Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

До конца текущего года муниципалитеты должны освоить 112 млн. руб. на приобретение жилья для детей-сирот.

Корни проблемы

К нам в редакцию поступило письмо от выпускницы одного из майкопских колледжей. Девушка — сирота. Обучение завершено, а следовательно, и рассчитывать на проживание в общежитии она больше не может. Куда идти, что делать? — такой вопрос не единичный в нашей почте. Вопрос с жильем — самая главная проблема у детей-сирот и выпускников сиротских учреждений в каждом регионе страны. Желание обрести собственный угол и начать самостоятельную жизнь — естественное желание каждого выпускника. 

Тема эта практически всегда была проблемной. До 2013 года, пока не вступил в силу 15-й Федеральный закон, граждан из категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, государство должно было обеспечить или готовым жильем, или выделить субвенцию на его приобретение. Если говорить об Адыгее, то в связи с отсутствием свободного муниципального жилищного фонда лицам данной категории выплачивалась субвенция на приобретение жилого помещения. Но и этих денег зачастую не хватало, и добиваться своих прав сиротам чаще всего приходилось через суд. 

С 1 января 2013 года вступил в силу Федеральный закон №15, а следом за ним и республиканский, об обеспечении жильем лиц из категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Если не вдаваться в юридические тонкости, главной его особенностью стало исключение понятия выделения субвенции на приобретение жилого помещения. Вместо субвенции — выделение жилья сроком на 5 лет по договору социального найма.

Почему был принят такой закон, говорилось неоднократно. Большинство сирот, воспитанных в детских домах, интернатах, не были адаптированы к условиям реальной жизни. Как следствие, получая деньги, парни и девушки были не в состоянии ими разумно распорядиться. Кто-то приобретал ветхое жилье, непригодное для проживания, кто-то становился жертвой мошенников или недобросовестных риелторов, другие вскоре после покупки жилья продавали его и растрачивали деньги. 

— Многие молодые люди, купив жилье, через несколько месяцев по неопытности теряли его. Несколько лет назад один парень, стоявший на очереди в Шовгеновском районе, продал двухкомнатную квартиру с хорошей планировкой за бесценок, потому что кому-то задолжал. Я обратилась в прокуратуру, чтобы опротестовать это решение, но мне сказали, что, поскольку он совершеннолетний (а на тот момент ему уже было 20 лет), органы опеки не имеют права вмешиваться. И таких случаев было немало, — рассказывает ведущий специалист по опеке и попечительству Шовгеновского района Джанпаг Бешнибова.

К сожалению, людей, которые хотели бы нажиться на сиротах, до сих пор много. Почти два года как вступил в силу новый закон, но отдельные юристы советуют обращаться с иском в суд с требованием денег на жилье, зная, что суд отклонит его. Вот и обратившейся к нам девушке «доброжелатели» посоветовали нанять юриста. Ни много ни мало — за 35 тысяч рублей.

Таких примеров, когда полученное жилье продавалось и в конечном счете сирота оставался у разбитого корыта, специалисты органов опеки по всей Адыгее могут приводить достаточно много. Повлиять на ситуацию специалисты опеки не могли, ведь по закону жилье становилось собственностью уже совершеннолетнего человека. Исследования, проведенные федеральными органами за последние 30 лет, показали, что почти 90% людей из числа сирот, получивших субсидию, вскоре так или иначе теряли жилье.

Эти неутешительные выводы послужили поводом к принятию закона, упраздняющего денежные субсидии и взамен предлагающего выделение лицам из категории сирот жилья из специализированного жилищного фонда. Срок действия договора найма специализированного жилого помещения составляет пять лет. Как разъясняет закон, в случае выявления обстоятельств, свидетельствующих о необходимости оказания содействия в преодолении трудной жизненной ситуации, договор найма специализированного жилого помещения может быть заключен на новый пятилетний срок по решению органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, но не более одного раза.

«По окончании срока действия договора найма специализированного жилого помещения и при отсутствии обстоятельств, свидетельствующих о необходимости оказания данной категории граждан содействия в преодолении трудной жизненной ситуации, орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, осуществляющий управление государственным жилищным фондом, обязан принять решение об исключении жилого помещения из специализированного жилищного фонда и заключить с лицами договор социального найма в отношении данного жилого помещения в порядке, установленном законодательством субъекта Российской Федерации», — говорится в законе.

— Первые 5 лет контроль над проживанием лиц из категории детей-сирот будут осуществлять органы опеки и попечительства — это касается соблюдения социальных, санитарных, пожарных норм, правил общего проживания, своевременной оплаты коммунальных услуг. Недобросовестные квартиросъемщики по решению комиссии будут лишены жилья. Такой аспект призван сыграть и воспитательную роль — имея жилье, нужно соблюдать определенные правила, — комментирует ведущий специалист комиссии по опеке и попечительству при администрации Майкопа Марина Шамраенко. 

Если, получая деньги по субвенции, человек мог по своему усмотрению выбрать место проживания, то теперь он в этом будет ограничен. Получил квартиру — обязан в ней прожить ряд лет. Другой вопрос — граждане из категории сирот, которые уже успели обзавестись семьями, но, по тем или иным причинам, не успели вовремя реализовать свое право на жилье. Вместо того чтобы улучшить свое нынешнее место проживания (скажем, купить хороший дом вместо двухкомнатной квартиры), они будут вынуждены ждать своего жилья годы, чтобы, возможно, еще через несколько лет получить его в собственность.

— Представители Роспотребнадзора, Пожнадзора будут ежегодно оценивать жилье, составлять акты жилищно-бытовых условий проживания в данном помещении, делать выводы о дальнейшем проживании в этой квартире. При всех благоприятных условиях предполагается выведение такой квартиры из специализированного жилищного фонда и передача ее в частную собственность. Первые результаты можно будет увидеть только в 2018 году, да и то не на территории Адыгеи, поскольку здесь такое жилье еще не построено, — говорит ведущий специалист комиссии по опеке и попечительству при администрации Майкопа Марина Шамраенко. 

Новый закон, новые условия

В соответствии с новым Федеральным законом о предоставлении сиротам жилья по социальному найму была утверждена республиканская программа «Обеспечение доступным и комфортным жильем и коммунальными услугами» на 2014—2016 гг. В ее рамках постановлением Кабинета Министров Республики Адыгея была принята подпрограмма «Обеспечение жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» на тот же период. Объем финансирования на 3 года составил более 337 миллионов рублей из республиканского и федерального бюджетов.

В июле прошлого года в республике были созданы списки всех лиц из категории сирот, имеющих право на получение жилья. Таким правом обладают лица из категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, достигшие возраста 18 лет, по окончании срока пребывания в образовательных организациях, учреждениях социального обслуживания населения, учреждениях системы здравоохранения и иных учреждениях, создаваемых в установленном законом порядке для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также по завершении получения профессионального образования, либо окончании прохождения военной службы по призыву, либо окончании отбывания наказания в исправительных учреждениях.

Новый закон снял ограничительную планку по возрасту. Если раньше человек, не заявивший в органы опеки о своих правах на жилье, по достижении 23 лет уже не мог на него претендовать, то теперь граждане, которые вовремя не реализовали свое право, стали обращаться в органы опеки. 

— Один из таких случаев — мужчина 50 лет с непростой судьбой. Остался без попечения родителей, воспитывался в детском доме, обучался в коррекционной школе. Последние годы находился в местах лишения свободы. Теперь многое переосмыслил, осознал, встал, как говорится, на путь исправления и надеется на получение собственных квадратных метров, — рассказывает Марина Шамраенко. 

Вместе с принятием республиканского закона в том же 2013 году было проведено совещание с застройщиками Тахтамукайского района и Майкопа о строительстве в 2014 году многоквартирных домов в поселке Яблоновском Тахтамукайского района и городе Майкопе. Однако государственные контракты на строительство этих домов Министерство строительства, транспорта, жилищно-коммунального и дорожного хозяйства республики так и не заключило. Этот вопрос повис в воздухе. 

Временное пристанище

В начале текущего года прокуратура республики проводила проверку по исполнению закона в части обеспечения жильем детей-сирот. По ее результатам была активизирована работа по обеспечению временного проживания сирот в благоустроенных жилых помещениях, предусмотренного той же целевой программой. До апреля были проведены аукционы на заключение договоров на временное проживание.

Вопрос временного жилья почти такой же проблемный, как и вопрос постоянного жилья. Целевой программой предусмотрены денежные компенсации на съем жилья в расчете 7 тысяч рублей на одинокого человека или на семью из 2-х человек, и 9 тысяч рублей — на семью из трех и более человек. Поиском жилья сам сирота заниматься не может. Эти полномочия в компетенции Министерства строительства, транспорта, жилищно-коммунального и дорожного хозяйства республики. Никакой речи о том, чтобы сирота выбирал дом или район проживания, речи не идет. Где нашли подходящего арендодателя, там и живи. Согласно Федеральному закону №44 специалисты ведомства должны провести конкурс по отбору благоустроенных жилых помещений. 

