Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото архив семьи СмирновыхВ офицерской семье Смирновых главные слова говорят друг другу и по-русски: «Я люблю тебя!», и по-адыгски: «Сэшъусэлъэгъу», воспитывают двух сыновей, которые хотят быть похожими на своих родителей. Любовь и уважение, помощь и поддержка здесь не просто слова, а смысл жизни и отношений.

Упрямый парень

Виктор Смирнов с детства знал, что будет носить на плечах погоны. 

— Для этого я твердо решил: спорт, здоровый образ жизни и учеба — приоритеты на всю жизнь! Карате, легкая атлетика, пробежки по утрам, тренажерный зал стали моим привычным времяпрепровождением, — говорит Виктор.

Его родители не имели отношения ни к армии, ни к милиции и выбор сына воспринимали как детские мечты — «помечтает и успокоится». Но упрямый парень, взвесив все за и против, после получения школьного аттестата твердо решил связать свою жизнь со службой Родине. 

Пришлось делать непростой выбор между вузами. Где-то нужно было знать иностранный язык больше чем на отлично уровня школьной программы, где-то делали акцент на безукоризненный вестибулярный аппарат и необходимо было сдать физику и математику.

— В Рязани бывшая Высшая школа МВД — Академия права и управления Минюста — набирает курсантов, — подсказал кто-то, и вот уже через несколько месяцев Виктор Смирнов принял присягу курсанта Академии права и управления Минюста России, надел форму и пришил на погон букву «К».

Спортивного парня сразу назначили младшим командиром. Он, зная, что в здоровом теле — здоровый дух, не делал поблажек своим однокурсникам, не брал во внимание различия по половому признаку. И только взгляд одной девушки заставлял младшего сержанта краснеть.

— Никогда не думал, что, уехав с Кавказа в центральную Россию, найду жену — девушку с Кавказа! — с улыбкой говорит 
Виктор.

Выбор сделан!

Саида Чич не мыслила для себя другой судьбы, кроме как пойти по стопам родителей. Она росла послушной девушкой, как и положено черкешенке, — готовила адыгейские блюда, гладила папе форменные рубашки. Лишь однажды пошла наперекор родителям, решив поступать в военный вуз.

Отец Юнус Мосович — полковник полиции и мама — капитан ОМОНа всячески отговаривали дочку: «Зачем тебе служить?!» Отец даже взял ее с собой на встречу выпускников в свою альма-матер — Рязанскую высшую школу МВД. 

— Он надеялся, что я, увидев курсантский быт, откажусь от задуманного. Но ошибся! После той поездки я решительно утвердилась в своем выборе, — рассказывает Саида.

В школьные годы она занималась легкой атлетикой и вольной борьбой, поэтому вступительные экзамены, особенно физическая подготовка, не были для девушки сложными. Да и учеба такой не оказалась. 

 Строевая подготовка, огневая, физическая, лекции и семинары — время мчалось так стремительно... Но какие яркие воспоминания о курсантских годах остались! Это и самые верные друзья, и… встреча с любимым мужем, — вспоминает Саида.

В середине второго курса Саида не поехала домой на новогодние каникулы, не поехал домой и Виктор. А уже через два месяца они решали серьезный вопрос — где играть свадьбу? В Осетии или в Адыгее?

Проверка чувств

Влюбленные курсанты решили, что сначала необходимо окончить академию, и свадьбу отложили на целых три с половиной года. После вручения дипломов молодые лейтенанты Смирнов и Чич разъехались: он — во Владикавказ, она — в Майкоп.

— Не скажу, что это была проверка на прочность. Мы были уверены друг в друге, но испытание разлукой — серьезная проверка чувств,— делится Саида.

Родители и с той и с другой стороны были рады серьезности отношений «взрослых детей». На большом семейном совете было решено — четко, «по-военному»: свадьбу, как положено, играть у мужа — в Осетии!

— Есть обычаи на Кавказе, общие для всех — для адыгов, для осетин, для русских, для казаков. Кто-то их соблюдает, кто-то нет, но уважать их в наших семьях было принято всегда, — говорит глава офицерской семьи. Потому на свадьбе популярные эстрадные мелодии сменяла задорная «кабардинка», а ее, в свою очередь, — осетинский зилга-кафт. И, как положено на кавказской свадьбе, «горько» не кричали.

Дима и Тима 

 Муж — сотрудник ФСИН — был постоянно в командировках, на выездах, на дежурствах. Но я  дочь полковника, знаю, что такое служба. Мой долг офицерской жены — это надежный тыл супруга. К тому же я — адыгская женщина, а в адыгэ хабзэ жена — хранительница очага и домашнего уюта, — рассказывает Саида. 

Когда стало известно, что в семье ожидается прибавление, будущий папа долго не мог успокоиться, решал, как назвать сына. После долгих раздумий определились — первенца назвали 
Димой.

Вскоре после рождения сына супруги поняли, что в съемной однокомнатной квартире не помещаются, и решили переехать в пригород Майкопа. За городом, на свежем воздухе, маленький Дима сразу показал родителям свой характер.

— Если другие младенцы требуют есть, громко крича, то Дима Смирнов покрикивал очень интеллигентно. Он до сих пор такой, — улыбается Саида.

Если не с пеленок, то с первых шагов папа взялся за физподготовку сына. Сейчас Диме уже 10, и он активно занимается спортом — плаванием и боксом.

— Пока во всех поединках Дима выходит победителем, одолевая соперника не только физически, но и моральными установками на победу. Думаю, если он когда-нибудь проиграет, то это будет еще одним стимулом для совершенствования, — уверен папа, сегодня уже подполковник внутренней службы.

С именем второго сына Виктор Смирнов определился быстрее. «Пусть будет имя, известное всему Кавказу, имя мужественного воина — Тимур!» — решил он.

Дима с восторгом ждал появления братика. Особенно ему понравилось, что брата будут звать так же, как его. Ну, почти так же — Тима!

— Тимур активный, шустрый, подвижный — ему трудно усидеть на месте. Если он проказничает, то не потому, что хочет что-то сломать или испортить, просто такой у него боевой «моторчик», — улыбается мама Саида. Сейчас она носит майорские погоны сотрудника УИС России, всего одно звание уступая мужу Виктору. 

Смысл жизни

И Дима, и Тима растут в межнациональной дружной семье. Дима обожает щипс, который готовит мама, а Тимур не знает другой соли, кроме бжедугской. У них есть и дедушка Саша, и тата Юнус.

 Иногда дома я объявляю дни адыгейского языка и принципиально разговариваю только на нем. К сожалению, сыновья только немного понимают родной язык. Недавно Тимур попросил: «Мама, научи меня говорить по-адыгски!» Так что начнется учебный год — пойдем учиться в языковую школу, — делится планами Саида.

Мальчишки, глядя на маму и папу в офицерских погонах, знают, что родители служат стране, и хотят быть похожими на них. Офицеры уверены, что свой путь в жизни «маленькие мужчины» выберут сами, а они примут любой выбор мальчиков.

— В нашем доме живут любовь и уважение, помощь и поддержка, патриотизм и спорт. Неважно, на каких языках мы говорим. Самое главное слово по-русски — «счастье», а по-адыгски — «насып». У нас есть все, о чем можно мечтать. Мы счастливая семья! — говорит Саида.

— Тэрэз, насыпышъоунагъо! — соглашается с любимой Виктор.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея