Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Война застала понежукайского парня Теучежа Мешвеза на Ижевском заводе, где он проработал более года. У Теучежа была бронь, но он настоял на том, чтобы пойти на фронт. Его провожали на фронт заводские ребята. И мать, которая была в далеком ауле, не обняла своего сына. Из воспоминаний фронтовика Теучежа Мешвеза: «Привезли нас на Смоленский фронт. Построили. Выходит офицер и предлагает мне служить в роте разведчиков. Меня назначили заместителем командира роты пешей разведки. С ходу нас послали за языком. Мы знали, что впереди противник, нам нужно приблизиться, разузнать его силы и взять языка. Фашисты беспрерывно освещали поле ракетами. Огненные комки, не успев сгореть в воздухе, с шипением падали и догорали около нас. Каждое движение противника или появившаяся огневая точка врага заносились на схему, немцы здесь засели надолго и основательно. В группу разведчиков входило 20 человек, в том числе 3 сапера. Это были отменные воины, люди разных национальностей, возрастов и характеров. По-пластунски поползли по нейтральной зоне в сторону противника. Глубокий снег, крепкий мороз.

Саперы бесшумно проделали проходы в минном поле. Мы продвинулись еще дальше и находились уже между двух вражеских дзотов. Фашисты вели бесприцельный пулеметный огонь. Трассирующие пули пролетали низко над землей. Мы спустились в траншею. По плану, намеченному на исходном рубеже, оставили в траншее четырех разведчиков. Они должны были оборонять проход, обеспечивать наш тыл. С остальными пошли вперед. Перед дзотом мы остановились, взяв его на прицел. До ближайшего изгиба траншеи ушли еще шестеро разведчиков. Дзот надежно блокирован. Рывком открываю дверь. Фашистов оказалось только трое. Они настолько были ошеломлены, что не смогли оказать сопротивления».

Первое время Теучеж волновался, писал перед каждым походом в разведку письма родным, прощался с товарищами. Потом привык. А храбрость, которая дается привычкой, — самая стойкая храбрость.

Командование знало, что немцы стянули на участок фронта под Калинином большие силы.

Вот как вспоминал этот военный эпизод ветеран: «В пяти шагах уже ничего не видно. Мы шли. Снег выше колен. Местами по пояс. Где искать дорогу?

Я отступил в сторону и пропустил мимо группу. Топнул ногой. Твердо. Действительно дорога. Впереди елки. Я дал указание вырубить несколько елок, положить на дорогу и присыпать снегом. Вскоре мы услышали звук мотора. Мотоцикл, наткнувшись на елку, мгновенно перевернулся».

Идея Теучежа Хаджимусовича сработала. Без выстрела захватили троих фашистов. При них оказались ценные документы. За эту операцию сержанта Мешвеза наградили медалью «За отвагу».

И вновь за языком отправляется группа разведчиков. Объект нападения — одиноко стоящая на холме изба, превращенная немцами в дзот. Часовой шагает у крыльца. Убрали часового тихо. Теперь гарнизон дзота в мышеловке. Одна часть группы окружает дзот, другая подкрадывается к дверям избы. Хорошо бы грохнуть дзот гранатами… Но надо взять пленных. Мешвез долго прислушивался возле двери, прежде чем войти. Теучеж легонько сбрасывает ножом щеколду и входит в сени. Вся группа с автоматами наперевес вбегает в дзот. Трое немцев спят на нарах. Один дремлет, сидя у пулемета. Еще один сразу вскакивает и хватается за автомат, но автомат тут же выбивают у него из рук. Вот немец уже на земле, связан. Скоро взойдет солнце. Разведчики, взвалив на плечи пленных, начинают двигаться в свое расположение.

Под сильным обстрелом, неся пленных и раненых на плечах, группа разведчиков залегает в снег. Ясное утро, видимость превосходная, выбраться до ночи нельзя. Более 20 часов лежат разведчики. Наши минометы и артиллерия открывают с холма сильный ответный огонь. Кто-то сказал: «Немцы окружают нас». Разведчики открыли огонь из автоматов.

В этом бою Теучежа Мешвеза ранили в левое плечо. Рану стянули как можно туже. Теучеж не выпустил из рук автомата, изредка отстреливался. Наконец стемнело. Разведчики доставили пленных и раненого Теучежа. Он пробыл в госпитале пять месяцев.

Врачи не позволили ему вернуться в разведку. Его направили в другой полк командиром орудия. Смелый разведчик стал артиллеристом, обстреливал немецкие танки и самоходные пушки.

Мешвез и его товарищи одними из первых шагнули через Одер. Потом были еще бои под Швибусом, под Берлином.

«Я подошел к стене Рейхстага, — вспоминает Теучеж Мешвез, — обратил внимание, что на стенах Рейхстага надписи. Писали мелом, углем, а то и штыком.

Мне на всю жизнь запомнилась одна надпись: «Шеуджен Алий». Я тоже оставил свою надпись на стене. Вскоре я разыскал в Рейхстаге своего земляка Шеуджена. Встреча осталась в памяти до сих пор…»

Каждую очередную годовщину Дня Победы Теучеж Хаджимусович Мешвез обязательно бывал на торжественном празднике — все видели ветерана, у которого грудь в десяти медалях и орден Отечественной войны I степени.

9 мая ему исполнилось бы 95 лет. Ежегодно в День Победы он отмечал и свой день рождения.

М.Беретарь, член Союза журналистов России.

29.05.2015 в 00:55

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.