Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Если раньше осужденные к обязательным работам могли надеяться на то, что наказание удастся отбыть формально, не прилагая особых усилий, то теперь Верховный суд РА намерен ужесточить уголовно-правовую практику в этом вопросе. Вполне конкретные шаги в этом направлении предприняты по инициативе его председателя Аслана Трахова. А пользу от наведения порядка в этом вопросе получат все жители Адыгеи, ведь труд людей, отбывающих обязательные работы, — это значительный ресурс, который поможет улучшить ситуацию с благоустройством населенных пунктов республики.

Образы «алкоголиков, тунеядцев и хулиганов», которых в порядке исправления государство отправило на общественно полезные работы — трудиться на стройках, заниматься благоустройством, красить заборы или белить деревья, — достаточно распространены в кино советской эпохи. Подобный подход к воспитанию должного уровня правосознания оказался достаточно эффективным, поэтому Верховный суд Адыгеи настроен на то, чтобы вернуть эту практику в жизнь. Это не случайно. Как подсказывает опыт, и сегодня являются актуальными подобные методы «вправления мозгов» тем индивидам, которые еще не успели совершить ничего особенно криминального, однако чей образ жизни и поступки говорят о том, что они балансируют на грани тюрьмы. При этом, хотя закон предусматривает подобные меры наказания, загвоздки могут возникать даже на уровне его исполнения. А это уже вовсе недопустимо, ведь даже самое мягкое уголовное наказание остается в первую очередь уголовным наказанием, и нарушение порядка его отбывания — это серьезное происшествие, требующее внимания органов правопорядка.

Спустя рукава…

Гиагинским районным судом за служебный подлог осужден экс-руководитель одного из муниципальных предприятий. Фабула дела, как следует из приговора суда, такова. В прошлом году в возглавляемую им организацию для отбывания наказания была направлена женщина, осужденная за кражу к 400 часам обязательных работ. Осужденные к этому виду наказания распоряжением главы соответствующего муниципалитета направляются на предприятия, где им предстоит своим трудом искупить содеянное и доказать исправление. А непосредственный контроль за исполнением данного распоряжения возлагается на руководителя организации, принимающей человека.

Однако в этом случае руководитель предприятия следил за тем, как исполняется решение суда спустя рукава. В том числе он проигнорировал то, что в течение определенного времени осужденная на работу вовсе не являлась, и внес заведомо ложные сведения в официальный документ — табель учета рабочего времени, который был предоставлен сотрудникам уголовно-исполнительной инспекции. В результате женщина была снята с учета как отбывшая наказание.

За этим достаточно конкретным случаем кроется серьезный и имеющий общественное звучание вопрос. Сегодня уголовный закон не предусматривает лишения свободы за преступления, не представляющие серьезной общественной опасности. Логика ясна: цель наказания, помимо прочего, исправление осужденного, а пребывание в колонии, как показывает жизнь, не способствует тому, чтобы он вернулся в общество нормальным человеком. Лишение свободы — это крайняя мера, применяемая, когда преступника действительно необходимо изолировать от общества. Однако наказание, даже не связанное с пребыванием в колонии, является также средством предупреждения совершения новых нарушений. Воздействие заключается в устрашении, доказательстве неизбежности наказания и тем самым в предупреждении новых правонарушений. Причем предупредительное воздействие оказывается не только на самого правонарушителя, но и на окружающих. Поэтому вряд ли отбытые столь формальным образом обязательные работы оказали значимое воздействие на осужденную за кражу. Да и в общественном сознании — у соседей, знакомых, близких осужденной — случившееся не пробудит уважения к закону.

Поэтому столь пристальное внимание правоохранителей и к персоне экс-руководителя муниципального предприятия — не случайно. Как итог, суд квалифицировал его действия по ч.1 ст.292 УК РФ как служебный подлог, то есть внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, искажающих действительное содержание. Ирония состоит в том, что его самого приговорили к обязательным работам на 350 часов. Однако государство и здесь проявило гуманизм: на основании постановления Госдумы РФ «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов» он был освобожден от назначенного наказания со снятием судимости.

Стоит добавить, что руководитель муниципального предприятия не имел какого-либо корыстного умысла, им двигало в первую очередь желание поскорее избавиться от направленного к нему, как можно ожидать, достаточно проблемного «работника». Если бы основным мотивом была корысть, ему бы инкриминировалась совсем другая статья УК РФ, и наказание было бы значительно более строгим.

Еще одним результатом состоявшегося приговора будет то, что и женщина, не в полной мере отбывшая наказание, будет обязана отработать оставшееся время. Главный же вывод в том, что правоохранительные органы Адыгеи серьезно взялись за наведение порядка в этой сфере.

— В первом квартале по поручению прокуратуры РА нами была проведена сплошная проверка личных дел лиц, осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы. В итоге и был вскрыт данный случай фактического неотбытия осужденной установленного приговором суда наказания, при этом документировалось якобы ее присутствие на рабочем месте, — рассказывает «СА» прокурор Гиагинского района Казбек Теучеж. — Именно прокуратура этого района поддерживала обвинение в суде. Также наш собеседник в прокуратуре сообщил, что впредь проверки исполнения приговоров к наказаниям, не связанным с лишением свободы, будут проводиться сплошным методом.

Порядок будет наведен!

