Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

В Адыгее актеры Русского драмтеатра обратились к нестареющей классике. Комедию «Мещанин во дворянстве» по одноименной пьесе Мольера поставил режиссер из Белгорода Владимир Бородин.

Русский государственный драматический театр им.А.С.Пушкина будет открывать юбилейный 80-й театральный сезон спектаклем «Мещанин во дворянстве». В постановке задействована вся труппа театра, главные роли исполняют Александр Конюхов, Оксана Светлова, Татьяна Виноградова, Дмитрий Филиппов, Лия Теленкова, Роман Корчага, Татьяна Сучкова, Валерий Смолин и другие. Наряды в духе эпохи XVII века разработаны художником по костюмам Ольгой Плетневой.

В интервью «СА» режиссер Владимир Бородин рассказал, почему классика никогда не потеряет своей актуальности и какой посыл заложен в пьесах, написанных в прошлых столетиях. 

— Почему ваш выбор пал на Мольера? Неужели так мало современного материала, чтобы вновь обращаться к играной-переиграной классике?

— Назовите мне хоть одну хорошую новую современную пьесу? Я, как режиссер, читаю очень много. И от большинства предложенных пьес меня тошнит! Остановиться просто не на чем. А чернуху я ставить не буду. «Театр.doc» — не мой театр. Когда я учился в ГИТИСе, там работали Кнебель, Завадский, Попов, Гончаров. Я из вымирающего племени режиссеров. Ставлю автора, а не свои режиссерские изыски. Еще одна сторона проблемы современного театра — на многие постановки распространяются авторские права наследников, и у театров просто нет денег платить авторские. Поэтому остается старая добрая классика. На ней оттачивают мастерство опытные актеры и учится молодежь. Ну не может актер вырасти в хорошего исполнителя, если он не играет классику! 

— Пьесы Мольера пережили десятки, если не сотни разных постановок, от классических до невообразимо осовремененных. Наши зрители увидят традиционного Мольера или вы внесли что-то новое?

— А как вы понимаете традиционного Мольера? Кто-нибудь видел постановки, шедшие в его время? Никто не видел. Да и невозможно сейчас играть так, как играли во время Мольера! Время иное, темпоритм, оценки и отношения другие. Сейчас Пушкин далеко уже не Пушкин, и «Тангейзер» совсем не «Тангейзер». Как говорит в начале спектакля один из главных героев Ковель, не будет ни пиджаков, ни джинсов, ни сотовых телефонов. Здесь будет присутствовать дух Мольера, игровой, азартный, театральный.

— Вы считаете, что эксперименты над классикой в театре ни к чему?

— Далеко за примерами ходить не надо. В соседнем Краснодаре театр имени Горького дает «Мнимого больного» того же Мольера. По сцене ходят галлюциногенные грибы, актеры одеты в черные кожаные плащи. Героев Мольера зовут русскими именами и отчествами. Это было в прошлом году, как раз на 8 Марта. Зрительный зал был заполнен, но к концу спектакля они просто разбежались. Спектакль сняли из репертуара, а санкт-петербургскому режиссеру не заплатили гонорар. Ох уж эти молодые, «креативные»! Если есть уже готовая прекрасная драматургия, попробуй сначала дотянуться до автора, достигни его уровня, а потом уже экспериментируй. А тут, не владея азами профессии, пытаются экспериментировать там, где не надо. Они будут не они, если не вынесут на сцену чернуху и пошлость. Зачем показывать такое зрителю? Чему хорошему это научит? Не приемлю я, когда мужик скачет в бабском платье. Это позволительно было американцам в гениальном фильме «В джазе только девушки» — так там уровень какой! А я был и остаюсь режиссером традиционной театральной ориентации. (Смеется.)

— Пьеса «Мещанин во дворянстве» написана в 1670 году. Насколько она перекликается с современностью? Какие вечные вопросы поднимает?

— По-моему, спектакль должен не открыто поднимать проблемы, а ассоциативно наталкивать зрителя на размышления. В чем перекликается с современностью? Отвечу словами одного из героев постановки: да перестаньте вы говорить о свободе, равенстве и толерантности! Что бы ни происходило, все пляшут под дудку короля. Стоило главе государства «дунуть в дудку» — и по всей стране вновь пошли остановившиеся электрички. К сожалению, пока до театров дело не дошло. Лопаются от денег столичные театры, но практически все периферийные театры если не в нищете, то в упадке — я много езжу по стране и ситуацию вижу изнутри. Театр — это пища духовная. Колбасой можно накормить тело, а чем насытишь душу? Вот лезет Журден в высший свет, хочет стать графом, а за душой у него что? Да ничего! Что ты, миленькая, сидишь в Думе, если ты гимнастка, что ты, Маша Малиновская, лезешь в политику? У Мольера это даже не между строк, а говорится открытым текстом.

— В театре Адыгеи вы ставите уже четвертый спектакль……

— …И остаюсь верен себе, останавливаясь на классике. Пьеса, по которой поставлен музыкальный спектакль «Женитьба гусара», написана Борисовым и Дружининой по известным русским старинным водевилям «Петербургский ростовщик» Некрасова и «Аз и ферт» Федорова. А спектакли «В день свадьбы» Виктора Розова и «Чужой ребенок» Василия Шкваркина — это классика советской драматургии. Есть хорошее выражение: старому врать — что богатому красть — и стыдно, и ни к чему. Так и мне и стыдно, и ни к чему ставить развлекательные пьесочки на потребу непритязательной публике. 

— В тандеме с актерами будете воспитывать хороший вкус у публики?

— Тут не до воспитания, давайте вкус, если он есть, хотя бы не отравлять! Не развращать зрителя и не отвращать его от театра!

Елена Маркова.

Фото Аллы Загуменновой.

09.06.2015 в 00:15

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.