Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Проблемные моменты единого госэкзамена обсудили члены Регионального отделения Общероссийского общественного движения «Народный фронт «За Россию» в Адыгее.

Государственная итоговая аттестация выпускников школ давно завершилась, но, несмотря на  честность и строгость  ЕГЭ-2015, вопросы, касающиеся его проведения, содержания и результатов, остались. Члены Регионального отделения Общероссийского общественного движения «Народный фронт «За Россию» в Адыгее по этому поводу пригласили к диалогу Министра образования и науки республики Аминет Хуажеву, директоров школ, Уполномоченного по защите прав ребенка Александра Ивашина, педагогов.

«У Ивана Ивановича было 200 рублей. В магазине килограмм картофеля стоит 35 рублей. Иван Иванович купил 3 кг, сколько денег у него осталось?» — задачка примерно уровня 5 класса, а может, и начальной школы. Об этом точнее скажут учителя математики. Но приблизительно такого содержания и уровня сложности задания были предложены выпускникам школ на едином госэкзамене по математике базового уровня в этом году. Смешно? Да не очень. Тем более что далеко не все ученики справились с подобными заданиями. 

И снова у общественности ряд вопросов к системе ЕГЭ и качеству российского образования, которое, как показывают упрямые факты, падает все ниже. Показательной стала прошедшая недавно в Таиланде 56-я Международная математическая олимпиада, в которой сборная России впервые не завоевала ни одной золотой медали. Россия взяла шесть серебряных медалей, заняв 21-е место в общекомандном зачете. Подобного не случалось до этого ни разу. Участники олимпиады из России всегда брали золото и занимали высокие места. В этом году первое место досталось школьникам из США. Второе место — сборной Китая, третье — сборной Южной Кореи. Золотые медали также завоевали Перу, Иран, Северная Корея, Австралия, Украина и Сингапур. 

Есть о чем задуматься. Математическое образование рушится, и, конечно, это нельзя не увязать с системой ЕГЭ и его типовыми заданиями, на которые школьников натаскивают учителя и репетиторы. Педагоги констатируют: задания ЕГЭ не предусматривают логического мышления, качество КИМов (контрольно-измерительных материалов) оставляет желать лучшего. Под сомнением все содержание ЕГЭ. То, что экзамен по математике в этом году впервые разделили на два уровня (базовый и профильный), поначалу казалось хорошей идеей: слабые ученики смогут набрать нужный балл для получения аттестата, а гуманитарии не будут ломать голову над математическими задачками повышенной сложности. Но должен ли быть базовый уровень столь элементарным, как в задаче про картофель, приведенной в начале этого текста? Учителя заверяют: подготовить, вернее, натаскать к базовому уровню можно всего за полгода. Зачем тогда вообще все годы учебы в школе?

При этом примерно половина выпускников Адыгеи выбрали базовый уровень математики, лишая себя возможности поступить в ряд престижных вузов страны. В чем здесь дело? В неверии в собственные силы или уговоры учителей, убедивших, что так они легко сдадут сложный экзамен? Качество преподавания в Адыгее — еще одна больная проблема. 

— Если за последние годы на модернизацию системы образования республики было затрачено свыше 800 млн. рублей, благодаря чему материально-техническая база школ заметно улучшилась, то с грамотными учителями дело обстоит сложнее. Профессионалы своего дела еще советской закалки уходят на пенсию, а заменить их подчас некому, — говорит Министр образования и науки республики Аминет Хуажева. 

С одной стороны, престиж профессии низок как никогда прежде. Член штаба ОНФ, в прошлом педагог, Нина Коновалова озвучивает: «В 1940—50-е заработок учителя был на порядок выше, чем у квалифицированного рабочего, в 1960-е зарплаты сравнялись, позже зарплата учителя только падала».

Государственного заказа на учителей также нет. В стране осталось всего 18 педагогических вузов, остальные университеты готовят не учителей-предметников, а бакалавров: физиков, филологов, математиков и т.д. С такой квалификацией в школу новоиспеченных специалистов не возьмут. Им придется пройти курсы переподготовки.

