Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Несколько разноцветных мыслей в тему. Необходимое предупреждение: возможно, все это только кажется…

…О тете Нине из Тбилиси

Однажды, году так в 1979-м, одна девочка из украинского провинциального городка приехала с мамой в Москву поступать в МГУ. С собой у них был фанерный чемоданчик с учебниками и бумажка с записанным «на всякий случай» адресом некоей московской «знакомой знакомых». Заселиться в общежитие не удалось, и они поехали — без всякого звонка — по записанному адресу, потому что это были единственные условно знакомые им люди в Москве. Дверь им открыла незнакомая женщина, ни сном ни духом не знавшая о том, что где-то на Украине кто-то зачем-то дал ее адрес. Выслушав историю девочки и ее мамы, она впустила их не только в свой небольшой дом жить две (!) недели, но и, как оказалось впоследствии, в свою семью и свое сердце.

Эта дружба семьями продолжается уже более тридцати лет и уже стала больше похожей на родство. (Приблизительно такую же сцену вы можете наблюдать в снятом тогда же фильме «Мимино» — герой Кикабидзе приходит за помощью к незнакомым людям с приветом от какой-то тети Нины из Тбилиси — и они ему помогают поселиться в Москве, хоть никто и не может вспомнить, что это за тетя Нина.) И сразу вопрос, как в учебниках после темы: вы представляете себе такую ситуацию сегодня? А себя в этой ситуации представляете?

…О соседях по купе и санаторию

В фильме Шукшина «Печки-лавочки», где герой с женой едут поездом на юг, сосед по купе приглашает их остановиться у него на некоторое время в Москве, посмотреть столицу.

Вы могли бы сегодня предложить незнакомому человеку из поезда, с улицы войти в ваш дом? А приняли бы такое предложение? Так же, как улица стала гораздо более страшным местом, чем двадцать лет назад (где сегодня свободно гуляющие во дворах дети?), так и все, что на ней происходит, стало гораздо более подозрительным, неоднозначным, тревожным. Едва ли не единственное, что мне, как человеку, немного помнящему Советский Союз, нравится из тех времен, — это атмосфера взаимного участия, неравнодушия, идеальная среда для установления прочных дружеских связей. Простой пример: раньше на юге в санаториях номера были как минимум 4-местные, и отдыхающих распределяли случайным методом жить с какими-то незнакомыми людьми. Обычно женщина с дочкой оказывалась в одной комнате с другой женщиной с дочкой. У вас или ваших родителей было такое, чтобы вы потом переписывались с этими людьми ГОДАМИ? А потом они приезжали к вам «на постой», а вы отправляли к ним детей на лето? И если было, то где это все теперь?

…О миллионе френдов

И вообще, прибавило ли упрощение процедуры переписки что-то к вашей близости с другими людьми? Одно длинное, настоящее, аналоговое письмо раз в два месяца от близкого человека — не больше ли это сближает, чем по две фразы, зато через день?

Упростив общение до предела, мы парадоксальным образом утратили какую-то легкость в отношениях. Оно стало более поверхностным, и мы в контакте с гораздо большим количеством людей, чем раньше, но, перефразируя Раневскую, «френдов миллион, а в аптеку сходить некому»: стать истинно близкими людьми по Интернету практически невозможно.

…О раскладушках

Кроме того, сегодня мы гораздо более неохотно открываем двери своих домов друзьям и близким из других городов, давним и проверенным временем. Раньше все это происходило как-то проще, беспроблемнее: приезжали родственники — по делам, на семейное событие или в гости, обычно целыми семьями, привозили каких-то местных конфет, сувениров, поделок, фруктов, книжек, и все как-то в тесноте, да не в обиде располагались: кто на диване, кто на полу, кто на раскладушке. Раскладушка! Она стояла почти в каждом доме — и в большинстве случаев использовалась эпизодически, когда сваливался десант друзей и родственников. У кого из вас сегодня есть раскладушка? А главное, кто и когда принимал у себя дома семью друзей или родственников?

