Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

В шовгеновской школе-интернате почти не осталось детей

В эти дни в Адыгее начала работу школа приемного родителя. Ее организатор — служба сопровождения замещающих семей Адыгейской республиканской школы-интерната для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Специалисты готовят кандидатов к высокой, но ответственной миссии — стать родителями для чужого ребенка, принять его в свое сердце, пройти с ним все сложные периоды адаптации.

Несмотря на этот непростой путь, желающих усыновить или взять под опеку ребенка в нашей республике немало, существует даже очередь из кандидатов в приемные семьи, а вот самих детей практически не осталось. Так что в лозунге «Россия без сирот», который провозгласил Уполномоченный по правам ребенка в России Павел Астахов, наша республика имеет все шансы стать лидером.

Очередь за детьми 

Последнее время специалисты органов опеки отмечают тенденцию к уменьшению количества сирот. Вот и спальни республиканской школы-интерната заметно опустели. Сегодня в учреждении остаются всего 24 ребенка. За все годы существования интерната это, пожалуй, самая лучшая цифра. Наибольшая переполненность в школе-интернате была в 2000 году, когда количество детей перевалило за 200 человек. Ситуация стала улучшаться семь лет спустя, когда в СМИ стали популяризировать приемные семьи, да и на государственном уровне более пристальное внимание стали уделять проблеме социального сиротства. Детей стали массово забирать в приемные семьи. За короткий период времени 90 воспитанников шовгеновского интерната были устроены в семьи. Первыми приемными мамами, конечно, стали сами педагоги, да и нынешний директор школы Хариет Хамедовна Тлишева взяла тогда под опеку четверых — братьев и сестер. 

Однако в тот же период, когда детей активно стали брать в семьи, было и много возвратов. В том же 2007 году в интернат 20 детей вернули семьи, не справившиеся с этой ответственностью. Нетрудно представить, какой психологической травмой это обернулось для ребят, которые были отвергнуты дважды. По этой и другим причинам появилась потребность в службе сопровождения замещающих семей. При школе-интернате она открылась в 2008 году. Она не только готовит будущих мам и пап к непростым родительским обязанностям, но и делает все возможное, чтобы как можно быстрее устроить новых подопечных в приемные семьи. Благодаря службе сопровождения на протяжении последних 4 лет случаев возврата детей нет, а сами семьи получили ощутимую поддержку психологов и педагогов. 

Специалисты школы работают не только с кандидатами в родители, но и с самими детьми. Со стороны кажется, что любой детдомовец только и мечтает, чтобы его забрали в семью. На самом деле все не так просто. Ребята в подростковом возрасте уже не спешат в чужой дом, особенно если всю свою недолгую жизнь провели в казенных учреждениях — доме ребенка, детском доме, потом школе-интернате. Им уже близка и понятна эта система, а привыкать к новой жизни, осваивая правила совместного проживания, они не очень-то и стремятся. Удивительно, но порой педагогам приходится уговаривать девушку или парня, чтобы они хотя бы временно, в период летних каникул, попробовали пожить в семье. А в итоге порой пары дней, проведенных в семье, хватает, чтобы ребенок уже не захотел уходить оттуда. 

— Сегодня в школе-интернате созданы все условия, чтобы детям было уютно и комфортно. Финансирование стопроцентное, у нас пятиразовое питание, в комнатах ребята живут всего по 2-3 человека, условия максимально приближены к домашним, дети окружены любовью и заботой педагогов, в целом для воспитанников предусмотрена хорошая культурная программа: поездки в развлекательные центры, в горы, к морю, в Санкт-Петербург. Но, конечно, никакой, даже самый лучший, педагог не заменит любящую семью, поэтому мы прилагаем все усилия к тому, чтобы каждый наш воспитанник обрел семью, — признается директор.

Зачем бегут? Куда бегут?

Все бы ничего, но проблему частых уходов и побегов детей так и не удается решить. Она будет всегда, какую бы профилактическую работу ни проводили педагоги.

— Чего не хватает детям? — спрашиваем у директора.

— Адреналина. В основном бегут те ребята, которые попадают к нам уже в подростковом возрасте. Долгое время они были предоставлены сами себе, а теперь им не хватает свободы. Им очень трудно привыкнуть жить по расписанию, определенным правилам. А в каждом ребенке, наверное, живет дух свободы, дух протеста. Но они никак не поймут, что свобода — это прежде всего ответственность. 

Очевидных причин для побегов, по словам педагогов, нет, они характерны для педагогически запущенных детей, поступки которых предсказать очень сложно. Резкая смена настроения, и ребенок уже спешит навстречу «приключениям», в то время как педагоги обзванивают всех дальних и близких родственников беглеца. 

