Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

— Аслан Китович, пост Главы республики — это удача или испытание? — Это испытание, и, я думаю, очень серьезное. Это напряженный, каждодневный труд, это принятие решений, за которые ты несешь ответственность. За всю республику, за благополучие каждого. Нужно постоянно находиться в гуще событий, обладать информацией, анализировать, принимать решения и просчитывать последствия. Это требует не только больших умственных и физических затрат, но и моральных. Не каждое решение приносит сиюминутную пользу. Чаще всего результата нужно ждать месяцами, а то и годами. Не каждое решение может одновременно удовлетворить все слои общества. Где-то приходится делать шаг назад, чтобы потом сделать два вперед. Испытание, потому что один в поле не воин, потому что рядом должны быть профессионалы, должна быть команда единомышленников. Но при этом конечная ответственность — на Главе республики. Как говорится, у победы много отцов, а поражение — сирота. Испытание, потому что ни твое время, ни ты сам уже не принадлежишь себе. Все подчинено работе. —  Можете ли сказать, что кто-то из политиков прошлого или настоящего является вашим ориентиром в работе? — Мой ориентир — Владимир Путин. Этот человек является в моем понимании идеалом руководителя — интеллект, харизма, порядочность. В нем сконцентрировано совершенно уникальное сочетание качеств, сделавших его не только лидером элиты. Его любит и совершенно искренне поддерживает простой народ. Он встал у руля в очень тяжелое время и смог за короткий срок преобразить страну, вернуть ей былую мощь. Все, что сегодня происходит в мире, тому подтверждение. Сильная Россия и сильный лидер пугают наших западных коллег. Но я думаю, что сейчас вся страна должна объединиться вокруг своего лидера, поддержать его курс и работать на дальнейшее укрепление страны, каждый делая то, что от него зависит. Придет время — и не только мы, но и наши дети и внуки увидят плоды этой работы. С большим уважением отношусь к Дмитрию Медведеву и Валентине Матвиенко. Это грамотные политики, достойные люди. Если говорить об адыгах, то я бы выделил Нуха Берзегова, который почти четверть века руководил областным комитетом КПСС и многое сделал для становления Адыгеи и для народа. —  Уважение к Вам Ваших подчиненных очевидно. Откройте секрет — какие ваши черты как лидера вызывают у сотрудников не только чувство ответственности, подотчетности, а именно уважение? — Спасибо. Но, я думаю, этот вопрос следует адресовать им. Что касается моего отношения к людям, я стараюсь быть корректным, вежливым и с искренним уважением отношусь ко всем, с кем работаю. Для меня не важно, какую должность занимает человек, я одинаково отношусь ко всем, никогда не страдал высокомерием и вообще это качество в людях не люблю. Причем часто это качество сочетается с другими: люди высокомерные, как правило, любят унижать тех, кого считают менее важными, и пресмыкаются перед персонами высокопоставленными.Аслан Тхакушинов — о жизни, работе и политике.

«Социальные сети сегодня играют такую же важную роль, как и средства массовой информации. Здесь более простой и неофициальный формат, подходящий для общения, позволяющий лично мне улавливать настроения общества, быть ближе к людям»,  —  говорит Глава  Республики Адыгея Аслан Тхакушинов. 

Высокий  социальный  статус, естественно, предполагает интерес людей к его носителю, но частная жизнь  руководителя такого ранга  обычно остается в тени его работы. Журналист Мариет Фоснес связалась с Асланом Тхакушиновым напрямую, на страницах Фейсбука, и он согласился ответить на вопросы, которые мы так и назвали  — частные.

— Аслан Китович, пост Главы республики — это удача или испытание?

— Это испытание, и, я думаю, очень серьезное. Это напряженный, каждодневный труд, это принятие решений, за которые ты несешь ответственность. За всю республику, за благополучие каждого. Нужно постоянно находиться в гуще событий, обладать информацией, анализировать, принимать решения и просчитывать последствия. Это требует не только больших умственных и физических затрат, но и моральных.

Не каждое решение приносит сиюминутную пользу. Чаще всего результата нужно ждать месяцами, а то и годами. Не каждое решение может одновременно удовлетворить все слои общества. Где-то приходится делать шаг назад, чтобы потом сделать два вперед.

