Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Как живут представители нелегального бизнеса?

Плетение бус, стрижки и оздоровительный массаж на дому, ремонтные работы бригады умельцев, кладка кафеля, изготовление мебели. Этот список можно продолжать до бесконечности. Вот только все они находятся «в тени», то есть работают без оформления документов на индивидуальное предпринимательство, не платят налоги, не заключают договоров и т.д.

Госчиновники бьют тревогу: в теневой экономике нашей страны участвуют 27 млн. человек. А это — 36-37% трудоспособного населения. Два года назад это число было куда внушительнее — более 45%, иными словами — ушла «в тень» практически половина населения страны. Экономисты пока воздерживаются от подведения итогов. Уж слишком разнится статистика. Роструд весной нынешнего года утверждал, что отряд работающих исключительно на себя граждан насчитывает всего лишь 15 млн. человек. Но в любом случае очевиден неуклонный рост самозанятых граждан, работающих на себя и не уведомляющих о своих заработках государство.

О том, насколько дружно рабочий народ уходит «в тень», свидетельствуют сотни заявок в рубрике «предложение услуг» в газетах с объявлениями.

«Выкошу участок от сорной растительности за умеренную плату», «Пошив штор и покрывал», «Услуги сиделки», «Рихтовка, покраска автомобилей».

Практически каждый из нас хотя бы раз пользовался услугами таких мастеров. Именно мастеров, потому что работу свою они выполняют практически всегда на отлично, чтобы достойно зарекомендовать себя в отдельно взятом сегменте услуг. И чтобы впредь заказчик или клиент пошел делать маникюр или доверил пошив свадебного наряда именно Даше, а не Маше или Глаше. Нужно сказать, что конкуренция в «теневом» бизнесе достаточно жесткая. А имена супермастеров — электриков, сантехников, парикмахеров, автослесарей — передаются из уст в уста.

Мебельный гарнитур мадам Грицацуевой

Практически такой же набор шикарной мебели для гостиной я увидела в новом доме у своей приятельницы. Поинтересовалась, из какого столичного салона вся эта красота.

— Не поверишь, этот мебельный шедевр — дело рук местного мастера, изготавливает наборы мебели любой сложности. Именно этот я нашла в одном из журналов, показала ему, спросила, сможет ли изготовить такой же. Мастер усмехнулся, дескать, а чем мы хуже заграницы? И вот — результат превзошел ожидания, я работой очень довольна.

Мы познакомились с мастером-краснодеревщиком. Он занимается изготовлением мебели уже более пятнадцати лет. Начинал свое дело с производства обычных прихожих. В те годы выбор наборов мебели для прихожей был невелик и стандартен, а планировка квартир менялась. Вот и метались новоселы в поисках умельцев-мебельщиков. Первые шкафы — из дешевого ДСП «тачали» в гараже. Здесь же обсуждали новые модели прихожих, производили расчет с заказчиком. Заказов стало больше, пришлось увеличить число помощников. Многие из подмастерьев еще продолжали работать на производстве. Когда «фирма» окрепла, пришлось менять место дислокации. Выкупили пустующее помещение, сделали ремонт, приобрели новое оборудование.

— Мебель изготавливаем только отличного качества по приемлемым ценам, — говорит мастер. — Уже зарекомендовали себя с хорошей стороны. Если раньше эскизы мебели рисовали на листке бумаги для заказчика, то сегодня мы владеем компьютером, и будущий шкаф или «горку» можем «разложить по полочкам» чуть ли не в формате 3D.

Кстати, прихожую по индивидуальному моему эскизу мастера выполнили быстро, претензий у меня к их работе не возникло. Сами доставили шкафы, установили и пообещали любую погрешность изделия, если таковая будет, устранить мгновенно. По цене прихожая обошлась даже чуть дешевле, чем в магазине. Так магазинную еще бы пришлось подгонять, а это дополнительные затраты. Доверия у покупателей к гаражным умельцам больше: у каждого умельца своя клиентура, вовсю работает сарафанное радио. Майкоп — город небольшой, все на виду. Те фирмы, что без особого усердия относятся к своей работе, надолго не задерживаются на рынке. Мастера, хорошо владеющие своим ремеслом, никогда не жили бедно. Судя по двухэтажному коттеджу, где живет семья мебельщика, бедность ни ему, ни его детям не грозит еще лет сто.

Позвольте ручку, мадам!

Даша, 32 года, окончила филологический факультет АГУ в числе лучших студентов. Пару лет отработала в школе, поняла — ошиблась с профессией. Во время визита к мастеру маникюра заинтересовалась этой работой. Окончила курсы по маникюру и стала вести прием клиентов у себя дома. Снимать место в салоне красоты не было средств.

