Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Со Светланой мы впервые познакомились два года назад, когда отчаявшаяся женщина пришла за помощью к нам в редакцию: болен ребенок, и нужна крупная сумма денег на дорогостоящее лечение. 

Сказать, что Светлана была подавленной, — значит не сказать ничего. Молодая женщина казалась постаревшей от свалившихся на нее испытаний. Она поведала нам свою непростую историю. Светлана и Александр поженились в 2001 году, оба мечтали о детях. Спустя два года на свет появился долгожданный мальчик, однако радость молодых родителей была недолгой: родовая травма повлекла за собой болезнь малыша. 5 лет они боролись с болезнью сына, объездили клиники Майкопа, Краснодара, Санкт-Петербурга, но все безуспешно: в 2008 году ребенок умер.

Горе, отчаяние, страх рожать снова — все это молодая пара пережила сполна. Чтобы быть подальше от того места, где они потеряли ребенка, Светлана и Александр уехали на север. 

Время лечит, перемена обстановки, новая работа, насколько это возможно, смягчили горечь утраты. Александр и Светлана рискнули стать родителями второй раз. Рожать решили дома — в теплом и родном Майкопе. В 2011 году у них родился второй мальчик — Тимур. Радости Светланы и Александра не было предела, пока ребенку не поставили страшный диагноз — ДЦП с серьезными осложнениями. Казалось, что время повернулось вспять. Новые обследования, множество клиник, бесконечные лекарства и массажи — все было так же, как с первым ребенком. Чтобы заработать на дорогостоящее лечение, Александр работал не покладая рук, месяцами находясь вдали от дома, и только в редкие свободные дни между командировками посвящал себя сыну в надежде, что болезнь удастся победить. 

На специализированных сайтах и форумах для родителей детей с диагнозом ДЦП Светлана узнала о чудодейственной китайской медицине, где работают специалисты, которые не просто ставят детей на ноги, а в большинстве случаев диагноз ДЦП снимают навсегда. Вот только один такой курс обходится в 400—500 тысяч рублей, а их нужно несколько. На первый курс лечения деньги собирали, что называется, всем миром. Благодаря отзывчивости знакомых, коллег, друзей и просто посторонних неравнодушных людей Тимур отправился к специалистам Китая. Первый курс дал неплохие результаты. Семья приободрилась, но где взять деньги на второй, третий?

Именно в тот момент Светлана и обратилась за помощью в газету. Мы постарались силами «Советской Адыгеи» привлечь внимание к проблеме больного ребенка, обратились со страниц газеты к неравнодушным людям за помощью. Откликнулось множество людей, в том числе и студенты Адыгейского госуниверситета, собравшие около 50 тысяч рублей. 

Это была последняя надежда начать жить полноценной жизнью, водить за руку ребенка в садик, чтобы он бегал, забыть слова инвалид и больница. За все годы совместной жизни они, казалось, только и занимались поисками клиник и денег на лечение ребенка, очень сильно устали, хотели жить и радоваться как все. 

На время эта семья пропала из нашего поля зрения. А недавно, встретившись с другом нашей газеты, приемной мамой Анной Черкашиной, я узнала, что Светлана и Александр вновь стали родителями, но уже приемными. Мы созвонились с семьей и договорились о встрече.

Когда Светлана вышла нам навстречу, я не сразу узнала ее: казалось, она помолодела и выглядела счастливой. Следом за ней из детской комнаты выбежали две голубоглазые девчушки. Как они потом нам представились — Катя и Ира. Двухлетние сестрички-двойняшки родом из Симферополя. 

Конечно, первый мой вопрос был о Тимуре. Глаза Светланы моментально потухли: поначалу лечение в Китае помогало, но потом болезнь прогрессировала, генетическое заболевание оказалось неизлечимым. Светлана и Александр продолжают лечить сына, постоянно возят Тимура на обследования в московскую клинику и стараются не отчаиваться. 

Еще два года назад Светлана и Александр стали задумываться о том, чтобы взять под опеку детей. Этот путь тоже был непростым: прошли школу приемного родителя, собрали необходимые документы. Потом были долгие поиски ребенка — объездили детские дома Адыгеи, Краснодарского края, Ростовской области и Ставропольского края. В банках данных анкет детей было много, но когда начинали запрашивать конкретную информацию, оказывалось, что брать детей под опеку нельзя: у них нет статуса. Анна Черкашина — приемная мама с опытом — посоветовала молодой семье поучаствовать в благотворительной акции «Поезд надежды», когда кандидаты в приемные родители едут за детьми в отдаленные регионы России, туда, где детские дома переполнены, а проблема сиротства стоит особенно остро. 

Осенью прошлого года «Поезд надежды» впервые отправлялся в новый регион России — Крым. В детском доме Симферополя состоялась первая встреча Светланы и Александра с дочерьми. 

— Мы зашли в комнату, где было несколько детей. Иришка сразу пошла навстречу мужу, а Катюша не хотела к нам подходить, убегала, пряталась за спиной воспитателя, не хотела знакомиться. Но на второй день обе сестрички уже бежали к нам и называли нас мамой и папой, причем Ира ревниво отталкивала других детей, отстаивая свое право на папу, — рассказывает Светлана.

