Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

О текущих делах Майкопского машиностроительного завода мы беседуем с его генеральным директором Заурканом Емтылем.

— Зауркан Камболетович, сегодня много говорят о кризисе, о его негативном влиянии на экономику России. Как он сказывается на работе вашего предприятия, в чем его отличие от кризиса 2008—2009 годов?

— Отличие довольно существенное — во втором полугодии 2008 года мировая финансовая система, а также экономика страны просто рухнули. И если в июле того года мы выпустили 146 гидроманипуляторов, то за весь 2009 год — только 39 единиц этой техники. Людей пришлось занять общественными работами. Но мы пережили эти трудные времена и со второго квартала 2010 года стали постепенно наращивать объемы производства. Сегодня кризис связан с экономическими санкциями и резким ослаблением курса рубля относительно доллара и евро. В результате снизилась и конкуренция со стороны зарубежных производителей аналогичной техники. Оно и понятно. К примеру, цена на продукцию такого мощного производителя крановых и лесных манипуляторов, как компания «Эпсилон Палфингер», оказалась выше нашей почти в 4 раза!

На заводе постоянно ведется разработка новых изделий, проводятся их испытания и запуск в производство.
На заводе постоянно ведется разработка новых изделий, проводятся их испытания и запуск в производство.
— Но для завода выгодно, когда спрос на дорогую продукцию зарубежных конкурентов падает. Освобождается определенная ниша на рынке, и появляется реальная возможность ее занять….

— Не все так просто. К сожалению, в нашей стране не производится гидравлика высокого качества, и эти комплектующие мы вынуждены покупать за евро в Италии, Швеции и Финляндии. А они резко подорожали. В результате, если в октябре прошлого года доля импортных комплектующих в себестоимости гидроманипулятора занимала 22 процента, то уже в декабре она выросла до 37 процентов. Соответственно, мы вынуждены были поднять цену и на нашу конечную продукцию. А тут еще другая беда — в январе отечественные металлурги подняли на 30 процентов цены на свою продукцию. Мы, конечно, не сидели сложа руки — подготовили соответствующие письма в Правительство РФ. Но, несмотря на переговоры Министра промышленности и торговли РФ Дениса Мантурова с руководителями металлургических предприятий и его угрозу поднять вывозную пошлину для отрасли, эффекта они не принесли. Дело в том, что после скачка курса евро металлургам стало выгоднее продавать свою продукцию за границу. А на этом фоне они решили поднять цены на металлопродукцию и на внутреннем рынке. Кстати, в конце апреля они еще раз увеличили свои цены на 6 процентов.

— Как это подорожание комплектующих и металла повлияло на результаты вашей работы?

— Отрицательно. Хотя результаты работы за первые четыре месяца текущего года на первый взгляд неплохи. За этот период мы произвели 114 манипуляторов, а реализовали 105. В прошлом году за январь — апрель эти показатели соответственно составляли 123 и 86 единиц. Однако надо понимать, что в начале года мы реализовали наши запасы по старым ценам. Но эти запасы закончились, и уже в апреле по новым, более высоким ценам мы реализовали всего 8 манипуляторов. И хотя объем реализации товарной продукции за январь — апрель текущего года по сравнению с четырьмя первыми месяцами 2014 года вырос на 31 процент, этот результат нас не радует, так как был достигнут за счет увеличения цены на свою продукцию.

— Но существует же государственная поддержка отрасли. В частности, мне известно, что в прошлом году Правительство РФ приняло постановление о запрете покупки машиностроительной техники для государственных и муниципальных нужд за рубежом. Вас оно коснулось?

— Сегодня закрыт ввоз в Россию лесовозов, которые и так к нам не поступали из-за границы. Зато завозят зарубежные манипуляторы, которые устанавливают на машины, — вот вам и лесовоз. Под запретом оказались автокраны грузоподъемностью до 12 тонн, но они и не производятся в Европе. А вот погрузочно-разгрузочные манипуляторы в перечень запрещенной к ввозу в Россию техники не попали. По этому поводу мы проводили совещание, обращались с письмом с обоснованиями в Госдуму, Минпромторг, но безрезультатно. Как нам объяснили, ввоз такой техники нельзя запрещать — так мы не справимся с новым заданием по объемам выпуска. Но мы не за то, чтобы запрещать весь ввоз этой техники, а лишь за ограничение поставок зарубежных гидроманипуляторов, аналоги которых производятся внутри страны. Зачем государству тратить валюту на эти закупки, когда можно купить эту продукцию намного дешевле у отечественных производителей? Мы предоставили номенклатуру гидроманипуляторов, которые изготавливаем, и готовы выпускать их и дальше по импортозамещению. К сожалению, наши доводы остались без ответа.

— А кто ваши конкуренты внутри и вне страны? Каковы конкурентные преимущества предприятия?

— Наиболее крупными производителями являются заводы австрийской компании «Палфингер», которые выпускают до 15 тысяч гидроманипуляторов в год. Довольно большие объемы производят заводы в Швеции, есть небольшое производство в Словении. Что касается российских заводов по производству гидроманипуляторов, то они работают в Башкирии, в городах Великие Луки и Архангельске. Правда, в той или иной мере контрольный пакет акций этих предприятий принадлежит вышеупомянутой австрийской фирме.

По такому показателю, как цена — качество, мы опережаем российских конкурентов. У нас стоимость манипулятора на 200—250 тысяч рублей ниже, чем у других отечественных предприятий отрасли. Что касается качества, то наша продукция входит в список «100 лучших товаров России», мы становились победителями в номинации «Лидер качества», а на международной выставке «Российский лес» в Вологде в прошлом году получили золотую медаль с сертификатом за высокое качество своих манипуляторов.

