Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Откровения семьи, столкнувшейся с войной.

С начала вооруженного конфликта в Украине в Россию, гонимые страхом, бежали тысячи семей. У кого-то здесь есть родственники, которые приютили близких людей. Другим помогали и продолжают по сей день помогать небезразличные люди. Большинство беженцев даже не задумывались о том, с чем им придется столкнуться там, куда они бегут, многие даже названий городов и сел, в которых им придется строить жизнь, не знали.… Но каждый из них был уверен в одном: на территории России можно быть спокойным за собственную жизнь и жизни своих детей.

Звуки войны

Ольга Савицкая с супругом и тремя детьми приехали в Адыгею из города Торез Донецкой области около 4-х месяцев назад, поселились они в тихой станице Кужорской Майкопского района. Ольга откровенно признается, что никогда раньше даже не слышала об Адыгее и согласилась поехать сюда только от страха погибнуть в жерле войны.

— Мы не знали, где это — Адыгея, но нас предупредили: «Разбирайте быстрее квоты, иначе рискуете остаться в чистом поле». Я испугалась, и, когда стали спрашивать, кто поедет в Адыгею, я, словно бросившись в омут с головой, сказала: «Мы», — с тревогой в голосе вспоминает Ольга. — Лагерь беженцев, в котором мы находились, сворачивался — как мы узнали позже, на его месте были развернуты боевые действия. Так что мы уехали вовремя. И рады, что попали к вам в республику — таких людей, с какими мы познакомились здесь, я еще не встречала в своей жизни.

Все, что удалось взять семье с собой, — это немного вещей. Унести в руках тяжелые чемоданы было невозможно, а такси стоило очень дорого — бензина в стране практически не было, и те, кому удалось каким-то образом его доставать, не преминули нажиться на чужом горе. Вещи Ольга с супругом погрузили в детскую коляску маленького сына, но она по пути сломалась. Многое пришлось просто выбросить…

— В этот момент мы испытывали чувство какой-то безысходности, — делится Ольга. — Летит самолет над тобой, а ты не знаешь, получил он задание разрушить твой город или, может, другой… Но даже если он пролетает мимо, легче не становится — все равно это знак того, что чьи-то судьбы и жизни он через несколько минут может погубить. Эти жуткие, разрушающие изнутри эмоции ни с чем не сравнить.

Но если взрослые все же могут совладать с этими эмоциями — обязаны, потому что они в ответе за своих близких, то дети часто становятся заложниками страхов и еще долгое время, даже живя уже в мире и спокойствии, не могут забыть о том, что им пришлось пережить, о тех страшных звуках войны.

— Недавно была гроза, — со слезами рассказывает Ольга. — Младшие дети забились в угол, начали плакать и умолять, чтобы мы в погреб спрятались — вдруг это опять война… Они помнят, страх еще живет в них. Правда, постепенно они здесь осваиваются. У младшего уже на языке слова «Майкоп», «Адыгея». Говорит, что это его дом. А что ему? Там, где мама, там и дом. А вот старшая дочь плачет…

— Не старшая, а средняя, — смущенно поправляет маму 17-летняя Аня.

— От маминых глаз ничего не скроешь… — отвечает Ольга, нежно и догадливо глядя на дочь.

— Ну неужели мы больше никогда не увидим бабушку, друзей… А наш дом? Что с ним станет? — не сдержав эмоций, почти выкрикивает Аня. — Я ведь мечтала в университет поступить, вам с папой помогать…

Несбывшиеся мечты

…Выпускной бал. Юноши и девушки кружатся в вальсе, думая о будущей счастливой жизни. Но вдруг музыка вальса прерывается. Раздается голос, гласящий, что началась война. Мысли о счастье сменяются страхом. Вчерашние школьники идут на сражение… Так случилось со многими нашими прадедами больше 70 лет назад — в те июньские дни, в пору выпускных, началась Великая Отечественная. Практически то же пришлось пережить школьникам из Украины в этом году — один из самых радостных и ответственных моментов их жизни омрачила война.

Старшая дочь Ольги Аня в этом году окончила школу. Она мечтала поступить в университет, получить хорошее образование, чтобы работать и помогать родителям воспитывать своих младших брата и сестру — 8-летнюю Варю и 3-летнего Сережу. Но ее добрые планы разрушила война, от которой семье пришлось бежать. Бежать, чтобы спасти собственные жизни.