Пытаясь выявить качество подготовки учителей, в Минобрнауки республики провели тестирование в виде ЕГЭ для учителей математики, русского языка и истории. В итоге выявлена прямая зависимость результатов учеников по ЕГЭ от результатов тестирования учителей. Учителя, набравшие низкие баллы, соответственно готовили к итоговой аттестации учеников на низком уровне. Но говорит ли этот факт в пользу того, что нужно оценивать работу учителя по результатам сдачи ЕГЭ?

С таким вопросом в Региональное отделение Общероссийского общественного движения «Народный фронт «За Россию» в Адыгее обратились педагоги республики. Будут ли приняты административные меры против тех учителей и директоров школ, чьи выпускники показали не самые лучшие результаты ЕГЭ? 

— Не секрет, что большинство учеников ходят к репетиторам, чтобы подготовиться к ЕГЭ, поэтому хороший результат ЕГЭ — это в первую очередь заслуга репетитора, а не преподавателя. Еще один момент — так называемые «элитные» и «слабые» школы. В «слабых» школах зачастую учатся дети со сниженными возможностями интеллекта, из неблагополучных и малообеспеченных семей, которые не могут нанять репетитора, а то и ведут асоциальный образ жизни. Для таких детей тройка — это уже хороший результат. Так можно ли оценивать работу учителя по результатам сдачи ЕГЭ? — вопрошает руководитель исполкома Регионального отделения ОНФ в республике Юрий Горохов.

Позиция Министерства образования и науки России в этом вопросе однозначна. Глава ведомства Дмитрий Ливанов в начале текущего месяца заявил, что результаты ЕГЭ не должны быть основанием для кадровых решений.

— Честность и объективность проведения ЕГЭ важнее регионального среднего балла по тому или иному предмету. Для нас самое главное — чтобы экзамены проходили честно. Понятно, что уровень образования различается по регионам, по муниципалитетам, по городам, по отдельным школам, — отметил Дмитрий Ливанов. — Если где-то результат недостаточно высокий — это основание, чтобы оказать дополнительную помощь, поддержку.

В республиканском Минобре такую позицию поддерживают, считая, что гонка за высокими баллами может привести ко всякого рода махинациям. А это как раз то, что успешно побороли в Адыгее за последние два года. 

— Экзамен прошел объективно и честно, техническое оснащение пунктов проведения экзамена было в этом плане оправдано. Наступил и перелом в сознании учеников: если в прошлом году 38 человек пытались воспользоваться шпаргалками и мобильными устройствами во время экзаменов, то в этом году таких нарушений зафиксировано не было, — говорит Аминет Хуажева. 

Результаты ЕГЭ по республике официально пока не озвучиваются, но Министр отмечает, что средний балл по многим предметам выше, чем в прошлом году. И это объективная оценка. В Майкопе, к примеру, впервые 100 баллов набрали 10 выпускников. И это настоящие результаты талантливых ребят, которые учились в течение всех школьных лет. Анализ высокобалльных работ показал, что баллы соответствуют оценкам учеников в течение учебного года.

Однако эти положительные результаты не объясняют, почему дети массово уходят из школы после 9 класса. И это не только троечники, для которых ПТУ когда-то было единственным шансом в жизни на получение профессии. Сегодня и в ссузах достаточно высокий конкурс, посильный зачастую только отличникам. Как объясняет член регионального штаба ОНФ в РА Джамбеч Мирза, школьники боятся ЕГЭ. 

— Даже при объективно проведенном экзамене есть случаи, когда те ребята, которые все годы в школе учились на «хорошо» и «отлично», получали низкие баллы ЕГЭ, а «вечным троечникам», напротив, вдруг удается набрать высокий балл. Устный ответ ученика выявил бы это несоответствие. Ученик должен сам выбирать удобную для себя форму экзамена, — убежден Джамбеч Мирза.

У ЕГЭ обязательно должна быть альтернатива, уверены члены Регионального отделения ОНФ в Адыгее. И инициатором ее может и должна выступать общественность. Примеры успешных предложений от общественности к законодателям уже есть. Так, от Адыгеи в федеральный центр поступило более 55 поправок в проект «Стратегии воспитания подрастающего поколения до 2025 года». Все они были приняты. Система ЕГЭ также должна совершенствоваться, а по его результатам надо не наказывать учителей слабых учеников, а поощрять педагогов, подготовивших высокобалльников, резюмировали члены ОНФ по Адыгее.

Татьяна Филонова

29.07.2015 в 15:18