Тем не менее австрийской компании «Палфингер» по качеству продукции мы все же уступаем. Дело в том, что она при производстве применяет более качественную шведскую сталь с пределом текучести в 2 раза выше российской. Сегодня нами достигнута договоренность с российской компанией «Северсталь» о покупке стали марки С-500, которая по прочности не уступает шведской. Мы уже оплатили эти поставки и в начале июня должны получить этот материал.

— Как вы решаете вопросы с реализацией своей продукции?

— У нас есть представительства в Москве, Перми, Томске, Ижевске, Кирове, Екатеринбурге, Красноярске и Иркутске, Вологодской области. Кроме того, в регионах работают и наши дилеры. Через сеть представительств и дилерскую сеть мы и реализуем свою продукцию. К сожалению, наша служба маркетинга стала работать слабее. Но главное — упал спрос на манипуляторы. Заготовители леса обещали начать покупку наших изделий в мае, после реализации своей продукции. Но, видимо, они не могут ее продать в больших объемах, потому что строительная отрасль снизила его закупку. Уменьшили на 30 процентов объемы заготовки лома и металлурги, которым мы также поставляем манипуляторы. А потому, чтобы спрос на нашу продукцию вырос, должна активизироваться работа во всех основных отраслях экономики.

— Какую новую продукцию выпускает завод, какие проекты по освоению этой продукции вы намерены реализовать в будущем?

— Мы постоянно ведем разработку новых изделий, проводим их испытания и запускаем в производство. Вот уже второй год небольшими партиями выпускаем складывающийся манипулятор ММ-100Z для лесной и ломозаготовительной отраслей. Мы уже закончили его испытания на стенде. И теперь, для того чтобы запустить продукцию в серийное производство, необходимо собрать сведения по его эксплуатационной надежности. Кроме того, для общехозяйственных нужд небольшими партиями, по 10 штук в год, мы выпускаем манипуляторы ЛВ-220. Этот манипулятор удобно складывается за кабиной, а также имеет стрелу с вылетом до 12,8 метра. В результате он заменяет две машины и используется в качестве крана для подъема фундаментных блоков и плит перекрытия при строительстве одно- и двухэтажных домов.

В этом году мы изготовили одностреловой манипулятор ММ-92, после проведения испытаний он сможет успешно заменить подобные японские механизмы Tadano (Тадано) и Unic (Юник), которые завозятся в Россию. В отличие от японских, установленных на грузовых машинах и занимающих кузов, аналоги Майкопского машиностроительного завода более компактны. В текущем году мы намерены завершить проектирование еще одного однострелового манипулятора, который по своим параметрам должен составить конкуренцию корейским изделиям.

— Успех любого трудового коллектива, особенно производственного, во многом зависит от мастерства и исполнительской дисциплины работников. На вашем заводе трудятся настоящие специалисты, профессионалы своего дела. Но не секрет, что многие из них среднего и пожилого возраста. А кто придет им на смену, не беспокоит ли вас кадровая проблема? И как ее лучше решить в регионе?

— Эта проблема серьезно беспокоит. И решать ее надо с семьи и школы. Сегодня все родители, мамы и папы, хотят престижной профессии для своего ребенка. И программируют его на то, чтобы он ни в коем случае не пошел работать на завод, где грязно и пыльно. Но сегодня у нас стоят новые тайваньские станки, и, чтобы на них работать, необходимо иметь высшее техническое образование. Сегодня зарплата инженера в конструкторском отделе 20—25 тысяч рублей, а те, кто трудится на станках с программным обеспечением, получают 50—60 тысяч рублей. Чувствуете разницу? А потому нам надо изменить психологию выпускников школ, хотя сделать это сложно — все хотят быть юристами и экономистами. Но после получения диплома нередко идут к нам, и мы их обучаем рабочей специальности. В результате государственные деньги выброшены на ветер.

Сегодня подготовкой специалистов для производства в Адыгее занимаются Майкопский индустриальный техникум и МГТК, причем последний готовит техников-технологов, а также мастеров производственного обучения. Хочу обратить внимание, что база в МГТК лучше, чем в техникуме. И когда мы там побывали и увидели, на каком оборудовании работают ребята, мы выделили техникуму сварочный полуавтомат для обучения сварщиков. Кроме того, по просьбе руководителя мы намерены им безвозмездно поставить и токарный станок с программным управлением.

Беда в том, что из всех выпускников техникума ни один человек у нас на заводе не работает. Проблема в том, что в техникум ребята идут для того, чтобы скоротать время до армии. Но надо брать туда и тех парней, которые уже отслужили. Это взрослые люди, которые уже определились со своим профессиональным выбором. В индустриальный техникум их берут, но на платной основе. Почему? Дело в том, что Министерство науки и образования РФ выделяет средства только на выпускников школ. Но надо хотя бы частично оплачивать и учебу более старших ребят. Мы, товаропроизводители, готовы при необходимости поддержать учебные заведения. И пусть хотя бы 30 процентов отслуживших в армии обучаются бесплатно, они принесут реальную пользу народному хозяйству. Надо сказать, что у нас не хватает не только рабочих, но и специалистов с высшим образованием — конструкторов, технологов. И здесь уже необходимо решать вопросы на государственном уровне. Пока же Закон «О промышленной политике», принятый в декабре прошлого года, по-настоящему не работает. В нем много правильных концепций, но не определено то, какое ведомство конкретно будет заниматься тем или иным направлением и каковы источники финансирования. А для этого нужны подзаконные акты.

— Спасибо. Пользуясь случаем, от имени редакции газеты от всей души поздравляю вас, уважаемый Зауркан Камболетович, с юбилеем и присвоением почетного звания «Заслуженный работник промышленности Республики Адыгея»!

Владимир Киселев.

Фото Аллы Загуменновой.

04.06.2015 в 00:42

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.