Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Как в России справляются с замещением импорта через год после введения продовольственного эмбарго.

Сегодня, 6 августа, исполняется ровно год со дня введения запрета на ряд импортного продовольствия в ответ на антироссийские санкции. Для отечественных производителей поставленный заслон оказался весьма кстати: они получили новые возможности для расширения своего производства.

Потребители тоже почувствовали вкус к родным продуктам. Опросы социологов показали, что подавляющее большинство россиян поддерживают эмбарго на импортную еду.

«Российская газета» вместе с участниками отечественного продовольственного рынка, продавцами и рестораторами выяснила, как изменилась за год пищевая цепочка по всем запрещенным к ввозу видам продовольствия.

Мясо

Введение запрета на ввоз говядины, несомненно, положительно отразилось на отечественной индустрии, говорит исполнительный директор Национального союза производителей говядины Денис Черкесов.

По его словам, импорт говядины за год, прошедший с момента введения эмбарго, сократился примерно на 50 процентов. Правда, дело тут не только во введении непосредственного запрета на ввоз мяса из стран, поддержавших санкции против России, но и в том, что импорт во многих случаях стал экономически нецелесообразным из-за роста курса доллара по отношению к рублю.

За прошедший год Правительство решило вопрос с обеспечением отрасли «короткими» заемными средствами, указывает эксперт. «Мы нормально засеялись и теперь полностью обеспечены кормами», — говорит собеседник «РГ». Проблема остается в «длинных» деньгах, которые направляются на инвестиции. На эти цели требуется намного больше средств.

Однако сокращение количества крупного рогатого скота (КРС) остается одной из главных проблем сельского хозяйства. «Мясное скотоводство с 2009 по 2013 год давало ежегодную прибавку на 8—10 процентов, — указывает представитель отрасли. — Но производство говядины в молочном скотоводстве снижается, как и общее поголовье КРС в России». На вопрос о том, что нужно сделать для того, чтобы производство отечественной говядины стало расти, Денис Черкесов отвечает — снизить процентную ставку по кредитам. При этом, по его словам, у российского рынка огромный потенциал.

Потребление мяса в последнее время несколько сократилось. «И даже если оно вернется на прежний уровень, производителям нужно будет наращивать выпуск прежними темпами еще около пяти лет, чтобы мы заместили выпавший объем импорта, и более десяти лет, чтобы полностью удовлетворяли собственные потребности в говядине», — считает представитель отраслевого союза.

Правда, это означает, что и цены на прилавках пока будут оставаться на нынешнем, не самом низком уровне.

Молоко и молочные продукты

«Если бы эмбарго не было, наши производители чувствовали бы себя значительно хуже. Сейчас у них появилось куда больше возможностей доступа в торговые сети. Конечно, это играет нам на руку. Например, в сыроделии мы за этот год нарастили объем производства больше чем на 10 процентов», — говорит председатель правления Национального союза производителей молока (Союзмолоко) Андрей Даниленко.

Но и сейчас ситуацию в молочной индустрии трудно назвать идеальной. Производство сырого молока (сырье для изготовления всей молочной продукции) продолжает снижаться вместе с поголовьем коров. Хотя в последнее время негативные тенденции несколько ослабли.

Отечественное производство можно нарастить только за счет системной государственной поддержки, говорит эксперт. В первую очередь, по его словам, нужно решить вопрос с кредитованием сельхозпредприятий.

«За прошедший год Россельхозбанк получил всего 10 миллиардов рублей в качестве докапитализации. Это те деньги, которые идут в качестве кредитов в сельское хозяйство. По-хорошему только через этот канал государство должно вложить как минимум 200—300 миллиардов рублей в ближайшее время. Если эти средства попадут в виде «длинных» денег в сельское хозяйство, это будет ощутимо. Производство сельхозпродукции сразу пойдет в гору», — рассуждает Даниленко. Для сравнения: только молочная отрасль ежегодно выплачивает в бюджет около 200 миллиардов рублей в виде налогов.

Сейчас проблема заключается в том, что банки, кредитующие сельское хозяйство, вынуждены брать короткие и дорогие «коммерческие» деньги. И занимать их аграрному сектору экономики. Но там эти деньги не могут «перевариться». Сроки окупаемости проектов слишком велики.

Российская молочная отрасль от продления санкций только выиграет, считают в союзе. «Для нашей отрасли продление эмбарго крайне важно. Отрасль слишком инертная, для того чтобы добиться существенных результатов, требуется не один год», — указывает Даниленко.

Овощи

«После того как Россия применила ответные меры в отношении стран, которые ввели против нас санкции, положение фермеров в этих странах ухудшилось. Им стало труднее реализовывать свою продукцию, они устраивают забастовки, требуя у руководства страны отмены санкций, которые ввели против России, или компенсации понесенных убытков», — рассказала гендиректор ассоциации «Теплицы России» Наталья Рогова.

По данным ассоциации, после введения санкций на ввоз овощной продукции из европейских стран увеличились поставки на российский рынок овощей из Турции, Ирана, Белоруссии и Азербайджана.