Квартиры и дома в республике сдают многие. Такие объявления мы видим в большом количестве и в газетах, и на досках объявлений, и в Интернете. Но, как правило, все они идут в обход налогообложений. Найти арендодателя, готового сдавать жилье по договору и отчислять налоги, в принципе, еще недостаточно. Помимо этого, хозяину жилья нужно разместить заявку на электронную площадку, для чего необходимо купить печать, цифровую подпись стоимостью 15 тысяч рублей. Понятно, что такая головная боль мало кому нужна. Именно по этим причинам ряд конкурсов не состоялся: люди не хотят заключать договоры через электронную площадку. Есть и другая сторона медали — Минстрой оплачивает только аренду жилья, оплата коммунальных услуг лежит на плечах сироты. А граждане из этой категории, по разным причинам, зачастую не оплачивают услуги ЖКХ. Накапливаются долги, и уже зафиксированы случаи, когда арендодатели хотят расторгнуть эти договоры.

На сегодняшний день Министерством строительства республики посредством таких аукционов заключены договоры аренды и предоставлено временное жилье 31 человеку.

— Не все очередники соглашаются на временное жилье, выбранное ведомством. Часто люди находят временное пристанище самостоятельно либо живут в приемных семьях и переезжать в неудобное по расположению жилье не стремятся, предпочитая подождать год-другой, когда получат жилье сроком на 5 лет, — рассказывает старший помощник прокурора республики Елена Алексейцева. — Совместно с Министерством строительства, транспорта, жилищно-коммунального и дорожного хозяйства РА мы предложили Министерству финансов региона производить компенсации на оплату найма, чтобы сирота сам имел возможность найти себе квартиру, где ему удобно. Данное предложение Минфином отклонено. 

Где эта улица, где этот дом?

По состоянию на 10 ноября количество лиц из категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, нуждающихся в жилых помещениях, в республике составляет 648 граждан. Из них у 378 право на обеспечение жилым помещением уже наступило, но еще не реализовано. Это люди, достигшие 18 лет, окончившие образовательные учреждения. По состоянию на указанную дату, за год реализации закона приобретено жилье только для четверых граждан, что, конечно, является каплей в море по отношению к очереди.

Затормозило реализацию федерального законодательства принятие в апреле текущего года нового республиканского закона, который передал полномочия об обеспечении жилыми помещениями граждан из категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, органам местного самоуправления. 

— Под этот закон необходимо было разработать и принять ряд нормативных актов. Основные документы уже приняты. Есть закон, есть деньги. Их нужно израсходовать до конца текущего года. Объем финансирования на 2014 год составляет чуть более 112 млн. рублей. Практически столько же на 2015 год и чуть более 113 млн. рублей на 2016 год, — говорит старший помощник прокурора республики Елена Алексейцева.

Поскольку государственные контракты на строительство домов не были заключены ни в одном муниципалитете, а время на исходе, вернулись к мысли о покупке жилья. А это снова аукционы и связанные с этим проблемы. В принципе, отказ от строительства одного дома, в котором будут жить только сироты, обоснован практикой. В ряде регионов страны, в том числе Москве, Московской, Вологодской областях, которые были первопроходцами в этом вопросе, уже отказались от идеи строительства домов под социальное жилье для сирот. Об этом говорят практически все специалисты и в органах опеки и попечительства региона. Дело в том, что бывшие сироты, особенно если им не посчастливилось хоть несколько лет прожить в приемной семье, оказываются в обществе таких же неприспособленных к жизни. Вместо того чтобы перенимать опыт благополучных семей-соседей, вместо социализации, они, по сути, переходят из одного интерната в другой. 

— Идея проживания бывших детдомовцев в одном доме, на мой взгляд, неудачна: может сложиться неблагополучная обстановка. Для нормальной жизни им стоит строить совместную жизнь с людьми, имеющими опыт семейной жизни, — уверена директор Адыгейской республиканской школы-интерната для детей-сирот Харет Тлишева. 

Итак, жилье нужно не построить, а купить. И снова проблема — жилье из расчета указанного финансирования можно приобрести в среднем по цене 24—27 тысяч рублей за квадратный метр. А продажа жилья в республике осуществляется в среднем по 32 тысячи рублей за квадратный метр. В 2006 году были установлены нормы предоставления жилого помещения по договору социального найма. Для одиноко проживающего человека норма предусмотрена от 24 до 33 кв. метров на усмотрение субъекта, на двоих — 34—42 кв. метра. На трех и более человек — от 15 до 18 кв. метров на каждого члена семьи. По социальным нормам за основу берется верхняя планка.