Испытание, потому что один в поле не воин, потому что рядом должны быть профессионалы, должна быть команда единомышленников.

Но при этом конечная ответственность — на Главе республики. Как говорится, у победы много отцов, а поражение — сирота.

Испытание, потому что ни твое время, ни ты сам уже не принадлежишь себе. Все подчинено работе.

—  Можете ли сказать, что кто-то из политиков прошлого или настоящего является вашим ориентиром в работе?

— Мой ориентир — Владимир Путин. Этот человек является в моем понимании идеалом руководителя — интеллект, харизма, порядочность. В нем сконцентрировано совершенно уникальное сочетание качеств, сделавших его не только лидером элиты. Его любит и совершенно искренне поддерживает простой народ.

Он встал у руля в очень тяжелое время и смог за короткий срок преобразить страну, вернуть ей былую мощь. Все, что сегодня происходит в мире, тому подтверждение. Сильная Россия и сильный лидер пугают наших западных коллег. Но я думаю, что сейчас вся страна должна объединиться вокруг своего лидера, поддержать его курс и работать на дальнейшее укрепление страны, каждый делая то, что от него зависит. Придет время — и не только мы, но и наши дети и внуки увидят плоды этой работы.

С большим уважением отношусь к Дмитрию Медведеву и Валентине Матвиенко. Это грамотные политики, достойные люди.

Если говорить об адыгах, то я бы выделил Нуха Берзегова, который почти четверть века руководил областным комитетом КПСС и многое сделал для становления Адыгеи и для народа.

—  Уважение к Вам Ваших подчиненных очевидно. Откройте секрет — какие ваши черты как лидера вызывают у сотрудников не только чувство ответственности, подотчетности, а именно уважение?

— Спасибо. Но, я думаю, этот вопрос следует адресовать им. Что касается моего отношения к людям, я стараюсь быть корректным, вежливым и с искренним уважением отношусь ко всем, с кем работаю. Для меня не важно, какую должность занимает человек, я одинаково отношусь ко всем, никогда не страдал высокомерием и вообще это качество в людях не люблю. Причем часто это качество сочетается с другими: люди высокомерные, как правило, любят унижать тех, кого считают менее важными, и пресмыкаются перед персонами высокопоставленными.

Был в моей жизни случай. В то время я был ректором. На улице подходит ко мне знакомый и кланяется чуть ли не в пояс. «Зачем кланяешься? Кому? Мы же товарищи с тобой», — говорю. А он: «Ты же ректор!» Позже вновь случайно встречаю его на улице, но на этот раз он в мою сторону даже не смотрит. Не останавливается, не здоровается, голова поднята, щеки надуты. Спрашиваю у знакомых: «Что с ним случилось? Чем я его обидел?», на что мне отвечают: «Ему должность дали!».

—  Если бы Вам в юности предсказали пост Главы Адыгеи, поверили бы?

— В юности никто этого предсказать не мог. Жили бедно и были очень далеки от таких мыслей. Правда, одно предсказание было, и оно исполнилось. Старшие в ауле определяли по рукам: у кого пальцы длинные — тот станет учителем. Тогда эта профессия была у всех на устах, почетная, уважаемая. Я поставил цель окончить вуз и стать учителем. Правда, поработать по профессии удалось недолго — призвали в армию. А после карьера пошла по другому руслу, но все же в сфере образования: работал на руководящих должностях в системе спорта, директором профтехучилища, ректором.

Аслан Тхакушинов в национальной одежде.

Аслан Тхакушинов в 
национальной одежде.

—  Родственные связи в Адыгее всегда были множественными и тесными. С одной  стороны, это хорошо. Но с другой, не мешает ли эта принятая у нас взаимопомощь  Вашей работе?

— Я не вижу ничего плохого в тесных и многочисленных родственных связях. Род на Кавказе — это оплот, это крепость, это наша традиция поддержки и взаимопомощи. Поэтому здесь совершенно немыслимо сдавать детей в детские дома или стариков в интернаты.

Что касается работы, то я никогда не подбирал и не подбираю кадры по принципу родства. В первую очередь я оцениваю профессиональные качества человека. В то же время не считаю нужным держать на расстоянии того же родственника, если он обладает всеми нужными качествами профессионала. Но это, скорее, исключение.

