Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Из более чем 3,6 тыс. объектов культурного наследия, находящихся на территории республики, более 3,3 тыс. являются объектами археологии. Однако древнейшая история региона привлекает к себе не только туристов, но и черных копателей в поисках наживы. Да и собственники земельных участков, на которых имеются объекты археологии, доставляют немало проблем правоохранительным органам. Именно эта категория памятников истории требует к себе особого внимания. 

Какова сегодня ситуация с объектами культурного наследия в целом и с археологией в частности, рассказал начальник Управления по охране и использованию объектов культурного наследия Республики Адыгея Рустем Ципинов.

— Рустем Касеевич, изменилось ли количество памятников, попадающих под охрану государства?

— С каждым годом увеличивается число памятников в широком смысле слова. За последний год количество объектов культурного наследия выросло почти на полторы сотни, в основном за счет выявляемых новых памятников археологии. Если в прошлом году их было около 3,5 тысячи, то сейчас — более 3,6 тысячи.

Каждый такой объект — уникальный, со своей историей. В скором времени список объектов культурного наследия пополнится еще одним памятником исторического наследия. По инициативе Духовного управления мусульман Республики Адыгея и Краснодарского края будет включена в список памятников первая мечеть в Майкопе, открытая в начале прошлого века. Как говорится в исторических документах, в 1910 году с разрешения городской власти и по благословению Майкопского кадия и эфенди Джанхота Хаткова было начато возведение мечети. Строительство, первоначальное обзаведение и содержание имамов и других служителей взял на себя предприниматель и меценат Лю Трахов. 

Мечеть была построена в эклектичном стиле с элементами культовой восточной архитектуры. В 1911 году впервые над Майкопом прозвучал азан с минарета новой мечети, и мусульмане торжественно вошли в храм. Одновременно в ней могли молиться 50—60 верующих. Позже, в 1920-х годах, здание мечети было национализировано и перешло в распоряжение коммунального отдела Майкопа. Здание мечети сохранилось и по сей день. Оно расположено в самом центре города на территории военной комендатуры, за Домом офицеров по улице Первомайской. Сейчас в ней находится учебный класс для военнослужащих Министерства обороны.

В дореволюционные годы открытие первой в городе мечети для мусульман было знаковым событием. Чтобы подтвердить исторический статус мечети, Духовное управление мусульман пригласило эксперта из Краснодара, который в своем заключении подтвердил: мечеть действительно имеет все признаки объекта культурного наследия. 

— Какими темпами идет выявление новых объектов культурного наследия?

— Сейчас есть ряд сложностей с выявлением новых объектов. Вступили в силу изменения в законодательство, и теперь все археологические объекты положено выявлять с «открытым листом» — документом, дающим право на производство археологических изысканий на объектах археологического наследия. Для того чтобы включить выявленный объект в единый реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, нам необходимо заключение экспертов. Эксперт должен подтвердить, что объект обладает признаками предмета культурного наследия. Наша самая главная беда в том, что в республике нет аттестованных экспертов, их приходится приглашать со стороны. А это предполагает немалые финансовые затраты. В Адыгее есть ученые, у которых опыт работы в археологии по 15—20 лет, однако без сдачи экзаменов на получение статуса эксперта в Министерстве культуры РФ они не имеют права давать экспертные заключения. И это проблема не только нашего региона, а большинства регионов России. Во всем Краснодарском крае буквально 3—4 эксперта. Поэтому, даже имея данные о ряде объектов, мы не можем присвоить им статус выявленных объектов культурного наследия до экспертного заключения.

Все объекты истории, архитектуры и искусства в Адыгее давно взяты под охрану, поэтому меня больше всего беспокоит археология. Адыгея, особенно горная ее часть, является своего рода археологическим клондайком. К сожалению, Майкопский район археологами недостаточно хорошо изучен. Темпы нашей работы также во многом зависят от финансирования, объем которого из-за кризиса сократился. Например, пришлось временно заморозить республиканскую программу по реставрации дольменов. Наша первоочередная задача — включение объектов культурного наследия в Единый государственный реестр объектов культурного наследия. На эти цели в прошлом году было выделено 1,7 миллиона рублей, в 2015 году — около 1,5 миллиона.

— Одно из старейших зданий — Дом городского головы Зиньковецкого, в котором сейчас располагается Дом офицеров, — по-прежнему закрыто из-за аварийного состояния. Принимаются ли какие-то меры по его восстановлению?

— Мы над этой проблемой бьемся уже несколько лет. Дело в том, что собственником здания является Министерство обороны, которое своих обязательств по сохранению объекта не выполняет. Сгнившие перекрытия и обрушающаяся крыша требуют ремонта на десятки миллионов рублей. Тем более что там должны проводиться работы не просто ремонтные, а реставрационные. И тянуть с этим нельзя. Историческое здание в самом центре республиканской столицы находится в аварийном состоянии, которое с каждым годом только ухудшается. В прошлом году там с инспекцией побывали представители Министерства обороны России, подключилась к решению проблемы Депутат Госдумы РФ Разиет Натхо. Но пока дело с мертвой точки не сдвинулось.

— В год 70-летия Победы было ли уделено внимание памятникам Великой Отечественной войны? 

 — Все памятники истории — а их у нас более 230, из них почти 180 являются памятниками Великой Отечественной войны, — были осмотрены специалистами управления в первом квартале этого года. Отрадно, что главы администраций и жители поселений проявляют инициативу и поддерживают в порядке памятники в своих населенных пунктах. Можно сказать, что состояние вполне удовлетворительное, за исключением трех-четырех памятников. Памятники, изготовленные из хрупких и недолговечных материалов, например, те, что расположены в а.Ходзь и с.Вольном, сильно разрушаются грибком, и отреставрировать их невозможно. После каждой зимы их штукатурят, белят, красят, но памятники разрушаются изнутри. Поэтому нам придется через какое-то время решать, что с ними делать: сохранять их или демонтировать и строить новые.

 — С 1 января 2014 г. в России действует Федеральный закон № 245, который предусматривает уголовное наказание за незаконную деятельность в области археологии. Повлиял ли он на черных копателей, орудующих на территории нашего региона?

— Как копали, так и продолжают копать! Хотя наказание за уничтожение или повреждение объектов культурного наследия довольно жесткое. Помимо лишения свободы на срок до 6 лет предусматривается штраф в размере до 5 миллионов рублей. 

За последнее время было несколько случаев разрушения объектов культурного наследия. На знаменитой Богатырской поляне — памятнике федерального значения — во время лесозаготовки были повреждены несколько мегалитов. Об этом факте нам стало известно от туристов. Мы совершили выезд и зафиксировали, что по двум курганам проехали тяжелой техникой, сгребли бульдозером в кучу два дольмена. А в прошлом году по горячим следам были задержаны черные копатели в Красногвардейском районе, которые целенаправленно раскапывали курганы, используя мини-экскаватор. В настоящее время по обоим фактам возбуждены уголовные дела.

Кроме того, люди в последнее время стали сознательнее и при малейших подозрениях сообщают о фактах раскопок: это туристы, лесники, местные жители. Все поступающие сигналы оперативно отрабатываются специалистами. Также у нас налажено взаимодействие с Управлением лесами, Управлением природных ресурсов, Управлением животного мира и биологических ресурсов, Кавказским биосферным заповедником. 

— Насколько ценны предметы старины, извлекаемые из земли? Можно дать им денежную оценку?

— Раз за ними так охотятся, значит, они имеют свою цену. Есть фирмы и компании, которые устанавливают расценки. Черный археологический рынок довольно развит. Но для нас все предметы археологического наследия бесценны. Археология — это первоисточник, на который ссылаются ученые при дальнейших исследованиях. Памятники археологии, в отличие от других, не воссоздаются. Если по объекту прошелся черный копатель, выбросил все, по его мнению, ненужное, то уникальная информация бесследно утеряна. Ученым практически невозможно восстановить первоначальный вид разрушенного объекта археологии.

 Археологическое наследие — это такое же общее богатство, как нефть и газ. Оно не может и не должно принадлежать отдельным людям. Это историческое и культурное достояние всей страны. Согласитесь, когда по центральному телевидению показывают сокровища «Золотой кладовой» Эрмитажа, в которой хранятся драгоценные артефакты из Майкопского кургана «Ошад», нас всех охватывает гордость. 

Археологические объекты являются распахнутой дверью в древность наших предков, поэтому сохранение культурного достояния — дело каждого из нас.

Елена Маркова.

06.07.2015 в 15:41

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.