Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Многие бездетные семьи задумываются об усыновлении, но далеко не каждая пара воплощает задумку в жизнь. Слишком много разных сомнений возникает в процессе раздумий. Что, если я не смогу полюбить этого ребенка? Что, если он не привыкнет ко мне? Что, если характером и наклонностями он пойдет в своих биологических родителей — будет пить, курить, воровать? И тут же появляются тысячи советчиков, которые по «доброте душевной» начинают отговаривать: от осинки не родятся апельсинки, гены есть гены, сколько волка не корми. и т.д. и т.п.

Многие пары так и не решаются принять детей, а те немногие, которые готовы ехать за ребенком чуть ли не на край света, сталкиваются с целой системой бюрократических препон. Месяцы ожидания, куча справок, безуспешные поездки в детские дома — все это пришлось пережить героине нашей сегодняшней рубрики, чтобы, наконец, стать для кого-то самым главным человеком в жизни — мамой.

Ольга Герасименко много лет безуспешно пыталась забеременеть, сложное лечение, модное и дорогостоящее ЭКО не помогали. Судьба уготовила ей еще одно испытание — ушел из жизни муж. Оставшись одна, женщина приняла решение — взять под опеку сироту. Как-то, проходя мимо майкопского дома ребенка, увидела симпатичного мальчугана, который ей очень понравился. Ольга навела справки о ребенке. Оказалось, что в учреждении он находится всего месяц и статуса пока не имеет. Полгода прошло, прежде чем были оформлены все необходимые для опеки документы и Игорек, наконец, обрел маму.

Все эти месяцы Ольга навещала малыша, а он постепенно привыкал к тому, что у него появилась настоящая мама. Было бы преувеличением сказать, что когда ребенок становится своим официально, к нему сразу появляются особые чувства. Нет, они рождаются бессонными ночами, когда малыш болеет, вместе с ласковыми объятиями, который дарит ребенок, вместе с заботами о нем.

Помню, я была на рынке, наш дом неподалеку. А Игорек сорвал рассаду у какой-то бабульки, за что получил нагоняй. Он так жалобно заплакал и закричал, что я за несколько кварталов услышала его плач, у меня аж сердце перевернулось. Я со всех ног бросилась к нему, — вспоминает Ольга.

В детском доме Игорь оказался, когда ему не было и трех лет, совсем еще маленьким, но прежняя жизнь в родной семье неожиданно вылилась сложными психологическими проблемами, когда он пошел в детский сад. Ольга не узнавала ребенка — из ласкового общительного малыша Игорек вдруг превратился в капризного, в чем-то агрессивного ребенка, который все крушил, ломал, не спал по ночам и кричал. Ольга водила сына в психологический центр. Психолог посоветовала занять мальчугана какой-нибудь активной деятельностью. Ольга Александровна записала сына в развивающий центр, кружки по интересам, затем были занятия тхэквондо. В итоге остановились на футболе, в игре мальчуган мог выплескивать накопившуюся энергию и повышенную активность.

— Я не собираюсь делать из Игорька футболиста. В дальнейшем он сам определится с профессией. Мне важно было занять сына, направить его энергию в мирное русло, — делится Ольга Герасименко. — Сегодня сын учится во втором классе, успевает и в учебе, и на тренировках, помогает с младшей сестренкой, когда я занята.

Младшую сестренку зовут Соня, ей всего 2 года, а появилась она в семье Герасименко недавно — около двух месяцев назад. Ольга давно мечтала о дочке, да и Игорьку было скучно без братьев и сестер. В поисках девочки женщина отправилась в Москву в рамках социального проекта «Поезд Надежды», который помогает родителям и детям найти друг друга. Программа поездки предусматривает посещение потенциальными усыновителями Регионального банка данных детей-сирот, где будущие родители получат направления для знакомства с детьми, смогут пообщаться с ними, а также оформить необходимые документы на усыновление. В прошлом году такой поезд направлялся в столицу России.

Получив заветные направления, в течение недели Ольга ездила по детским домам огромной Москвы. Однако дети, которых показывали чиновники, были с тяжелыми заболеваниями, требовали серьезного лечения. Взять на себя такую ношу и ответственность Ольга Герасименко не рискнула.

Наконец, в один из очередных визитов ей вывели трехлетнюю Дашу, которая, прямо как родная сестра, оказалась очень похожей на Игорька. Ольга пообщалась с девочкой, обе понравились друг другу, но неожиданно возникли препятствия — официально мать девчушки не была лишена родительских прав. Ольга Александровна написала заявление в местные органы опеки, а дальше было почти годовое ожидание, в течение которого женщина звонила, интересовалась судьбой Дарьи.

Состоялось уже пять судов по лишению биологической матери родительских прав, а воз, как говорится, и ныне там. Затем и вовсе началось что-то непонятное. В органы опеки Майкопа поступили данные из Москвы, что заявления Ольги Герасименко на опеку девочки нет и не было и что за все прошедшее время женщина ни разу не поинтересовалась судьбой Даши.

Девочка оказалась заложницей ситуации и непростых бюрократических проволочек. Родная мать изредка навещает ее, но забирать не собирается, однако по каким-то причинам ее не торопятся лишать родительских прав. Можно предположить, что и детскому дому не выгодно расставаться со своими подопечными, от их количества в первую очередь зависит финансирование учреждения. А страдает в этом случае девочка, которая уже год могла бы жить в родной семье. Как говорят психологи, каждый день, проведенный ребенком в детском доме, невосполним для развития ребенка. Ни один, даже самый лучший, воспитатель не заменит родительской поддержки и любви.

Я до сих пор не отказалась ни юридически, ни фактически от Даши, хотя мне звонили из Москвы и просили, чтобы я дала устный отказ, но я до сих пор надеюсь, что смогу забрать ее, — делится Ольга Герасименко.

Однако прошедший год нельзя считать потерянным. Ольга продолжала искать дочь в Майкопе и близлежащих городах и регионах. Изучала банки данных детей-сирот на различных сайтах, но эти данные практически никогда не соответствовали реальности: либо дети были без статуса (их биологические родители не были лишены прав), либо дети были настолько больны, что для их лечения нужно было бросить работу и целиком посвятить себя заботам о них. Позволить себе такого одинокая женщина с ребенком на руках, конечно, не могла.

Бесконечные и бесполезные поездки, сбор справок, которые устаревали через определенное время, измотали женщину. У кого-то после всех этих бесплодных попыток, наверное, опустились бы руки. Был случай, когда Ольга познакомилась с молоденькой девушкой, которая сознательно отказывалась от своего новорожденного ребенка. Но на таких малышей большие очереди в республике, и его забрали другие родители. Как это странно, думала я, общаясь с Ольгой, кто-то так долго не может стать мамой, ездит в поисках ребенка в дальние дали, а женщина, подарившая жизнь малышу, сознательно отказывается от своей кровиночки!

Наконец, в органах опеки сообщили хорошую новость — в доме ребенка появилась двухлетняя Сонечка. Ольга поспешила туда, светловолосая кареглазая девчушка сразу запала в душу. Да и Соня с первого дня стала называть женщину мамой. Судьба девчушки была решена, теперь она тоже — часть семьи Герасименко. Конечно, не обошлось без ревности со стороны Игорька, ведь маленькой сестренке нужно и заботы и внимания немного больше. Этот этап, к счастью, пройден. Теперь мальчуган для нее — старший брат и защитник.

По совету психолога я не стала скрывать от Игоря, что я неродная мама, очень аккуратно сказала, что он жил в детском доме. Мальчик очень чуткий. Я знаю, что ему больше, чем некоторым детям, нужны подтверждение любви и ласка. Он постоянно требует к себе внимания, объятий. Если в подростковом возрасте он бы обнаружил правду, это могло бы вылиться в тяжелое душевное потрясение и конфликт между нами. А так я постепенно рассказала ему правду, хотя он, возможно, до конца ее не осознает. Позже я все расскажу и Сонечке, — говорит Ольга Герасименко.

Мы писали о многих приемных семьях, их истории во многом схожи. И мы заметили, что если семья открыла объятия для одного ребенка, то, вероятнее всего, он будет не последним. Откуда-то берутся силы для второго, третьего, четвертого… Хочется дать любовь и семейное тепло еще одному обездоленному малышу. Ольга не исключение. Уже сейчас она не исключает мысли, что возьмет под свое крыло третьего ребенка. Кто это будет — мальчик или девочка — покажет время. Так что точку в истории этой семьи мы пока не ставим, наверняка вернемся к ним еще раз, чтобы написать о большой, дружной и счастливой семье.

Татьяна Филонова

16.09.2014 в 07:00

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.