Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Петр Афанасьевич и Лидия Александровна Карпенко в кругу близких — дочери, внука и правнуков — отмечают свою благодатную свадьбу — 70-летие супружеской жизни.

Убеленные сединами, они продолжают очень трепетно, с огромной любовью и заботой относиться друг к другу и называют свою вторую половинку не иначе, как «Лидочка», «Петечка», «дорогой мой», «моя красавица». Это очень трогательно, надо же, через всю жизнь — семь десятилетий — достойно пронести, не растратить, не дать угаснуть великому чувству — любви.

Их встреча была предрешена самой Судьбой. В этом абсолютно уверены оба юбиляра. Лидия, пережившая блокаду Ленинграда, потерявшая своих самых близких — маму и брата (они умерли от голода), и Петр — сибирский парень-фронтовик, участник Сталинградской битвы. Они шли навстречу друг другу, каждый своей нелегкой дорогой жизни.

Петр Карпенко родом из села Рыбное Новосибирской области. Был призван в армию в декабре 1941 года и направлен на учебу в Кемеровское пехотное училище. Но не до учебы тогда было — шли ожесточенные бои под Москвой. Ребят-курсантов перебросили эшелонами в прифронтовую полосу, где они экстерном и окончили учебу. После этого им присвоили звание младших лейтенантов. Петр Карпенко попал в 258-ю стрелковую дивизию 64-й армии Сталинградского фронта.

Петр Афанасьевич вспоминает: 

— 19 сентября 1942 года наш расчет получил задание — выдвинуться вперед боевых позиций и ждать наступления немецких танков. Ждать пришлось недолго, наступление немецких войск поддерживали неприятельская авиация и артиллерия.

Бой разгорелся жестокий. Горели фашистские танки, подбитые нашими солдатами. Один из танков, уже объятый огнем, успел-таки выпустить снаряд по нашему расчету. Погиб мой фронтовой друг Пепеляев — хороший парень из Алтайского края. Было повреждено противотанковое ружье, а я ранен. Мне помог выбраться из окопа боец Ботанькин. Я был отправлен в госпиталь, а затем комиссован. Вернулся в родные края, пошел работать военруком в школу.

Лидии Глясс было 17 лет, когда началась блокада Ленинграда. Она пережила страшный голод, который унес сотни тысяч человеческих жизней. Своими воспоминаниями о том страшном времени она поделилась с читателями альманаха «Литературная Адыгея» (№1, январь 2010 года).

В феврале от голода умер ее брат Валентин. Во время эвакуации, в апреле 1942 года, не стало и мамы. Лидия решила ехать к старшей сестре, в Свердловск. Но на полпути сошла в Череповце. Пошла работать в эвакогоспиталь. Затем перебралась в один из сельских районов (туда вскоре переехала и ее сестра), где устроилась работать в школу учительницей начальных классов.

Свою первую встречу Петр и Лидия помнят отчетливо, как будто это происходило вчера.

Однажды она вместе с директором школы и учителями отправилась в центр, в районо. Пока коллеги дожидались директора, сидя в кузове грузовика «полуторки», к шоферу подошел высокий, статный парень в военной форме и попросил подвезти его в соседнее село. Ехали молча. У знакомых Лидия узнала, что зовут этого молодого человека Петр, он фронтовик, работает преподавателем в сельской школе.

А познакомились они на курсах по повышению квалификации. Петр пригласил Лидию в кинотеатр, а провожая ее после киносеанса, сделал предложение руки и сердца.

— Я даже удивилась такой его решительности и напористости, — говорит Лидия Карпенко. — Сказала, что подумаю над его предложением, а сердце в груди так и зашлось от радости. Мне-то Петр тоже приглянулся.

Они сыграли скромную свадьбу в январе 1945 года.

В Майкоп семья Карпенко приехала в 1969 году. Лидия Александровна — человек общительный, деятельный, нашла себе занятие в активе ТОСа. Петр Афанасьевич работал фотографом в Доме народного творчества.

Их дочь — ветеран труда, внук работает строителем, подрастают правнуки. И для всех них крепкий семейный союз длиной в 70 лет Петра Афанасьевича и Лидии Александровны — пример огромной любви и верности.

Валерия Ломешина. Фото автора.

08.07.2015 в 19:41

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.