Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Надежды ГусевойТурист сегодня другой пошел, в один голос заявляют туроператоры всего мира. Сегодняшние путешественники образованны. Им мало просто созерцать — красивые виды можно увидеть и в интернете. Им нужно то, во что можно «погрузиться», чтобы получить не только эмоции, но и новые знания.

 

Поэтому во всем мире все активнее развивается этнографический туризм. Ставку на него делают и в Адыгее. Тем более что преимуществ у республики масса — многонациональный состав, богатейшая история, интересные традиции.

Джайлоо и другие тренды

— Адыгея может похвастаться тем, что в республике хранят обычаи, основанные на древней истории. Нам есть чем гордиться и что показать. Есть традиции гостеприимства, уникальные традиции кулинарии. Основываясь на этом, мы задаем некий тренд — развиваем этнографический туризм. У нас есть мероприятия, которые уже стали брендовыми. Это фестиваль адыгейского сыра, черкесской груши. Но пока ресурсы реализованы не в полной мере. В этнотуризме важно содержание. Бизнес должен понимать, что, продавая только койко-места в гостиницах, в глобальном плане мы не разовьемся. Сегодня туристам нужны эмоции и новые впечатления, — считает руководитель регионального комитета по туризму и курортам Инвер Калашаов.

Есть у Адыгеи все возможности угодить гостям с любыми предпочтениями и следовать всем самым новым трендам в отрасли. Модное сегодня направление, например, так называемый джайлоо-туризм. Это когда человек хочет уехать подальше от цивилизации, пожить без электричества и мобильной связи наедине с природой. Разве мало в республике мест, в которых такой вид отдыха туристам можно устроить? Или ностальгический туризм, который весьма популярен во многих западных странах…

— Этот вид туризма развит в государствах Центральной Европы, где Вторая мировая война привела к массовой эмиграции населения. Ностальгический, или генеалогический, туризм — посещение мест, где жили предки, один из самых быстрорастущих секторов. Особенно активно он развивается в Шотландии, куда ежегодно приезжают более миллиона туристов с целью найти своих родственников. Доход шотландской туриндустрии может достигать 5 млрд. долларов ежегодно. Для сравнения: соотечественников-шотландцев, проживающих за рубежом, насчитывается около 9 миллионов. Адыгская диаспора по разным оценкам насчитывает от 5 до 7 миллионов человек, что вполне сопоставимо. Это ресурс, который у нас есть, но который мы практически никак не используем. А ведь речь идет о миллиардных доходах, — считает директор республиканского института гуманитарных исследований (АРИГИ) Адам Тлеуж.

Ждем туриста с хорошим аппетитом?

Не секрет, что одним из самых прибыльных направлений бизнеса является индустрия еды. Турист, приезжающий в место, где он раньше не был, конечно, захочет попробовать местную кухню. Адыгские национальные блюда удивляют многих гурманов, и это еще один ресурс для развития туризма, который пока используется мало.

— Мы говорим о развитии гастрономического туризма, но вот парадокс — в учебных заведениях республики, где готовят поваров, отсутствует такое понятие, как адыгейская кухня! Его просто не преподают. Что еще более удивительно — в Адыгее, по сути, нет ни одной точки общепита, где можно было бы попробовать национальные блюда в истинном их исполнении. Только задумайтесь: ресторан, специализирующийся на блюдах адыгейской кухни, есть в Москве, и он весьма популярен: чтобы в него попасть, нужно забронировать столик заранее. А в Адыгее такого ресторана нет. Считаю, что это наш пробел. Чтобы его устранить, нужно, в частности, обратиться в региональный минобр — программа подготовки специалистов в этой области нуждается в корректировке, — говорит депутат парламента Адыгеи Игорь Ческидов.

С головой в историю

Еще один момент в образовательной сфере — уровень подготовки гидов, экскурсоводов. Информация о достопримечательностях собирается из самых разных, зачастую малодостоверных, источников. Из-за разрозненности информационного материала экскурсии на один и тот же объект могут отличаться кардинально. Иногда это приводит к весьма комичным ситуациям. А в глобальном смысле — вводит в заблуждение гостей республики.

— Порой происходят абсурдные ситуации. Я лично был свидетелем того, как гид, проезжая в экскурсионном автобусе мимо села Хамышки, заявила туристам: «А сейчас мы проезжаем село, название которого в переводе с адыгейского языка означает «место, где не едят собак»…» Естественно, ничего общего с истиной в этом нет. А на мой вопрос о том, откуда этот абсурд, гид ответила, что кто-то ей привел такой дословный перевод, — рассказывает Адам Тлеуж.

Чтобы в перспективе таких ситуаций избежать, Адыгея нуждается в разработке единого, унифицированного текста для экскурсий и путеводителя, который бы стал некой информационной базой, считает ведущий научный сотрудник отдела этнологии и народного искусства АРИГИ Самир Хотко. В республике масса природных, историко-археологических объектов. Туристы их посещают, наслаждаются красивыми видами. Но самого ценного — истории о том, как эти объекты появились, какое они имели значение, какие с ними связаны легенды и предания — гости республики не получают. А ведь впечатления о красивых пейзажах со временем потускнеют. А вот любопытные факты в памяти останутся надолго и заставят туриста вернуться и узнать о регионе что-то новое.