Чистота и порядок на улицах населенных пунктов Адыгеи — это весьма серьезный вопрос, от которого в определенной мере зависит и социальное благополучие жителей республики, и даже инвестиционная привлекательность нашего региона. Об этом не раз говорилось руководством Адыгеи. В свою очередь в Верховном суде РА указывают на значительный, к сожалению, далеко не полностью используемый резерв трудовых ресурсов, которые могли бы быть направлены на поддержание улиц и иных общественных мест городов и сельских населенных пунктов в надлежащем виде, а также для решения многих иных задач. Речь идет о гражданах, которым суд назначил наказание в виде обязательных работ.

Цифры, к которым апеллирует Верховный суд РА, весьма убедительны. Назначаемые судом в порядке уголовного судопроизводства сроки обязательных работ составляют от 60 до 480 часов. Если наказание назначается за административное правонарушение — это от 20 до 200 часов. И только за прошлый год в Адыгее наказание за административные нарушения в виде обязательных работ назначено мировыми судьями почти двум тысячам человек (из которых лишь 43 процента имеют отметки об отбытии наказания). По уголовным преступлениям из разряда нетяжких в 2014 году судьями республики осуждены к обязательным работам 335 лиц. В случае исполнения уголовных наказаний, как мы увидели выше, ситуация также отнюдь не благополучна. А ведь это прямо влияет на формирование отношения граждан к государству и закону, подрывает веру в неотвратимость наказания.

Кроме того, речь идет о тысячах и десятках тысяч часов, в течение которых осужденные могли бы трудиться на общее благо. На практике есть возможность не только привлекать осужденных для благоустройства, но и использовать их труд в социальной сфере. Они вполне могли бы по поручению местных властей (естественно, с учетом их личности и характера содеянного) оказывать поддержку пожилым людям, инвалидам, социально незащищенным гражданам — вскапывать огороды, поддерживать в порядке территорию домовладений.

Еще один актуальный вопрос, имеющий социальную окраску, — своевременная доставка почты в малые и отдаленные населенные пункты. Мелкие хулиганы и дебоширы вполне могли бы подойти для роли местных печкиных. На самом деле этот список работ можно расширять и расширять. Однако на практике, мы вынуждены повториться, этот бесплатный трудовой ресурс используется далеко не в полной мере. Или же его расходуют не так, как надо, — направляя осужденных для работы на частных предприятиях. В этом случае экономическую пользу от их труда получает бизнес, но не общество.

Подобная ситуация не могла остаться без внимания Верховного суда Адыгеи. Ведь эти вопросы суду никак не чужды. Суд участвует в процессе уголовного судопроизводства от начала и до конца: осуществляет контроль за органами, проводящими предварительное расследование на досудебном этапе уголовного процесса, рассматривает дело, вынося приговор, и далее контролирует отбытие осужденным уголовного наказания, решая возникающие при его исполнении вопросы. Поэтому по поручению Председателя Верховного суда РА Аслана Трахова был проведен анализ того, насколько эффективно в республике исполняются уголовные наказания, не связанные с лишением свободы. В результате был вскрыт целый пласт проблем. Стало ясно, что ситуация неблагополучна, и должностные лица, отвечающие за исполнение обязательных работ, очень часто исполняют свой долг сугубо формально. К примеру, достаточно типичный случай — срок обязательных работ в четыре сотни часов был отбыт за месяц. Это при том, что по общему правилу, ежедневно осужденный может отработать не более четырех часов. Есть основания полагать, что подобные нарушения могут носить массовый характер.

Такое положение дел не могло устраивать руководство Верховного суда республики. По этой причине по инициативе Аслана Трахова были приняты меры к тому, чтобы «расшевелить» всю цепочку органов и должностных лиц, включенных в процесс исполнения уголовного наказания в виде обязательных работ, напомнить им о должностных инструкциях и требованиях закона. Также недавно по инициативе Аслана Трахова вопросы назначения и отбывания наказания в виде обязательных работ специально решались на расширенном заседании Президиума Верховного суда РА.

– Детальное изучение вопроса показало, что даже должностные лица муниципального уровня, казалось бы, в первую очередь заинтересованные в бесплатных рабочих руках, которые можно задействовать для решения задач благоустройства и иных вопросов, входящих в круг ответственности органов местного самоуправления, не в полной мере представляли, каким образом должна строиться работа при исполнении обязательных работ, — рассказали «СА» в Объединенной пресс-службе судов Адыгеи о принятых решениях. — В этой связи была поставлена задача — уйти от формализма в исполнении наказания в виде обязательных работ, пресечь факты приписок отработанного времени при фактическом неисполнении наказания. Председателям районных судов было рекомендовано усилить контроль за своевременным обращением приговоров к исполнению. Федеральным и мировым судьям рекомендовали исключить из практики случаи неоднократного назначения обязательных работ лицам, уклоняющимся от их отбывания по предыдущим приговорам, выяснять причины и обстоятельства уклонения от исполнения наказания с приглашением в судебное заседание и допросом должностных лиц, осуществляющих контроль за отбыванием наказания. Была поставлена задача провести занятия с работниками аппарата судов по надлежащему ведению делопроизводства. Акцент был сделан также на необходимости усиления ответственности лиц, отвечающих за своевременный и достоверный суммарный учет отработанного осужденными времени.

Дмитрий Кизянов

03.08.2015 в 19:31