…О дружбе за границей и дома

Мы несколько лет жили за границей, и я наблюдала, как легко, быстро и близко сходятся люди, оказавшиеся вдали от родины. Но в любом городе России в условиях огромного выбора — вот парадокс — найти себе друга или подругу, если ты не школьник и не студент, очень непросто, зато потерять близкого человека — незаметно, постепенно — можно очень и очень легко. Думаю, у каждого в записной книжке найдется, возможно, и не один телефон близкого друга, который постепенно стал очень далеким. Хотя, казалось бы: один город, одна страна, даже телефон есть, а поди ж ты…

…О дружбе семьями

Еще один феномен, который был раньше, и, не знаю, жив ли теперь, — дружба через детей. Мы со школьной подругой когда-то сдружили наших родителей. А сейчас благодаря моим детям я общаюсь с достаточно широким кругом родителей, ко многим из которых испытываю симпатию, но дружбы и тем более срастания с другими семьями у нас не происходит. Не знаю, возможно, это мои личные заморочки, но есть и другое объяснение: может, этот феномен — дружбы через детей, дружбы домами, семьями — вообще перестал существовать? 

…О пяти причинах сложностей в дружбе

Что нам мешает сегодня стать близкими даже с теми, с кем есть сильная взаимная симпатия и явная готовность дружить с обеих сторон, или поддерживать отношения с теми, кто уже близок?

Первое. Банальное отсутствие времени. В те времена, когда все работали с 9 до 6, когда дети ходили в сад или в школу и в какой-нибудь кружок судомоделирования, когда не было почти бесконечного количества возможностей для вечернего досуга, способов провести время было не так-то много. Сегодня мы стали более детскоориентированными родителями и гораздо более занятыми работниками, нас не хватает на самих себя, в том числе и на дружбу.

Второе. Недостаток энергии и, как следствие, отсутствие желания что-либо делать. Когда приходится заставлять себя общаться, а сил нет все по тем же причинам (работа, досуг, дети, дом), то кому и зачем нужна такая дружба?

Третье. Ложная иллюзия насыщенного общения, которую дают бесконечные социальные сети, электронная почта, чат-программы, смс. При этом отдаем себе отчет в том, что действительно близких друзей можем пересчитать на пальцах одной руки.

Четвертое. Общее ослабление родственных связей. Если раньше было принято поддерживать отношения со всеми, в том числе далекими родственниками, то сегодня мы легко перешагиваем через эти «устаревшие» традиции. У нас опять же нет времени, мы не понимаем, зачем нам тратить себя на письма и открытки людям, которых мы видим раз в сто лет, нам не нужны (до поры, до времени) какие-то далекие и вроде как совершенно чужие родственники. По этой причине мы гораздо реже «сдруживаем» детей, что обязательно делали с нами. Моя мама переписывалась со своими троюродными сестрами. Я с их детьми не общаюсь.

Пятое. Возможно, главное и очень спорное. Может, мы стали более индивидуалистичны и не очень-то нуждаемся в ком-то еще — точнее, думаем, что не нуждаемся? В качестве бонуса в дополнение к индивидуалистичности мы приобрели: страх быть навязчивыми, преувеличенное уважение к чужому личному пространству, пристальное внимание к нарушению собственных границ. Так мы остаемся без старых и, тем более, новых друзей. 

И еще одна причина, почему мы остаемся без друзей: они уезжают. Довольно сложно дружить по фейсбуку с теми, с кем засиживался на кухне до утра за разговорами о смысле жизни. 

Поэтому, пользуясь случаем, я хочу передать привет всем своим близким. Я вас по-прежнему люблю! Я по вас скучаю! Я редко вам пишу, потому что не вижу в письмах ваших глаз, ваших улыбок, не слышу ваши голоса, но каждый день чувствую ваше отсутствие!

Давайте не будем теряться, ведь нас так мало друг у друга.

Ксения Дмитриева.

04.07.2014 в 07:00

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.