— Выпускные балы во всем городе отменили — все боялись, что этот праздник может стать последним, что прилетит самолет, сбросит бомбы… Тогда еще в нашем городе не было боевых действий, но недалеко уже были слышны свист и грохот от разрывов снарядов, и все боялись. Но наш класс — единственный в городе — все же отметил выпускной. Конечно, пришли далеко не все, да и страх омрачал праздник. Но все же мы отметили окончание школы и по традиции загадали желание. Только желание это было не как у обычных выпускников — поступить, найти работу, а одно на всех — чтобы война все-таки не добралась до нашего городка.

Однако этому желанию не суждено было сбыться — военные добрались и до их родного города. Со стратегической точки зрения Торез находился в глубоком тылу, снаряды установок, которые стояли в полях, до него долгое время не долетали. Только спустя некоторое время в городе появились переносные минометные установки, линия фронта продвинулась, война настигла жителей. Но, несмотря на страх, многие не хотели покидать свои дома, надеялись, что все быстро закончится и они вновь смогут жить так, как раньше.

Не хотела покидать родину и семья Савицких, пока смерть и разруха не подобрались к ним совсем близко… Дом напротив был полностью разрушен. С соседнего строения после минометных обстрелов отвалилась стена. Погибла их знакомая, тело которой просто разорвало на куски, когда она, надеясь на светлое будущее, думая о том, что и во время разрухи нужно как-то кормить семью, собирала урожай картошки в поле.

 — После этих событий мы не стали дожидаться, чтобы все это коснулось и нас, — рассказывает Ольга. — Решиться бросить все и уехать в неизвестном направлении очень страшно. Но еще страшнее то чувство, когда над тобой летит самолет, ты слышишь жуткий гул, но не знаешь, что тебе в этот момент делать. Ты можешь находиться на улице, можешь находиться дома — неважно. Ты постоянно испытываешь изнашивающий душу страх. В первую очередь — за детей.

Детское счастье

…Ольга проводила нас в небольшой домик — его хозяева позволили семье пока здесь пожить. В светлой комнате по-простому уютно. На письменном столе — яркие карандаши и рисунок, на котором — горы и лес. Его нарисовали в подарок маме младшие дети — до приезда в Адыгею они никогда в жизни не видели гор, и зрелище это их по-настоящему впечатлило. На дверце шкафа висит яркий концертный костюм — 8-летняя Варя ходит в кружок пения и уже даже выступала на юбилее станицы. Маленький Сережа в обнимку с котом, который уже стал практически членом их семьи — так они к нему привыкли, радостно бегает по комнате, напевая песни, услышанные от сестры, когда та репетировала выступление, — вот оно, детское счастье! Все это создает картину настоящей семейной идиллии, даже не верится, что всего четыре месяца назад эти люди находились в гуще военных действий. Кажется, что семья сейчас по-настоящему счастлива: супруг Ольги нашел работу, сама она занимается детьми… Но мой вопрос о планах на будущее выдает в женщине отчаяние.

— Как объяснить? Наверное, только человек, имеющий такой трагический жизненный опыт, может понять, что, несмотря ни на что, всегда хочется домой, — говорит Ольга. — С чего все началось? С того, что отменили русский язык. В один момент телевидение, все СМИ перешли на украинский. Все понимали, что ни к чему хорошему это не приведет, но не думали, что дело дойдет до военных действий. Но война началась… Все мы понимаем, что сейчас в Украине все направлено на то, чтобы выбить у людей почву из-под ног, отнять то, что особенно ценно. Веру. Во всех смыслах. Когда Славянск, например, начали бомбить, многие люди прятались в церквях, молились, и на святые праздники церковь подвергалась бомбежкам. Это бесчеловечно… И к чему возвращаться? Я очень хочу домой, там у нас было все: дом, квартира, работа, устроенные дети. Но я хочу, чтобы дом мой назывался Россией.

Это история одной семьи. А таких семей тысячи. В чем этим людям искать утешение? У кого просить помощи и поддержки? Как бороться с отчаянием? Ольга признается, что силы ей придают только ее дети. Мысли о том, что они должны быть счастливы. А еще — поддержка людей, которые по мере сил и возможностей готовы им помогать. Пока они с супругом не знают, что ждет их завтра. Но рады уже тому, что могут спать в тишине, а не под звуки стрельбы и взрывов и знать, что новый день точно настанет.

Юлия Мельникова

13.11.2014 в 01:04

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.