготовленную им деревянную мебель, предметы домашней утвари, украшения с традиционной символикой высоко оценивает жюри различных конкурсов и фестивалей. Среди них — этнофестиваль «Лаго-Наки. Сокровища народов Адыгеи», фестиваль Русского географического общества «Народы России», всероссийская выставка «Ладья. Зимняя сказка» и многие другие.

— Дерево по жизни идет с человеком — от люльки до гроба. Прежде чем приступить к работе, я глажу доску. Если ты чувствуешь ее теплоту, значит, работа пойдет на лад. Если прикосновение неприятно, то надо остановиться, ведь допускать ошибки в моем деле нельзя — сразу соскочит резец, пойдет трещина. Я даю дереву отдохнуть, привыкнуть ко мне, начинаю делать что-то другое. На следующий день попробую снова его погладить, и оно ответит теплом. У каждого дерева есть душа, я ее вижу. Стоит взглянуть на дерево, и понимаю, что из него получится, а что нет. При резьбе мне эту душу удается сохранить…— улыбается Вячеслав Уджуху.

Дерево всегда живое, уверен резчик. Даже ребенок меняется при работе с деревом. Древние говорили, что каждый из нас имеет свое дерево-талисман, которое, если его обнять, успокоит нервы и даже нормализует давление. И на Руси, и в Черкесии лучшим деревом для изготовления домашней утвари, посуды считалась груша.

— Например, экстракт дуба имеет отравляющие свойства, а наши мудрые предки интуитивно знали, что только то дерево, которое дает съедобные плоды, не сможет отрицательно воздействовать на человека. То есть, если плод съедобен, то и древесина неопасна. Ложки, лопатки, тарелки, разделочные доски делали из груши. А уж если мебель в адыгском доме была из древесины фруктовых деревьев — высокий статус хозяину обеспечен, — подчеркивает резчик.

Столетиями адыгские мастера изготовляли круглые трехногие столики — анэ, которые одновременно служили и столом, и подносом. Вячеслав Уджуху уверен, что анэ как символ гостеприимства в современном обществе не забыт.

— Отрадно знать, что сегодня почти в каждой адыгской семье есть анэ — часть национального культурного кода. И пусть не все знают о его сакральной сути, истории и значимости, главное — наши дети растут, окруженные адыгскими традициями, — говорит мастер.

Даже на гербе Адыгеи изображен традиционный черкесский столик, ведь любого путника, не спрашивая, сажали за анэ, чтобы разделить трапезу. В Европе стол без углов считался изобретением короля Артура, но еще за сотни лет до появления легендарного правителя предки адыгов сидели за круглым столом.

— Процесс изготовления анэ начинается с подбора материала и зачастую растягивается на месяц-полтора. Пробовал делать анэ полностью с помощью станка, но понял, что в предметах и вещах, сделанных автоматикой, нет души. В ручных изделиях я оставляю часть себя. Неужели не видите? Не я его глажу, а он прикасается к моей руке, — поглаживает столик мастер.

Инвестиции в  будущее

Во время уроков Вячеслав Уджуху рассказывает своим ученикам о прошлом адыгского народа. Древние легенды, народные сказки, по его мнению, — самый лучший материал для воспитания детей. Помимо кухонной утвари, на уроках труда мальчишки делают родовые знаки — тамги. Но для этого каждый из них должен пообщаться с родителями, а некоторые — специально съездить в аул.

— О тамге паренек узнает, пообщавшись с папой, дедушкой, которые помнят историю рода. А ведь эти знаки не только красивый родовой герб, это своеобразная адыгская письменность, философия, часть адыгагъэ. Мои ученики, пообщавшись со старшими, узнали сами, как разделялись большие семьи, сыновья одного отца создавали новые роды со своими тамгами, похожими, но уже видоизмененными. Кто-то, занимаясь изготовлением тамги, выяснил, что некоторые из одноклассников — его далекая родня. А это не просто информация — это история, это память поколений, целого народа, — рассуждает мастер.

Для родителей во все времена главное в жизни — это возможность строить планы на многие годы вперед, уверенность в будущем. И самые лучшие инвестиции для будущего Адыгеи и всей страны, по мнению мастера, — это воспитание детей.

В конце года каждый из учеников Вячеслава Уджуху должен сдать экзамен «на зрелость, на мастерство, на мужество». Юный мастер к концу пятого класса должен из школьной мастерской принести домой предметы, сделанные своими руками.

— Учителя-предметники говорят, что ребята после моих уроков более основательные, рассудительные. «Нет, — отвечаю я, — они, работая руками, просто становятся взрослыми…» Вижу, как мальчик взрослеет, понимая, что он умеет и должен что-то полезное делать собственными руками. Пусть это пока просто скалка, ложка, разделочная доска... Но зернышко уже посеяно — и, уверен, вырастет и расцветет.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея