Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

23 февраля нынешнего года Полоцкому орденов Кутузова и Суворова III степени учебному авиационному полку, базирующемуся в Майкопе, исполняется 73 года. Истребитель-перехватчик МиГ-23 из состава этого полка в вечном форсаже застыл на бульваре Победы символом памяти летчиков-майкопчан, прошедших подготовку в Майкопском аэроклубе и ценою своей жизни защитивших небо страны в годы Великой Отечественной войны.

Кто лучше майора (в отставке) ВВС, летчика-инструктора Полоцкого учебного авиационного полка, председателя Совета ветеранов авиаторов Майкопского авиационного гарнизона Вадима Мартынова может рассказать о службе летчика, о легендарных МиГах, в частности о том, который стал памятником?

Фронтовой истребитель-перехватчик МиГ-23 был разработан в Конструкторском бюро Микояна в 1967 году. По тем временам этот боевой летательный аппарат занимал ведущие позиции в мировом авиастроении. Достаточно сказать, что он первым из наших отечественных боевых самолетов имел изменяемую стреловидность крыла. У него на борту находилось грозное вооружение: 30-миллиметровая пушка со скорострельностью 6 тысяч выстрелов в минуту. Самолет нес 7 ракет класса «воздух-воздух», 15 авиабомб общей массой до 2,5 тонны или ядерный заряд.

Особую страницу биографии МиГ-23 занимает Афганистан, где «мигари» этой модификации были в составе авиации ограниченного контингента советских войск, выполнявших интернациональный долг.

МиГ, ставший монументом, был выпущен в 1981 году, начинал свою летную биографию в авиационном полку под Псковом, затем находился в составе эскадрильи группы советских войск в Германии, «служил» в Белоруссии, а потом уже был переведен в Майкоп. Истребитель изрядно послужил в летном учебном полку. На нем поднимались в небо и осваивали летное боевое мастерство сотни молодых курсантов-летчиков Краснодарского высшего военного авиационного училища летчиков.

— Фронтовые истребители-перехватчики МиГ-23 по-прежнему несут боевое дежурство в ряде стран. У нас этот боевой самолет попал под договор о сокращении боевых наступательных вооружений, подписанный Россией и США в начале 2000-х, так как мог нести ядерный заряд, — говорит Вадим Константинович Мартынов. — МиГи стали выводить из состава авиационных полков и ставить на прикол.

Эпопея монумента-самолета на бульваре Победы берет начало с письма-обращения тогдашнего главы Майкопа Н.Пивоварова к главнокомандующему ВВС: «Столица Адыгеи — город Майкоп — готовится к 150-летию своего основания. Начинал свою биографию Майкоп как военная крепость и ныне по большому счету остается городом военных. На его территории сосредоточено несколько крупных воинских соединений и частей, в числе которых 33-я мотострелковая бригада, учебная авиационная база. В лихую годину майкопчане отважно сражались на фронтах Великой Отечественной войны. В этой связи прошу рассмотреть возможность передачи списанного планера самолета МиГ-23 для установки в качестве монумента на бульваре Победы в городе Майкопе».

Вопрос этот решался на таком высоком уровне, что годом позже, в 2005-м году, появилось распоряжение Правительства России, подписанное тогдашним премьером Михаилом Фрадковым.

Вся эта переписка и еще множество документов хранятся в архиве у В.К.Мартынова, человека, с детства влюбленного в небо.

Сам он родом из Иркутска, из семьи, в которой и по отцовской, и по материнской линии воевали все мужчины — в Первую мировую, Финскую, Великую Отечественную, Японскую — и все вернулись живыми и невредимыми.

В Иркутске семья Мартыновых жила недалеко от авиационного завода. Затем родители Вадима Константиновича переехали в Улан-Удэ, где и выпускались МиГи.

— Я с детства привык к звуку взлетающих самолетов, и уже без них для меня небо было пустым, — говорит ветеран. — Поэтому не было ничего удивительного, что, окончив школу, я поехал поступать в Ейское летное училище, которое и окончил в 1968 году.

Уже лейтенантом его направили служить именно в Майкоп. В октябре 1967 года у станицы Ясенской погиб его хороший товарищ — курсант Игорь Щипанов. У самолета вдруг отказал двигатель, и Игорь постарался увести МиГ-17 подальше от станицы. В Майкопе жили родители Игоря.

— Я и еще двое выпускников Ейского летного училища взяли над ними шефство и решили быть поближе к ним, чтобы иметь возможность помогать, — говорит Вадим Константинович. — Когда я прибыл в полк, он назывался 709-й учебный истребительный авиационный. Затем он был переименован в 761-й учебный авиационный полк. Нынче он — учебная авиационная база. Мне довелось летать на МиГ-17, УТИМиГ-15, МиГ-21.

Помнит он и свой первый самостоятельный полет, который состоялся 30 мая 1966 года. Этому событию в прекрасно оформленном фотоальбоме посвящено несколько страниц.

Супруга Вадима Константиновича — из Улан-Удэ, из города его юности. Мартыновы воспитали четверых детей. Старший сын Дмитрий тоже окончил летное училище. Еще двое сыновей выбрали гражданские профессии, дочь работает в МВД.

У Мартыновых восемь внуков. Старший Константин — курсант Краснодарского летного училища. От деда ему передалась любовь к небу.

Отслужив 27 лет и выйдя в отставку, Вадим Константинович увлекся изготовлением моделей самолетов не в традиционном масштабе 1:43, а в уменьшенном — 1:100. В его коллекции около 300 моделей летательных аппаратов: от самолета-снаряда Можайского до современных самолетов и вертолетов.

С 2012 года он возглавляет Совет ветеранов авиаторов Майкопского авиационного гарнизона. Мартынов — частый гость в СОШ №3. А еще он «приходит в гости» к старому другу — истребителю-перехватчику МиГ-23, который застыл в вечном форсаже на бульваре Победы.

Валерия Ломешина

22.02.2015 в 22:55

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.