Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Листая в Национальной библиотеке РА подшивку нашей газеты (тогда она называлась «Адыгейская правда»), я нашел в номере за 7 ноября 1941 года небольшую заметку «Героический поступок политрука Джасте». Под заметкой стояла подпись корреспондента фронтовой газеты В.Федорова. Рассказывалось в ней о том, как политрук Джасте, когда был тяжело ранен командир роты, взял командование на себя, поднял роту в атаку и выбил гитлеровцев из первой оборонительной линии.

Поскольку время было военное и существовали строгие правила охраны военной тайны, место боя, наименование воинской части и само имя политрука Джасте не указывались. Правда, сообщалось, что до войны он был инструктором обкома ВКП(б), но какого — не указывалось.

Фамилия Джасте у нас в Адыгее известная, я набрал номер телефона первого абонента с этой фамилией и услышал знакомый голос. Да, это был Ким Пашевич Джасте — известный в Адыгее врач-физиотерапевт, заслуженный работник здравоохранения СССР и Республики Адыгея.

Я прочитал Киму Пашевичу заметку из фронтовой газеты. Он сразу сказал, что в ней рассказывается о его дяде Якубе Цикузиевиче Джасте, дал телефон своего двоюродного брата Юрия Кушуковича, который является хранителем семейного архива их рода. Мы встретились с Юрием Кушуковичем, и он показал фотографии из семейного альбома, фронтовые письма, другие материалы, напомнившие о далеких военных годах, о жизни братьев Джасте, которые предстали предо мной как живые.

Растил хлеб для фронта

Братья Джасте родом из аула Панахес. Хаджимус был старшим из них. Сведений о нем сохранилось мало. Известно, что начало войны застало его, тракториста, на уборке хлеба. Как и все аульчане-сверстники, Хаджимус рвался на фронт бить врага, но в военкомате призыв откладывали до окончания то уборки, то сева, то снова до уборки. Перед приближением летом 1942 года гитлеровцев к аулу Хаджимус спрятал в лесу трактор, сняв с него важные узлы и детали. После освобождения аула от гитлеровцев Хаджимус вернулся из леса на грохочущем и дымящем черной трубой тракторе.

Много пришлось пережить в годы восстановления разрушенного врагом хозяйства. Работать приходилось сутками, Хаджимус подорвал здоровье и раньше всех братьев ушел из жизни. Но добрые дела старого колхозника хорошо помнят жители его родного Панахеса.

Комиссар повел роту вперед

Якуб Джасте
Якуб Джасте
Якуб Джасте, тот самый комиссар, боевой подвиг которого описала наша газета в 1941 году, родился в 1907 году. После окончания семилетки недолго поработал учетчиком в колхозе. Затем грамотного парня направили на учебу в совпартшколу, которая находилась в Краснодаре. В те времена по всей стране шла ликвидация неграмотности, создавались избы-читальни. И вернувшийся из Краснодара после учебы Якуб стал заведующим пунктом ликбеза в своем родном ауле.

Потом Якуб Джасте снова сел за парту. Его направили в Краснодар на курсы «красных директоров». И первой его руководящей должностью стало директорство в совхозе №13 в поселке Энем. Был на выборных партийных должностях в Адыгейской автономной области. Работал инструктором Адыгейского обкома партии. С этой должности Якуб Джасте добровольцем ушел на фронт, там стал политруком роты, заменил раненого командира и повел роту в атаку.

Поскольку заметка была датирована 7 ноября 1941 года, можно сделать вывод, что речь в ней идет о боях под Москвой, где 5 декабря 1941 года началось контрнаступление наших войск, в результате которого враг к концу декабря был отогнан в некоторых местах на десятки километров от стен столицы.

Комиссар Якуб Джасте участвовал во многих сражениях. С боями дошел до Австрии, там и встретил весной 1945 года весть о нашей славной победе. Домой Якуб Джасте вернулся в 1945 году. На груди — ордена Красной Звезды и Отечественной войны II степени, медали «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией 1941—1945 гг.».

Демобилизовался майор Якуб Джасте с должности заместителя командира полка по политической части.

Первая его послевоенная должность — директор лесоторговой базы. Затем был назначен директором совхоза №14. После этого по решению бюро майкопского горкома партии был направлен на должность директора Майкопской макаронной фабрики, где и проработал до ухода на пенсию.

В семейном архиве Джасте сохранилась вырезка из республиканской газеты «Социалистическая Адыгея» (сейчас «Адыгэ макъ») за 1961 год. Там портрет Якуба Джасте, рассказ о том, как бывший фронтовик вывел предприятие на передовые рубежи — фабрика работала с перевыполнением плана, выпускала продукцию отличного качества.

У Якуба Джасте и его супруги Феодосии Архиповны был единственный сын, который рано умер. Всю неистраченную родительскую любовь супруги Якуб и Феодосия Джасте отдали своим племянникам.