 —  Сегодня много говорят о национальном самосознании. Что, по-Вашему, включает в себя понятие «адыгство»?

— У адыгов есть такая расхожая фраза: «У адыгэба? У цIыфба?» («Ты что, не адыг? Ты что, не человек?»). В этой короткой, но очень емкой фразе и заключается ответ на ваш вопрос. Это философия жизни, ее образ. Адыг должен поступать определенным образом, иначе он не адыг, не человек.

Встреча в ауле. Откровенно о наболевшем.

Встреча в ауле.
Откровенно о наболевшем.

Адыгство — часть Адыгэ хабзэ, знаменитого неписаного кодекса чести. Его главные постулаты — ум, честь, мужество, сострадание, уважение к старшим, к родителям — актуальны во все времена. И я считаю, адыги должны трепетно беречь эту мораль, эту основу, как бы ни менялись времена и нравы. Она регламентирует все стороны жизни, от нравственно-этических до бытовых. Например, до сих пор соблюдаются такие внешние приемы уважения к старшим, как не перебивать старшего во время разговора, приветствовать старших стоя и так далее.

Сейчас у меня складывается ощущение, что часть нашей молодежи стремится перенимать чуждые адыгам обычаи и традиции. Зачем? Ведь у нас есть свои хорошие обычаи, созданные самим народом на протяжении сотен лет.

—  Но не слишком ли требовательны обычаи? Может, они действительно нуждаются в упрощении?

— Сами принципы — идеальны, выверены веками, как я уже сказал. Не думаю, что они нуждаются в корректировке.

Другое дело, что мир меняется. Мы больше не сидим в седле, и нам не нужно в быту применять правила спешивания. Мы не отдаем своих детей на воспитание аталыку. Но, заметьте, большинство норм Адыгэ хабзэ абсолютно универсальны. Отношение к старшим, к женщине, правила поведения в семье, когда внешне отношения отца и сына сдержанны, когда родители не расхваливают свое чадо у всех на виду, когда дети ухаживают за престарелыми родителями и никогда их не оставляют. Времена меняются, но моральные ценности остаются.

Обсуждение нового проекта
Обсуждение нового проекта

—  Поддерживаете ли связь с бывшими одноклассниками, однокурсниками, аульчанами?

— Мне очень нравится, когда одноклассники встречаются и общаются. Правда, мне с этим не очень повезло — мои одноклассники в школе и однокашники в институте не любят собираться. Хотя с моей стороны попытки были. Один раз я пригласил в МГТУ свою первую учительницу Нуриет Юсуфовну и одноклассников. Замечательно пообщались, но с тех пор были только единичные случайные встречи. С аульчанами, конечно, общаюсь, когда бываю в ауле, посещаю различные мероприятия, как того требуют наши традиции.

— У молодости всегда бывают кумиры. Кто из известных восхищал в юности Вас?

— В детстве я зачитывался книгами о разведчиках. Меня восхищал Николай Кузнецов. Я не то что плакал, когда его застрелили бандеровцы, — для меня это была глубокая трагедия!

—  Какие три моральных качества цените выше остальных?

— Порядочность, надежность, искренность.

—  Есть ли в Вашем окружении человек, которого Вы могли бы назвать близким другом, или работа не оставляет времени на дружбу?

— Знакомых у меня очень много, но друзей, на самом деле, единицы. Вы верно подметили — работа не оставляет времени ни на дружбу, ни на общение. Тем не менее я знаю: верные люди у меня есть.

—  Делаете ли что-нибудь по дому?

— В принципе, по дому могу делать все, но необходимости нет.

—  Что читаете?

— Разное. Люблю историческую литературу, политическую. Иногда отдыхаю с каким-нибудь бестселлером, например, Дэна Брауна.

—  А как обычно отдыхаете от непростых будней? Или чтение и есть лучший отдых?

— Да, лучший отдых для меня — это один день в покое, дома, с интересной книгой. Иногда сажусь за руль, езжу по городу, смотрю, где что строится.

— У каждого здоровый образ жизни свой. Что он означает для Вас?

— Не курю и не пью. Всегда любил спорт, увлекался волейболом, теннисом. Сейчас тоже стараюсь поддерживать физическую форму.

— Вы строгий отец?

