Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

В 70-летнюю годовщину Великой Победы фильм “Война непрощенных” режиссера Дениса Красильникова стал победителем в номинации “Лучший полнометражный документальный фильм” на XI Казанском международном фестивале мусульманского кино. Фильм этот про легион “Идель-Урал” из военнопленных, который служил на стороне врага, был снят при поддержке властей Татарстана.

Несмотря на то, что 9 мая Владимир Путин заявлял, что история вновь взывает к нашему разуму и к нашей бдительности, иногда складывается ощущение, что Минкульт РФ как раз не бдит. Фильм про подразделение Вермахта, состоявшее из представителей поволжских народов – зачем это нужно было? Тем более, в 70-летнюю годовщину Победы? 

Судя по рассказам Римзиля Валеева, татарстанского журналиста и общественника, работа над сценарием шла еще в 2014 г. Тогда, после нескольких публикаций в местных СМИ на тему джалильцев, ему позвонил Денис Красильников – сценарист и режиссер фильма – и так завязался замысел. По словам Римзиля, Красильников писал сценарий, “акцентируя на проблеме отношения общества к миллионам бывших пленных советских солдат и офицеров”. Что мы увидели в итоге? Ну, о миллионах и проблеме тут можно сказать с невероятной натяжкой.

Интересно то, что 11 июня 2015 г. прошла презентация фильма в московском представительстве Республики Татарстан (РТ), где был и тогда временно исполняющий обязанности президента РТ Рустам Минниханов. То есть показ был, скажем так, не открытым для широких масс. Рустам Минниханов же “положительно отозвался о фильме и предложил организовать его прокат для массового зрителя”. Но насколько это нужно массовому зрителю?

"Война непрощенных", кино, фильм|Фото: youtube.com
"Война непрощенных", кино, фильм|Фото: youtube.com

Сначала немного о легионе.

Начиная с 1942 г., в рядах войск СС начали формироваться национальные легионы, собранные из военнопленных и добровольцев с оккупированных территорий СССР. Всего было 7 легионов, среди них был и Волжско-татарский “Идель-Урал”, состоящий из 7 батальонов (№№ 825-831) численностью, по разным данным, около 10-14 тыс. человек. Стоит отметить, что, действительно, этот легион показал себя самым недееспособным на фронте для гитлеровской Германии. Один только факт того, что первый сформированный батальон (825-ый) почти полностью перешел на сторону партизан, достаточно отражает степень ненадежности. В этом батальоне и служил Муса Джалиль, на котором авторы фильма частично акцентируют внимание. Организаторами и основной группой известного перехода к партизанам были 11 человек: Гайнан Курмаш, Фуат Сайфульмулюков, Абдулла Алиш, Фуат Булатов, Гариф Шабаев, Ахмет Симаев, Абдулла Баттал, Зиннат Хасанов, Ахат Атнягев, Салим Бухаров и вышеупомянутый поэт Муса. Стоит отдать им должное – их подвиг занесен в учебники истории. Войдя на сторону врага, они снова сумели вернуться на сторону своих соотечественников. Но о них ли фильм? По большому счету, не о них.

Памятник Мусе Джалилю в Казани|Фото: wikipedia.org
Памятник Мусе Джалилю в Казани|Фото: wikipedia.org

11 татар-героев, запечатленных в памятниках в Казани, для фильма остаются лишь яркой ширмой, за которой происходит представление теней, приобретающее странные метаморфозы. Создатели “Войны непрощенных” как бы лишний раз показывают своим повествованием – в “Идель-Урале” были те, кто в первый же момент перешли от врага к своим. А дальше, ловко манипулируя полутонами, в голове выстраивается примерная цепочка: Муса Джалиль – группа Курмашева – 825-ый батальон – легион “Идель-Урал”, где первые три звена можно назвать антифашистским подпольем, а последнее звено вырисовывается само собой. И если на поверхности можно обнаружить партизанскую идею, то где-то на заднем плане витает вопрос  – а как вообще относиться к предательству? А то и вовсе – проявляется сочувствие к коллаборационизму.

Из первых кадров мы узнаем, что перед создателями фильма встала непростая задача: получить информацию из дел легионеров могут только родственники, потомки легионеров. Об этом же говорит в беседе с Накануне.RU автор документальных книг и исследований по истории Советского Союза Игорь Пыхалов:

“Сейчас очень большой массив документов сталинского времени, документов Великой Отечественной войны рассекречен и доступен для исследователей. Но почему-то нашими властями было принято решение о запрещении разглашать персональные данные людей. То есть я могу прийти в архив, посмотреть документацию какого-нибудь трудового лагеря или лагеря военнопленных – и я смотрел такие документы, это все доступно – но при этом я не могу смотреть личные дела людей без согласия их самих либо их ближайших родственников. Это у нас мотивируется тем, что якобы при этом идет разглашение персональных данных.

Здесь получается несколько извращенная картина. Получается, что к таким документам имеют доступ либо потомки самих репрессированных, либо исследователей, которые получили доверенность от этих потомков, и, естественно, в большинстве случаев идет такая еще фильтрация информации и искажение той реальной картины, которая тогда наблюдалась”, – пояснил эксперт.

легион "Идель-Урал"|Фото: business-gazeta.ru
легион "Идель-Урал"|Фото: business-gazeta.ru

Появляется ожидание, что теперь из фильма мы узнаем новые имена легионеров, новые истории, но этого, по сути, нет. Зато съемочная группа нашла бывшего легионера, который смог рассказать свою историю в несколько предложений за целый фильм, а заодно плюнуть в советское прошлое. Плевки в советское командование, приказы, в весь советский период проходят лейтмотивом через всю картину. Только кажется, что создатели ленты забыли, какая страна является преемницей СССР. Даже в предложении “лес вокруг этого кладбища – по сути, одна огромная братская могила” именно на последних словах крупно появляются серп и молот, которые выбиты на памятном камне. По картинке-то все логично, все складывается, но совпадение ли? Впрочем, вернемся к фильму.

За первые минуты мы из повествования узнаем три важных “факта”:

1. “По городу упорно распространяются слухи об успешном наступлении Красной армии, якобы наши войска уже освободили Варшаву, Кенигсберг и Бухарест”.

2. “Советское руководство и предположить не могло, что Германия нарушит пакт о ненападении и нанесет вероломный удар”.

3. “Не было ответных атак, потому что политруки вбивали в голову “немцы не враги, не надо провоцировать ответный огонь”.

А ведь не прошло и пяти минут фильма. Допустим, первый пункт можно пропустить – слухи всегда и везде распространяются, независимо от того, сообщают ли сводки с фронта, выступает ли по радио Молотов или Левитан. Но перейдем к другим пунктам – не так давно Министерство обороны РФ рассекретило архивные документы, из которых следует, что войска Красной Армии дали отпор немецким оккупантам в первые же дни. Были факты “не провоцирования огня”, но это было далеко не повсеместное явление. Но разве обычный зритель знает об этом? Подумаешь, Министерство обороны, подумаешь, какие-то рассекреченные документы, кто из простых зрителей на это обратит внимание? Эта байка про безответность нападения еще жива в массах и легко воспримется теми, кто “не в теме”. А миф о вдруг проснувшемся советском руководстве, которое и знать не знало о планах Гитлера – это вообще чуть ли не из фильма в фильм кочует. Ну сколько можно? У вас же документальное кино! Чтобы выключить фильм или уйти с сеанса, хоть немного подкованному человеку не хватило только рассказа о пьянствующем Сталинена даче. Страшно предположить, что осталось за кадром.

А дальше – больше. Сначала мы видим двух главных консультантов фильма – Михаила Черепанова, историка, заведующего Музеем-мемориалом Великой Отечественной войны в г. Казани (про вбивание в головы политруками – как раз его слова); Искандера Гилязова – доктора исторических наук, профессора КФУ. Судя по регалиям, эксперты ответственные, но говорят уж очень “непринужденно”:

“Этот приказ о военнопленных – он, конечно, был совершенно, я бы сказал, диким  и кощунственным, потому что страна собственных солдат бросала на произвол судьбы, то есть она их фактически сама предала, считая их предателями. Ведь никто не учитывал, в каких обстоятельствах человек мог попасть в плен”, – объясняет Искандер Гилязов.