— Что я выслушала от мамы по поводу моей профессии! — вспоминает Даша. — Я из учительской семьи с определенными устоями. К сожалению, мама никак не могла взять в толк, что в наше время все работы хороши. А когда ты вдобавок остаешься с маленьким ребенком на руках одна и тебе не светят алименты, то правильнее выбирать ту работу, где можно заработать хоть какие-то деньги. Мама на пенсии, сын — дошкольник, в квартире сто лет не было ремонта. И живи как хочешь.

Первыми клиентами Даши были ее подруги, на их руках она испробовала все виды маникюра. Затем (мир слухами полнится) стали приходить в «салон» — комнату в их семейной трешке — посетительницы. Даша окончила курсы в Краснодаре, повышая свою квалификацию. Освоила педикюр. Через два года упорной работы сделала ремонт в квартире. Еще через пять отправилась с сыном и мамой в турпоездку по Европе. Уже давно не принимает посетительниц у себя дома, арендует уютное помещение под салон. В иные дни работает с раннего утра и до позднего вечера. Рада, что нынешнее время диктует свои правила красоты и ухоженности. Нынче без ухоженных рук и на улицу даме выйти не прилично. Да что там дамы, мужчины тоже частые посетители салона маникюра.

— Работая не на себя, а в салоне, я бы имела ровно половину от своего заработка, — говорит Даша. — Мне это невыгодно. Я занимаюсь любимым делом и ни от кого не завишу.

И таких мастеров маникюра, педикюра, парикмахеров достаточно много в Майкопе.

В свободном плавании

Каждый из пустившихся в свободное плаванье предпринимателей, мастеров выживает, как может. Бывший военный Артем, распрощавшись с армейской службой, вернулся в Майкоп. Приобрел сарайчик на черноморском побережье, отремонтировал это жилище, достроил и открыл гостевой домик. А еще купил «банан», катает гостей по морю. На жизнь не жалуется. Его знакомый Андрей отремонтировал отцовский дом, открыл мини-гостиницу и сауну. Тоже не бедствует. О работе на производстве, на одном из предприятий Майкопа, вспоминает с улыбкой:

— Работа была — не бей лежачего. Детали не подвезли, мы бездельничаем. Зато и зарплата была мизерная. А работая на себя, я забыл, когда последний раз отдыхал.

Бухгалтер с 30-летним стажем работы Екатерина тоже ушла в свободное плавание. Регистрировать себя как ИП не стала. На законную трудовую пенсию она уже заработала.

Молодой и перспективный врач-стоматолог, поработав в поликлинике, открыл свою клинику, занимается частной практикой. Дальнобойщик Алексей уже пять лет возит грузы на своем «американце». Зачем ему приобретать патент? Иван и Анастасия, попав под сокращение в начале 2000-х, выживали, как могли. Продавали зелень на рынке в Туапсе. Как-то их знакомая уговорила помочь провести свадьбу дочери. Иван неплохо фотографировал, Анастасия пела. Неделю они разрабатывали сценарий, подбирали наряды. Свадьба удалась на славу. После застолья к ним подошла женщина и пригласила их в качестве ведущих на свадьбу сына. Это были их первые заработанные деньги как ведущих свадеб.

Сегодня это их семейный бизнес, в нем задействованы сын, невестка, племянница. То, что их бизнес «теневой», Ивана и Анастасию вполне устраивает. Они оба уже официально на пенсии. А вот сын и невестка готовят документы для открытия ИП. Они — люди молодые, им еще надо заработать на пенсию. Да и невестка в скором будущем собирается в декрет. Есть среди «теневиков» и убежденные противники законного предпринимательства. Как, например, 29-летний Илья. Он — программист, работает на дому, от государства полностью независим. Но это пока он молод, здоров, полон энергии, креативен. А что будет дальше, на случай болезни или иных непредвиденных ситуаций, Илья серьезно не задумывается. Шутит: «На минимальную пенсию еще успею заработать».

Попытки вытащить самозанятых из «теневого» бизнеса предпринимаются постоянно. В апреле нынешнего года было объявлено о создании Правительством в рамках антикризисного плана системы патентов для самозанятых. Что из этого получится, покажет время. А пока — готовясь к ремонту квартиры, я штудирую газету бесплатных объявлений, обзваниваю знакомых — нет ли у них на примете хороших мастеров. И мне совершенно безразлично, имеется ли у них патент на производимые работы. Главное, чтобы они выполнили все качественно. А вот если они схалтурят, мне им нечего будет предъявить — договор на кладку кафеля или замену сантехники мы не заключали. Так что я с юридической стороны совершенно не защищена. А как мы хотели, ведь это «теневой» бизнес! Остается только надеяться, что с мастерами повезет…

Валерия Ломешина.

10.08.2015 в 17:35