Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

На свете есть вещи, которые производятся только для детей: всевозможные пищалки, скакалки, лошадки на колесиках, куклы и т.д. Другие вещи существуют только для взрослых: бухгалтерские отчеты, автомобили, танки, бомбы, автоматы (не игрушечные, а настоящие). Однако довольно трудно определить, для кого существует солнце, море, цветущая сирень, фрукты, клубника со взбитыми сливками.… Вероятно — для всех!

Вот и у пьес, сказок Евгения Шварца, кем бы они ни читались — ребенком или взрослым человеком, в каком бы театре ни ставились, такая же судьба, как у цветов, морского прибоя и других чудес природы… их любят все, независимо от возраста.

Секрет успеха сказок Евгения Шварца в том, что, рассказывая о волшебниках, принцессах, говорящих котах, юноше, превращенном в медведя, автор выражает мысли читателя о справедливости, наше с вами представление о счастье, наши взгляды на добро и зло.

Трудно представить, что выросло бы из детей без сказок «Снежная королева», «Золушка», «Сказки о потерянном времени»!

Евгений Шварц, чье детство и юность прошли в Майкопе, был блестящим сказочником — добрым и ироничным, тонким и романтичным. Он верил и утверждал всем своим творчеством, что прекрасные свойства — верность, благородство, умение любить — будут жить вечно, и никакие связи не помогут «сделать ножку маленькой, душу — большой, а сердце справедливым».

Майкоп Евгений Шварц называл «родиной души моей». «Тот самый город, где я вырос таким, как есть. Все, что было потом, развивало или приглушало то, что во мне зародилось именно в майкопские годы», — напишет сказочник в своем дневнике.

Вот как описывает Майкоп в 1900 году Евгений Шварц: «Несмотря на свою молодость, город этот больше, чем, скажем, Тула. В нем (Майкопе) пятьдесят тысяч населения. Важное значение для города имеет городской сад. С левой стороны к горсаду примыкал Пушкинский дом — большое красивое кирпичное здание. В одном его крыле помещалась городская библиотека, окна которой выходили в городской сад, а все остальное помещение было занято театром…»

В своих дневниках Евгений Шварц не раз будет вспоминать этот волшебный театральный занавес и признаваться, что всякий раз, сидя в зале близко к сцене, невольно зажмуривал глаза, когда занавес раздвигался… Ему казалось, что брызги прибоя обдадут его с головы до ног. 

«Дом, который стал для меня впоследствии не менее близким, чем родной, и в котором я гостил месяцами. Это дом доктора Василия Федоровича Соловьева. Был он большой, кирпичный, нештукатуренный. К дому примыкал большой сад. Направо от кирпичного дома стоял флигель. Здесь Василий Федорович принимал больных».

В 2008 году я напросилась в гости в дом Соловьевых. Мы были дружны с Ларисой Александровной Григорьевой, членом семьи Соловьевых. С трепетом в душе вошла в святая святых — гостиную, увидела ту самую этажерку. Стоит, как будто и не миновало столетие, со сложенными на полках папками, журналами. Вещи долговечные. Все на месте: и этажерка, и старый обеденный стол, и венские стулья, коим лет за сто, и книжный встроенный в стену шкаф, и печь полукругом в углу комнаты, и старинный рояль — все предметы мебели, и половицы, и старая входная дверь — все помнит Евгения Шварца. И он сохранил в памяти своей все эти вещи, описывая их в своих дневниках.

1901 год. Евгению Шварцу пять лет. Он — частый гость в доме Соловьевых. С Наташей, старшей из сестер, он часто ссорился. С Лелей были ровные отношения. С Варей Женя дружил, но держался строго, она была на два года его младше. К девочкам их мама Вера Константиновна Соловьева выписала учительницу, Надежду Степановну, сестру Николая Гумилева. Это она прочла детям вслух «Бежин луг». И будущий сказочник был покорен не столько занимательностью рассказа, сколько его красотой.

А вот воспоминания Евгения Шварца о доме (по всей видимости, дом по ул.Победы, 19), в котором жила его семья: «Мы сидим с мамой на крылечке нашего белого домика. Я полон восторга: мимо городского сада, мимо пивного завода, мимо аптеки Горста двигается удивительное шествие. Это цирк, приехавший в Майкоп, показывает себя майкопчанам. Мальчишки бегут следом, смеясь и свистя. Это очень весело. Рядом с нами — дом Лянгертов. Я рассказывал бабушке Лянгерт о прочитанных книгах. После одного из моих рассказов она, улыбнувшись, призналась, что у нее целый шкафчик интересных книг, которые читал ее сын, когда был мальчиком. Она разрешила мне выбрать книгу из этого шкафчика. Боже мой, как я обрадовался! Книга оказалось толстой, с картинками. Она заключала в себе два романа Майна Рида. Я в итоге прочел все книги, что хранились в шкафчике Лянгертов!»

Пусть будет благословенна память о бабушке Лянгерт, о библиотекарше мадам Грум-Гржимайло, и особенно о семействе Соловьевых, в доме которых маленький сказочник Женя Шварц находил «душевный покой». Ведь все мы, в том числе и наши таланты, родом из детства. Трудно сказать, какая из прочитанных им в детстве книг предопределила Евгению Шварцу судьбу сказочника. Но то, что это произошло именно в Майкопе, — вне всяких сомнений.

«В то майкопское лето я прочел «Отверженных» Гюго. Читал в Соловьевском саду, расстелив плед под вишнями. Читал не отрываясь. Прочел томик рассказов о Шерлоке Холмсе и полюбил это произведение отчаянно. Воспоминания о майкопской жизни легки и приятны».

Кто хорошо помнит маленького Женю Шварца, так это старые деревья городского парка. Тогда, по всей видимости, они были тоненькими деревцами. Но это не мешало им что-то нашептывать будущему сказочнику во время его прогулок по горсаду.

Прогуливаясь по улице Победы, возле дома, в котором жил Евгений Шварц, ловлю себя на мысли, что здесь все помнит сказочника. Дом — самый обычный, жактовский. Завидую — им посчастливилось ходить по комнатам, где когда-то ребенком бегал, шалил или грустил будущий сказочник. Смотрел в окошко — на дом Соловьевых напротив, через улицу. Постояла у калитки. Окликнула пробегающего мимо парнишку: «А ты знаешь, что в этом доме жил знаменитый сказочник?» Мальчишка на бегу отрицательно помотал головой: «Не-а!» Нет пророков в своем Отечестве. Поколение, выросшее на Питере Пэне, без волшебных «Снип — снап — снурре…», без розового куста на подоконнике, без милой Золушки и доброй феи. Где, у кого им учиться добру, великодушию и справедливости?

В 2011 году к 115-летию со дня рождения Евгения Шварца в Майкоп приехала для участия в торжествах внучка сказочника Мария Крыжановская. На доме по улице Победы была вывешена мемориальная табличка, свидетельствующая, что здесь жил Евгений Шварц. Выступая перед собравшимися на это мероприятие, внучка писателя сказала пророческие слова: «Люди не заметили, как сказка ушла из жизни». Майкоп — город, близкий и родной для писателя. Это город, где были прочитаны им его первые книжки и первые сказки, где он ребенком веселил своих друзей придуманными им историями и сказочными персонажами. В этом городе он будучи ребенком твердо решил стать писателем. Этот город Евгений Шварц прославит навеки и назовет его «родиной души моей». И будет помнить и скучать по нему до последних дней жизни. 

Валерия Ломешина

19.08.2015 в 18:16