Последний на сегодняшний день побег совершила 16-летняя Настя. В интернат девочка попала в 14 лет с младшим братом. В отношении них родная мать была лишена прав, но с женщиной остались еще маленькие сын и дочка. Вот и сбегает девушка под предлогом того, что соскучилась по родным. Но не стоит так уж ей сочувствовать. Специально для Насти составили ежемесячный график посещения родных в сопровождении социального педагога. Да и без графиков возможность увидеться с родней у воспитанников есть. 

Позже, проходя по учреждению и знакомясь с воспитанниками, мы встретили ту самую Настю с подругой, спросили, почему бегут, чего не хватает. «Учителя хорошие, здесь нам все нравится, но мы скучаем по родным», — ответили девушки.

Только правды в этих словах лишь половина. Сбегая из интерната, та же Настя у мамы появляется далеко не сразу. Где она пропадает несколько дней, прежде чем приходит в отчий дом, с кем гуляет, остается только догадываться. 

— И с такими ребятами, как Настя, проблем много: в приемной семье они не уживаются, родственникам не нужны, общество смотрит на них косо, появляется озлобленность на весь мир. Отсюда побеги. И эта проблема характерна не только для Адыгеи, но и для других регионов, теми же проблемами с нами делятся специалисты на общих семинарах со всей страны, — говорит директор.

При этом надо понимать, что дети не под замком находятся. Они могут выходить за пределы школы, но должны предупреждать об этом. 

— Мы часто говорим о социализации, но как она возможна, если мы будем держать детей взаперти. Такой установки и нет — у нас же не закрытое учреждение, а школа-интернат. Дети должны выйти отсюда хоть немного подготовленными к реальной жизни. Мы даем воспитанникам небольшие поручения — купить что-то, оплатить счета за электричество, газ, чтобы они вышли в большую жизнь хоть немного подготовленными, — говорит Хариет Тлишева.

Сбудутся ли прогнозы Астахова?

На высоком государственном уровне планируют вообще упразднить детские дома и интернаты, но сделать своеобразные временные пункты, в которых дети пробудут недолго — после изъятия из родной семьи и до передачи в приемную. Возможно, когда-нибудь такие времена и наступят. Но педагоги понимают, что большинство из нынешних воспитанников уже вряд ли обретет семью — кто-то из-за серьезных проблем со здоровьем, кто-то в силу возраста. Была уже и попытка большей социализации, когда дети посещали обычные школы в соседних аулах, учились вместе со своими сверстниками. Но ничего хорошего из этого не получилось: они убегали с уроков, воспитателям было сложно за ними уследить. Так что с разрешения Министерства образования и науки республики пусть и в небольшом количестве, но ребята остаются учиться в интернате.

Какова же дальнейшая судьба тех ребят, которые так и не попали в семьи? С 2009 года школа-интернат сформировала банк выпускников. До 23-24 лет они находятся под опекой службы постинтернатного сопровождения. 

— Мы не бросаем их на произвол судьбы. После окончания ими школы-интерната мы продолжаем дальше над ними шефствовать. Если ребята продолжают обучение в колледже и начинают работать, мы помогаем им оформить справки, встать в очередь на социальное жилье. В этом году мы даже издали справочник выпускника, где указали координаты разных структурных подразделений республики, которые могут оказать помощь по всем вопросам. И, конечно, они всегда могут обратиться к нам, воспитателям. Мы всегда рады помочь. Обращаются выпускники, как правило, за восстановлением документов, справок. А кто-то просто приходит поделиться своими успехами, рассказать о том, как сложилась судьба. Мы от души радуемся, когда наши воспитанники обзаводятся семьями, сами становятся родителями, — рассказывает директор. 

Сегодня меняется внешний облик школы-интерната, ремонтируется фасад. Как говорят в народе, иногда и ремонт меняет жизнь к лучшему. Но доживем ли мы до того счастливого момента, когда в подобных зданиях не будет нужды, а лозунг Астахова воплотится в жизнь, и Россия действительно будет страной без сирот?

На этот вопрос педагоги школы-интерната не дают положительного ответа, справедливо считая, что должна измениться вся система поддержки семьи и детей в стране. Если государству удастся полностью перестроить социально-экономическую модель, чтобы люди были уверены в том, что смогут воспитать любое количество детей с любыми диагнозами, и если люди будут уверены, что смогут обеспечить достойное будущее этим детям, только в этом случае оптимистичный прогноз Астахова оправдается. 

Татьяна Филонова

16.10.2014 в 01:17

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.