У двух очаровательных сестричек своя непростая история — одинокая мать оставила их на временное попечение государства сразу в роддоме, сославшись на тяжелую жизненную ситуацию, но в течение всего года ни разу не навестила детей, даже не поинтересовалась ими. По суду женщину лишили родительских прав. Неизвестно, как сложилась бы жизнь двойняшек, забери их мать вовремя. Но вмешалась судьба и дала девочкам второй шанс на счастье, подарив маму и папу. 

Эту неделю Светлана с Александром провели в сборе документов, собраниях, встречах с психологами. И каждый день виделись с дочерьми. Но сразу забрать девочек было нельзя. Пришлось вернуться в Майкоп и ждать завершения всех юридических процедур. 

— Я только на обратном пути домой по-настоящему осознал, что это наши девчонки, — признается Александр.

Месяц спустя Светлана и Александр смогли забрать дочек. Все это время они практически каждый день созванивались с девчатами, поддерживая эту пока еще тонкую ниточку, которая протянулась от их сердец к сердцам Иришки и Катюши. Тогда девчата еще не понимали, что такое телефон, и когда воспитатели говорили им, что звонят мама и папа, бежали к дверям встречать родителей…

…Теперь это дружная любящая семья. Пока мы разговариваем с родителями, девчонки тоже что-то рассказывают, показывают свои игрушки, пытаются понять, что же я пишу в блокноте.

— Они очень любят, когда в доме гости, — объясняет Светлана. — Им нравится, когда с ними общаются, уделяют им внимание.

— По опыту общения с приемными семьями знаю, что, взяв однажды ребенка под опеку, вскоре семья находит в себе силы и желание взять еще одного. Не появились ли подобные мысли у вас? — спрашиваю я.

— Да, только вчера мы обсуждали эту тему, — переглянувшись с мужем, отвечает Светлана. 

— Когда мы уезжали с «Поездом надежды» из Симферополя, были сборы приемных семей, которые сразу забирали детей, и в этой суматохе мне кто-то дал подержать на руках двухлетнего хорошенького мальчугана. Тогда одна женщина из Москвы, которая не первый год с «Поездом надежды» усыновляет детей, сказала мне: «Есть такая примета: возьмешь на руки ребенка — поедешь за другим», — вспоминает Александр. — И вот последнюю неделю я все время думаю об этой примете, хочется взять мальчика, ездить вместе на рыбалку. Но окончательное решение мы еще не приняли, нам нужно расширить жилплощадь, а там видно будет.

— Я сейчас вспоминаю, как мы приходили в группу к нашим девочкам, как они к нам бежали, какие они были счастливые, как они радовались… И глаза тех детей, к которым никто не ходил… Как все они хотят любви и ласки! Когда мы уводили девочек из детдома и выходили за ворота, другие детки кричали нам вслед: «А нас вы заберете?» Как хотелось их всех забрать, но — увы, — продолжает Светлана.

— Как ваша жизнь изменилась с появлением дочек?

— Они — смысл жизни! — не задумываясь, отвечает Александр.

— Стала более активной, — признается Светлана. — Мы словно проснулись. По-другому начали жить, увидели, что можно жить не только бегая по больницам. Об этом мы мечтали давно. Когда мы только поженились, мечтали много ездить, путешествовать. А получилось все по-другому. Теперь мы чаще стали выбираться куда-нибудь с дочками. На самом деле еще не так много времени прошло — девчонок мы взяли в ноябре. Иногда устаю к концу дня так, что ног под собой не чую. А с другой стороны, кажется, что они наши родные дочки и так было всегда.

Светлана и Александр вместе уже 14 лет, за это время на их долю выпало столько несчастий, что, наверное, любая другая семья распалась бы, а ведь тысячи семей расстаются из-за гораздо меньших трудностей. Их, напротив, все пережитое только сплотило. Когда я задала вопрос, как смогли они все преодолеть, в глазах Светланы словно промелькнуло все пережитое за эти годы. Но через мгновение это прошло, рядом щебетали дочки, в которых она нашла утешение.

— Знаете, уже, наверное, лет 5 мы замечаем, что говорим одинаково, думаем одинаково, мы вросли друг в друга и по-другому просто не представляем свою жизнь, — отвечает за двоих Александр. 

Напоследок мы делаем фотографию. Папа скромно отказывается от фото, зато девчонки весело позируют нам на руках у любящей мамы. Мы прощались, желая этой семье всего хорошего, чтобы жизнь их наконец вошла в более счастливое русло. 

Уже позже, вечером, Светлана прислала сообщение: «Вы спрашивали, как изменилась наша жизнь. Очень! Лично я очень счастлива слышать заветное слово МАМА и рада, что теперь слышу его каждый день. Я не считаю, что мы совершили подвиг, подарив девочкам семью. Это может любой человек. Я думаю, все дети должны расти в семье, и если бы каждая благополучная семья взяла хотя бы одного ребенка, насколько бы меньше было поломанных судеб и несчастных детей».

Татьяна Филонова.

Фото Аллы Загуменновой.

26.02.2015 в 00:46

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.