Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Георгий Виссарионович Рогава — выдающийся грузинский лингвист-кавказовед, крупнейший специалист по картвельским и абхазско-адыгским языкам, один из первопроходцев в исследовательской практике по сравнительно-исторической методологии адыгских языков.

Георгий Рогава родился в августе 1905 года в селе Кулискари Зугдидского района Грузии.

В 1927 году Георгий Рогава окончил лингвистическое отделение филологического факультета Тбилисского государственного университета. В 1938 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Полиперсонализм в глаголах нижнеадыгейского языка», а в 1953 году — докторскую по теме «К вопросу о структуре именных основ и категориях грамматических классов в адыгских (черкесских) языках». Им опубликовано более 100 научных работ по проблемам системы истории адыгских языков, среди которых итоговые капитальные труды — «Грамматика адыгейского языка» (1966 г.) в соавторстве с З.И.Керашевой и под редакцией А.С.Чикобава, «Категория органической и вещественной принадлежности в адыгейском языке» (1980 г.).

В Тбилисском государственном университете Георгий Рогава многие годы вел курсы лекций: «Адыгейский язык», «Кабардинский язык», «Убыхский язык», «Грамматика абхазско-адыгских языков», являлся заведующим кафедрой кавказских языков, под его научным руководством десятки кандидатов наук защитили труды по филологии как в Адыгее, так и в Кабарде.

Самые трудные разделы адыгейского языка (адыгейской грамматики) разработаны Георгием Рогава и изложены в «Грамматике адыгейского языка» (1966 г.). Эти разделы продвинули адыгейское языкознание далеко вперед и принесли большую пользу филологам и студентам, занимающимся изучением адыгских языков.

Раздел «Фонетика» в «Грамматике адыгейского языка», выполненный Георгием Рогава, основывается на исследованиях в синхронном и диахронном планах сравнительно-исторического метода. При этом ученый широко привлекал данные диалектов адыгских и других иберийско-кавказских языков.

Рассматривая фонетические процессы в адыгейском языке, Георгий Рогава уделял внимание вопросам изменения гласных в связи с перемещением ударения, усечения простых гласных, редукции гласных.

Первым — основным и классическим лингвистическим трудом, где в полной мере использован историко-сравнительный метод при изучении адыгских языков и их грамматических категорий, является монография Георгия Рогава «К вопросу о структуре именных основ и категориях грамматических классов в адыгских (черкесских) языках», изданная в Тбилиси в 1956 году. Этим небольшим по объему трудом ученый совершил научный подвиг в адыгейском и, шире, иберийско-кавказском языкознании, доказав состоятельность историко-сравнительного метода для установления исторически общих категорий и родства иберийско-кавказских языков.

Проблемы, связанные с категорией органической и вещественной принадлежности в абхазско-адыгских языках, впервые монографически исследованы Георгием Рогава в книге «Категория органической и вещественной принадлежности в адыгейском языке» (1980 г.), в которой автор устанавливает несостоятельность существовавшей теории о том, будто категория органической принадлежности является древнейшей, исходной, а появление категории вещественной принадлежности — результат развития общественного строя.

Разграничение органической и вещественной принадлежности Георгий Рогава связывает не с классовой дифференциацией адыгейского общества, а с фонетическими процессами, происходившими в адыгейском языке на базе морфологического подразделения имен на классы вещественной (лошадь, дом, дерево) и органической (голова, рука, кровь) принадлежности. Данное монографическое исследование ученого внесло ясность во многие спорные вопросы фонетики, морфологии и синтаксиса адыгских языков.

Историко-сравнительному изучению фонетической системы адыгских языков Георгий Рогава посвятил целый ряд отдельных научных статей. В них ученый дает перечень фонем, утраченных в адыгских языках. Здесь же даются новые звуки, появившиеся в адыгских языках в результате фонетических процессов, с точным указанием диалектов, говоров и т.д.

В отдельных трудах Георгий Рогава исследует словообразовательные, морфологические, синтаксические, лексические проблемы в адыгских языках. Данная статья не может охватить необъятную научную деятельность на ниве адыгских языков Георгия Рогава, но несомненно одно — вклад ученого огромен и остается актуальным для лингвистов до сих пор.

В заключение отмечу свое отношение к личности Георгия Виссарионовича Рогава: в годы моего студенчества я считал его самым крупным ученым по адыгским языкам, немногословным, но всегда точным, компетентным по проблемам адыгского языкознания, самоотверженным и преданным адыгским народам и их языкам, честнейшим человеком и принципиальным в решении проблем адыгских языков, уважительно относящимся к иным взглядам, отличающимся от его собственных, добрейшим человеком в понимании адыгской доброты, гостеприимным, эталоном человечности, тонким любителем юмора.

Георгия Виссарионовича Рогава не стало в 1990 г. За прошедшие с этого времени 25 лет многое изменилось в адыгейском языкознании, в нашей творческой деятельности, но мое отношение к нему как к человеку, как к ученому не изменилось, наоборот, его светлый образ служит мне компасом в жизни и науке.

Нух Гишев

22.09.2015 в 13:40