По расчету методик на жилье в Красногвардейском районе выделяется 20 тысяч рублей за квадратный метр. На одного сироту законом предусмотрено 33 квадратных метра. Путем несложных расчетов можно определить, что стоимость условного дома, на который должен быть объявлен аукцион, составляет 660 тысяч рублей. При этом жилье должно отвечать определенным техническим характеристикам. Найти соответствующие квартиры будет непросто. А израсходовать деньги необходимо до конца текущего года. Именно этой работой активно заняты муниципалитеты, на которые были переложены эти полномочия и заботы.

«Мечтаю о хорошей семье»

В очереди на жилье стоят более 600 сирот. За этой цифрой — не простые судьбы. Такая, как, например, у 19-летнего жителя республики Ивана Бессарабова. Вся его недолгая жизнь — сплошная борьба за существование, которая продолжается и сейчас.

И мать, и отец Ивана живы, но официально он отнесен к категории детей, оставшихся без попечения родителей. История довольно грустная. Родные мать и отец, не зарегистрированные официальным браком, родили пятерых детей — четырех дочерей и сына Ивана. Семья была неблагополучной — нездоровая психически мать и выпивоха-отец. Денег в семье практически не было, долги за коммунальные платежи нарастали снежным комом, скандалы и ссоры были нормой. После одной из них отец бросил жену и, забрав детей, ушел жить к матери. Для Ивана мало что изменилось, он практически с 2 лет жил у бабушки, которая хоть как-то заботилась о детях. 

Вскоре отец стал жить с другой женщиной. Впрочем, жизнь с мачехой не стала более благополучной — семья все время переезжала с одной съемной квартиры на другую. Детей женщина воспринимала нахлебниками, а когда старшим девочкам исполнилось по 14 лет, и вовсе выгнала их из дома. Благо их приютила соседка. Ивану тоже приходилось несладко — с 11 лет он вынужден был понемногу подрабатывать, но этих денег практически не видел — их забирали родители. «Даже вещей новых никогда у меня не было, приходилось донашивать за кем-то», — вспоминает Ваня.

Когда отношения с мачехой совсем разладились — ушел из дома.

— Лето проводил в заброшенных сторожках, лишь бы где. Зарабатывал чем мог. Вскопал огород кому-нибудь — вот и на хлеб хватило, — вспоминает Иван.

С наступлением осени пришлось идти в школу, временно приютила старшая сестра, которая на тот момент снимала квартиру. Так парень проучился до 9 класса, когда учителя и органы опеки забили тревогу: ребенок должен жить в семье! — и водворили его обратно к отцу и мачехе. Но с пьющей семьей парень так и не ужился. Он учился в Майкопском государственном гуманитарно-техническом колледже АГУ, подрабатывал на авторынке, временно жил то у одной сестры, то у другой. 

Тем временем родителей официально лишили прав. Сегодня у парня есть специальность — мастер строительно-отделочных работ. Он работает в одной из фирм Майкопа, занимается грузоперевозками, ездит по Краснодарскому краю. А с жильем — те же проблемы. Самая старшая сестра успела получить денежную субсидию на жилье до принятия нового закона. Она живет с мужем в своем доме и ждет ребенка. У нее своя семья, и мешать им Иван не хочет. Сейчас он временно живет со своей девушкой и ее мамой в однокомнатной квартире в Майкопе.

— Идти мне некуда, я обращался в Министерство строительства, транспорта, жилищно-коммунального и дорожного хозяйства республики, мне сказали, что возмещать плату за съем квартиры мне не положено. А в списках в очереди на квартиру я чуть ли не 256-й. Мне 19 лет, верчусь как могу. Надеюсь получить жилье, но когда это будет… — вздыхает Иван.

— О чем-то еще, кроме жилья, мечтаешь? — спрашиваю парня.

— О хорошей семье. Больше ни о чем…

А что дальше?

Загадывая на перспективу, можно предположить, что проблема с обеспечением жильем сирот не будет исчерпана, поскольку жилье при определенных условиях может быть приватизировано. Это значит, что оно выйдет из фондов муниципальной собственности. А поскольку проблема сиротства в России так и не решена, квартирный вопрос еще долго будет оставаться актуальным.

Дети ждут, с надеждой всматриваясь в свое будущее. Пусть оно будет лучше. 

P.S. 29 сентября текущего года редакция направила письмо в Министерство строительства, транспорта,  жилищно-коммунального и дорожного хозяйства Республики  Адыгея с вопросами по данной проблематике, но до сегодняшнего дня официального ответа так и не получила.

18.11.2014 в 01:09

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.