Какие тайны хранят дольмены, зачем и как древние люди, не имевшие техники, могли подгонять тяжелые камни так, что между ними не протиснется даже тонкое лезвие ножа? В чем секрет старых черкесских садов, которые и спустя 200 лет без какого-либо ухода продолжают давать плоды? Эти загадки и интересны сегодняшнему туристу.

— В европейских странах порой создают легенды на пустом месте и делают из этого деньги, потому что это привлекает миллионы туристов. В Адыгее же и придумывать ничего не нужно! У нас есть уникальные достопримечательности, удивительная культура, богатейшая история. Поэтому мы обязаны развивать туризм не в «спальном» его варианте, а в варианте демонстративных показов, — говорит Игорь Ческидов.

Такие туры — «фишка» многих популярных у путешественников стран. Например, специально для туристов в Таиланде воссоздан быт племени каренов, славящегося длинношеими женщинами. А в Египте туристам предлагают побывать в гостях у бедуинов — прокатиться на верблюде, угоститься приготовленным на костре ужином и развлечься местными танцами. Опытным путем к осознанию того, что в путешествии людям уже мало просто созерцать, приходят и туроператоры Адыгеи.

— Запрос сегодняшнего дня — туры, «которые можно прожить». Туристы хотят пробовать кухню, узнавать рецепты, учиться танцевать национальные танцы, осваивать древние традиционные ремесла. Вот что востребовано, — рассказывает руководитель информационного центра «Адыгея — горы удовольствий» Ольга Иванова. 

Такую возможность — что называется, с головой окунуться в быт адыгов — туристам предоставляет Национальный музей Адыгеи. По словам директора Фатимы Джигуновой, здесь уже несколько лет гости республики могут провести этнодень. Распорядок его весьма насыщен и позволяет туристам узнать об Адыгее главное. Утро начинается с осмотра экспозиций, во время которого гости узнают о природе республики, ее истории. Затем — тематический завтрак, где не только угощают исключительно национальными блюдами, но и раздают рецепты их приготовления со всеми секретами. После трапезы гостей везут на местный рынок, чтобы они могли прочувствовать современный ритм столицы республики. А по возвращении их ждет погружение в историю — реконструкция старинного адыгского свадебного обряда, во время которой туристы могут насладиться красотой национальных костюмов, овладеть искусством адыгского танца и традиционных ремесел — золотого шитья, выделки кожи.

— Самое важное, чтобы такое погружение было реалистичным. Сегодняшний турист очень образован. Он, что называется, «на уровне мурашек по коже» различает, где фейк, сценическая придумка, а где аутентичность. Хороший пример — всем известное традиционное грузинское песнопение. Чем оно берет? Да тем, что эти ансамбли поют не для кого-то. Они поют для себя. И в это время среди них через одного сидят туристы, жаждущие того самого «живого включения». И не важно, что с точки зрения профессиональной музыки они не попадают в ноты… Из этого может вырасти туристский продукт, который мы не постесняемся предложить гостю, — считает ведущий научный сотрудник отдела этнологии и народного искусства АРИГИ Мадина Паштова.

Так когда-то адыги и жили. В каждом дворе был хачещ, в котором мог остановиться любой путник. Для гостя на стол ставили все самое лучшее, а вечером здесь собирались люди, умеющие петь, рассказывать мифы и легенды… Чтобы развивать в Адыгее этнографический туризм, ничего не нужно придумывать — основа уже создана предками, ее надо только грамотно использовать.

— Сама история дает нам идеи для развития. Нужно только переложить их на современность. К примеру, у нас действует программа господдержки фермеров. А почему бы в ее условиях не проговорить момент, чтобы получатель гранта вместе с фермой организовал в своем дворе импровизированный хачещ, в котором можно было бы принимать туристов? Тем более что сельский туризм сегодня активно развивается в нашей стране. Ну и конечно, нельзя не сказать об инфраструктуре. Я был директором турбазы больше 40 лет назад. Тогда стоял вопрос о том, что в республике нет ни одной стоянки, где туристы могут элементарно остановиться, чтобы перекусить, вымыть руки. Нет их и сегодня. И будем честны: без этих вещей сложно думать о дальнейшем развитии, — говорит депутат парламента республики Рамазан Бричев.

Развитие этнографического туризма — запрос сегодняшнего дня, и не отвечать на него было бы неразумно. Проводимые в последние годы праздники и фестивали, знакомящие гостей Адыгеи с культурой, бытом и традициями народов, говорят о том, что понимание этого в регионе есть. А главное — есть у Адыгеи то, чем можно удивить даже видавших виды туристов.

Юлия Мельникова.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить



Мы в Facebook



Закон Республики Адыгея