Вернулся именем на обелиске

Кушук Джасте.
Кушук Джасте.
До войны Кушук Джасте окончил педагогическое училище (теперь колледж имени Хусена Андрухаева), успел поработать директором Афипсипской семилетней школы. На войну ушел добровольцем. Но его направили не на фронт, а в Моздокское военное училище. После учебы по сокращенной программе младших лейтенантов распределили в действующие воинские части на должности командиров взводов. Обстановка на советско-германском фронте была сложная. Гитлеровцы захватили Донбасc, защищая который посмертно стал Героем Советского Союза наш славный земляк Хусен Андрухаев. Войска вермахта заняли Ростов-на-Дону. В канун праздника революции ценой героических усилий и больших потерь город Ростов-на-Дону был отбит у немцев штурмом с пологого левого берега. Гитлеровцы отступили в северо-западном направлении, заняли оборону на реке Миус, создав, как они считали, неприступный для Красной армии Миус-фронт.

С приходом весны 1942 года гитлеровцы начали наступление на Миус-фронте. После одного из боев командир взвода лейтенант Джасте не вернулся. Не обнаружили тела погибшего и на поле боя. И в Майкоп полетела горькая тревожная весть — пропал без вести.

Долгие годы неизвестность мучила семью Кушука Джасте. Став взрослым, его сын Юрий писал письма в военный архив, красным следопытам школ Ростовской области, где раньше пролегала гитлеровская оборонительная линия Миус-фронт. И лишь в 1970 году сын узнал правду об отце. Следопыты из станицы Раздольной Ростовской области сообщали, что им удалось установить имена бойцов, захороненных в братской могиле на окраине станицы. Там школьники при помощи взрослых установили памятник, на гранитных плитах которого высечены имена павших героев. Есть там и имя лейтенанта Кушука Джасте. Ребята сообщали в далекую Адыгею, что они заботливо ухаживают за братской могилой защитников Отечества. Сын побывал на месте гибели отца, привез в Адыгею горсть священной донской земли, за которую пролил кровь его отец.

До сих пор помнят председателя

Юрий Кушукович Джасте показал мне еще одну семейную реликвию — пожелтевший потертый на сгибах листок — письмо на фронт политруку Джасте. «Узнав о вашем героическом поступке, о вашем подвиге, коллектив Адыгейского обкома ВКП(б) восхищен вашим мужеством и героизмом в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Со своей стороны обещаем сделать все, чтобы быстрее разбить немецко-фашистскую нечисть, освободить нашу Советскую Родину», — говорилось в письме.

Подписали это письмо по поручению коллектива работников Адыгейского обкома ВКП(б) Афанасьев, Хряпин и П.Джасте.

Читатель догадался, что это был четвертый из братьев Джасте — Паш Цыкович.

Представители старшего поколения жителей Адыгеи хорошо помнят этого доброго и отзывчивого человека, работавшего на разных должностях.

В книге «Победители», посвященной жителям республики, участникам Великой Отечественной войны, есть строки о Паше Цыковиче Джасте. В период временной оккупации территории Адыгеи и Краснодарского края он был членом областного партийного центра, руководившего деятельностью Майкопского куста партизанских отрядов. Находясь у руководства партизанского куста, Паш Цыкович организовывал и поддерживал постоянную связь между партизанскими отрядами, базировавшимися в местах от Махошевских лесов до самых Хамышков. При непосредственном участии Паша Цыковича Джасте в Сочи выходила наша родная газета «Адыгейская правда», которая на самолете переправлялась через перевал, а затем разносилась партизанскими связными по всем отрядам народных мстителей и несла людям правду о положении на фронтах, о героических победах Красной армии и скором изгнании оккупантов из родных аулов, станиц, хуторов.

И этот день настал. Паш Цыкович Джасте вернулся в Майкоп в конце января 1943 года вместе с партизанами.

На первой же сеcсии областного совета, состоявшейся в начале марта, его избрали председателем Адыгейского облисполкома, и он честно служил народу на этой должности до 1947 года.

Эпилог

В минувшее воскресенье последнему из братьев Джасте Пашу исполнилось бы 102 года. Собралась теперь уже очень немногочисленная родня. Вспомнили его — так много сделавшего для Адыгеи и на посту председателя облисполкома, и на других руководящих должностях — партийных, советских хозяйственных. Вспомнили хлебороба Хаджимуса Джасте, самого старшего из братьев, комиссара Якуба, отважно бившего врага и вернувшегося домой с победой, командира взвода Кушука, увековеченного на гранитной плите в станице Раздольной Ростовской области, где он геройски погиб.

В нашей республике чтят память верных сынов народа — тех, кто защищал Отечество от гитлеровцев и погиб, тех, кто вернулся с фронта и работал во славу Отечества, тех, кто в трудные годы растил хлеб для фронта. Им устанавливаются мемориальные доски, другие памятные знаки.

А разве братья Джасте не достойны увековечивания?

Дмитрий Крылов

22.02.2015 в 23:11

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.