— Я бы не сказал, что строгий, но и не мягкий. Рукоприкладством не занимался точно, сыну старался все объяснять словами. Получалось.

— Если сын или внуки пожелают посвятить себя политике, возразите?

— Нет. Каждый сам принимает решение о своем будущем.

—  В наше время любовь к своей стране ошибочно выражается в уничижении других стран и народов. Что, по-Вашему, настоящий патриотизм?

— Хороший вопрос. Патриотизм и лжепатриотизм часто путают, особенно молодые. Я могу сказать, что есть одна важная отличительная черта между патриотизмом и лжепатриотизмом. Тот, кто прав, всегда спокоен. Когда вы видите проявления агрессии, нетерпимости, крикливости, будьте уверены — понятие патриотизма здесь подменено. Лжепатриотизм пропагандирует некую кичливость своим происхождением, но при этом совершенно не терпит проявления даже адекватного национального самосознания других народов. Такой подход несет только разрушение и вражду.

Если говорить об адыгах, то сдержанность, скромность, умеренность всегда были составляющими адыгства. Адыгство, по моему твердому убеждению, несет очень важную идею, которой не хватает нашему современному обществу, — толерантность. Адыг никогда не станет превозносить свою нацию, унижая другие. Он не станет выпячивать свою национальную принадлежность, а ровно и достойно будет вести себя с представителями любого народа, причем и с ними продолжая следовать канонам адыгства.

—  В современном обществе   —  и это проблема глобальная — нивелируются нравственные критерии. Какие, на Ваш взгляд, меры в масштабах республики могли бы изменить положение к лучшему?

— Это тема для отдельного разговора — что может делать государство для поддержания нравственных основ общества. Меры мы принимаем — на самых разных уровнях, в самых разных областях.

Во-первых, стараемся поддерживать институт семьи — именно здесь закладываются нравственные основы человека. Во-вторых, много внимания уделяем развитию системы образования, потому что ее роль в вопросе воспитания трудно переоценить. В-третьих, большое значение имеет сфера культуры с ее разветвленной сетью различных учреждений, где пропагандируется лучший опыт человечества — будь то театральные постановки мировых художественных произведений или выставки знаменитых живописцев.

Мы стараемся развивать и поддерживать лучшее, что есть в народе — в представителях каждой национальности, проживающей в Адыгее.

Много внимания уделяем борьбе с таким злом, как наркомания. Стараемся организовать достойный досуг молодежи, ориентировать на занятия спортом и здоровый образ жизни. Для этого строим стадионы, велотреки, бассейны.

Можно долго перечислять конкретные дела или философствовать на тему нравственной деградации и ее преодоления. Во всяком случае, что бы мы ни делали, от экономики до культуры, все это нацелено на социальное благополучие, на поддержание нравственного здоровья общества.

—  Ваши публикации на Фейсбуке информативны, помогают из первых рук узнать о происходящем в Правительстве и не только. Интересно следить и за комментариями Ваших подписчиков. А сами комментируете публикации Ваших контактов?

— Иногда комментирую — когда есть время. До недавних пор я с компьютером был на «вы», но технологии не стоят на месте, поэтому вместе с ними приходится развиваться и нам.

Социальные сети сегодня играют такую же важную роль, как и средства массовой информации. Здесь можно увидеть и прочитать то, что по объективным причинам не появится на официальном сайте органов государственной власти. Либо появится, но позже. Здесь более простой и неофициальный формат, подходящий для общения, позволяющий лично мне улавливать настроения общества, быть ближе к людям.

— Ваши утверждения иногда созвучны по сути со словами Священных писаний  —  жертвенностью, заботой о ближнем. Вы верующий человек?

— Да. Мое детство и юность пришлись на пору атеизма, возведенного в ранг государственной политики. Но в аульских семьях, и наша не исключение, о Боге никогда не забывали. Моя бабушка на ночь всегда читала нам молитвы. Я впитал это с детства, а с годами сформировалось и мое осознанное отношение к вопросам религии. 

—  Согласны ли Вы с мнением классика, что мир спасет красота?

— Думаю, Достоевский был прав, утверждая, что «красота спасет мир». В самом широком и глубоком ее понимании. Ради этого стоит жить, работать, созидать.

Интернет-журнал «Южный регион».

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook




Закон Республики Адыгея