Российское Правительство в этом году расширило поддержку аграриев. Был утвержден новый вид субсидий — на возмещение прямых понесенных затрат на создание и модернизацию объектов агропромышленных комплексов. Государство возмещает инвесторам 20 процентов стоимости построенных объектов.

Как и в других секторах сельского хозяйства, производители овощей закрытого грунта пострадали от сокращения доступа к кредитам. «Сейчас ставка по кредитам составляет до 20—23 процентов годовых. При таком ее уровне дальнейшее строительство новых тепличных комплексов оказывается под вопросом», — говорит представитель ассоциации.

К принятому решению о продлении продовольственного эмбарго еще на год в «Теплицах России» относятся положительно. «Инвесторы с уверенностью будут вкладывать денежные средства на строительство тепличных комплексов, а «тепличники» будут стремиться увеличивать производство овощной продукции. Ассортимент овощей практически не изменился, но на прилавках торговых сетей появилось больше отечественных овощей», — указывает Рогова.

«В случае отмены эмбарго необходимо предусмотреть возможность введения квот на ввоз импортных овощей во внесезонный период, в противном случае отечественные производители овощной продукции могут оказаться в неравных конкурентных условиях», — добавляет она.

Для сохранения конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей необходима государственная поддержка действующим тепличным комбинатам, как это делается во всем мире, считают представители индустрии. Например, в Европе на квадратный метр площади теплиц государство предоставляет субсидию в 11 евро.

Рыба

Среди позитивных моментов, которые принесло для рыбной отрасли продовольственное эмбарго, — концентрация внимания органов власти на проблемах рыбохозяйственного комплекса, говорит президент «Рыбного союза» Сергей Гудков.

«Это нужно для того, чтобы маховик рыбной отрасли, раскрученный в сторону сырьевого экспорта, повернуть в сторону развития экономики добавленной стоимости, повысить вклад отрасли в ВВП страны. А это и вопросы распределения квот на вылов, совершенствование механизмов пограничного, ветеринарного контроля, налаживание инфраструктуры по приемке рыбы на берегу», — указывает он. В качестве примера представитель индустрии приводит проведенный впервые в нынешнем году фестиваль русской рыбы в Москве.

Впрочем, для рыбопереработчиков продовольственное эмбарго принесло пока скорее отрицательный результат. В Рыбном союзе указывают на снижение покупательной способности населения, что приводит к уменьшению объемов выпускаемой продукции, росту издержек у производителей. «Некоторые из них пытаются компенсировать для себя это снижением качества продукции, что особенно заметно в розничной торговле, в частности в переработанной рыбе лососевых пород. Например, семги и форели», — говорит Сергей Гудков.

Кроме того, сокращение импорта привело к росту цен на сырье, который пока не удалось остановить. «Так, дальневосточный лосось в этом году еще прибавит в цене, несмотря на пятидесятипроцентный рост стоимости сырья в прошлом году, при том, что объемы вылова прогнозируются на уровне 2014 года», — отмечает эксперт.

После снижения курса рубля ситуация с поставками сырья на российский берег ухудшилась, основные объемы трески идут на экспорт, а российские рыбопереработчики вынуждены покупать сырье по более высоким ценам по сравнению со своими конкурентами в Норвегии и Португалии.

Хотя в целом для рыбной отрасли ситуация не столь однозначна. «Производители перестраиваются: уже сегодня на потребительском рынке мы наблюдаем на прилавках магазинов увеличение доли дальневосточного «дикого» лосося (нерка, кета, горбуша, кижуч), успешно замещающего норвежскую и чилийскую рыбу, а также доли интересной продукции северных рек (омуль, муксун, сиг и другие).

Такая перестройка дается нелегко, ведь рыбная переработка — все-таки низкомаржинальная отрасль, поэтому сколько компаний сумеют выжить в этих условиях — большой вопрос», — говорит Гудков.

Торговля

«Когда были введены специальные экономические меры, производители, поставщики и торговые сети поставили перед собой три основные задачи: не допустить дефицита продуктов; не допустить необоснованного роста цен или резкого понижения качества; увеличить долю отечественных товаров на полках магазинов, — вспоминает директор по развитию ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров «Руспродсоюз» Дмитрий Востриков. — Подводя итоги года, можно сказать, что это удалось. Торговые сети двинулись навстречу производителям: доля присутствия отечественных товаров увеличилась до 10 процентов в зависимости от категории, расширился ассортимент российских поставщиков».

В ассоциации фиксируют увеличение производства российских сыров, а также мясных и кондитерских изделий. Кроме того, выросший спрос со стороны торговых организаций вдвое сократил потери сезонных овощей на полях.

«Процесс импортозамещения двинулся: текущие показатели задали вектор движения в сторону независимости от продуктового импорта. Ряд производителей пересмотрели свои производственные процессы: запустили инвестиционные проекты по расширению, реконструкции или строительству новых мощностей. Однако важно понимать, что год или два — слишком небольшой период для того, чтобы полностью заместить выпавшие объемы», — говорит отраслевой эксперт.

Василий Миронов

06.08.2015 в 16:19