“Страна предала своих военнопленных, считая их предателями” – вот это пощечина!

“Надо сказать, что стереотип о том, что всех наших пленных, которые побывали в немецком плену или тем более служили немцам, отправили в ГУЛАГ – это совершенно неверно. На самом деле, если брать общее количество наших военнослужащих, попавших в немецкий плен, то получалось, что среди тех, кто был освобожден во время войны, репрессиям подверглись около 5%, а среди тех, кто был освобожден после войны – около 15%. У всех остальных все закончилось благополучно, – комментирует Игорь Пыхалов. – А что касается тех, кто служил в такого рода формированиях, как “Идель-Урал”, то опять же судили и давали наказания тем из них, против кого были реальные улики, что они участвовали в каких-то конкретных преступлениях. А рядовых бойцов зачастую просто освобождали от ответственности, либо там было стандартное наказание, например, для власовцев – это 6 лет ссылки, причем их начали освобождать еще при Сталине”.

Вот вам и расстрелы всех и вся. То есть нам уже сказали заранее, что советское руководство не имело представления о планах Гитлера, и “Майн Кампф” была просто книжечкой, на которую никто не обратил внимания. Теперь нам поведали, что советское руководство бросило своих солдат на произвол судьбы, а дальше нам расскажут, как же так получилось, что страна “предала своих солдат”. В игру вступает Ровель Кашапов – публицист, ветеран контрразведки:

“В свое время в Казани существовал с 1929 по 1933 год секретный советско-германский танковый курс. Курсанты-немцы в свободное время выезжали с разведывательными целями в разные регионы страны. Всю эту информацию у них снимал периодически приезжавший в Казань военный атташе посольства Германии в Москве полковник Кестринг – она обобщалась и отправлялась в Берлин, вся эта информация использовалась при разработке плана Барбаросса”.

Доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН Юрий Жуков рассказал Накануне.RU про “секретный курс”:

“Это все, мягко говоря, вымысел. Действительно, до прихода Гитлера к власти, когда Германии было запрещено иметь большую армию, мы обменивались с немцами своими военными знаниями. Позволили открыть в Липецке военную авиационную школу – авиация была запрещена для Германии. То же самое в Казани – танковое училище, так как немцам было запрещено иметь танки. В ответ наши генералы проходили курс в академии генерального штаба Германии. Это был обмен военными знаниями – и он прекратился с приходом Гитлера к власти. Получается, берут сначала факт, а потом делают из него нечто мифологическое”.

Теперь отметим еще одно выражение господина Кашапова – комплимент в сторону “толерантной” нацистской Германии:

“Даже тот факт, что среди татарских легионеров было два еврея – в музыкальном взводе было два еврея – они носили татарские фамилии, выдавали себя за татар … Вот смотрите, агенты контрразведки немецкой евреев не выдали. То есть это было показателем определенной толерантности”. Толерантность? Толерантность! Толерантная, дружная нацистская Европа во главе с Германией.

Казалось бы, хватит?! Но нет, спорные и неоднозначные моменты продолжаются. Вот лишь некоторые из них.

Руководителем “Идель-Урала” был назначен Шафи Алмас – предприниматель, который эмигрировал в Германию еще в 1920-е годы, как нам говорят в фильме. Наверное, правильнее было бы сказать – старый эмигрант, коммерсант, сбежавший от советской власти и призывавший к борьбе с большевизмом на стороне гитлеровской Германии. В “Войне непрощенных” Гайнан Насыров, бывший легионер, рассказывает, как Алмас вербовал добровольцев в легион:

“Шафи Алмас приехал и говорит: “У татар будет собственное государство – страна Идель-Урал. Мордвины, чуваши, удмурты – все, кто жили на этой территории – тоже пошли в легион”. А напоследок добавил: “У нас нет надежды идти вперед. Главное – сберегите себя и постарайтесь выжить”.

А далее рассказывает Римзиль Валеев:

“Выбор у всех был одинаковый – или я тут умру с голоду, от болезней, или я хоть выйду, а там посмотрим. Это был шанс вернуться с оружием, защитить свою страну, быть полезным своей стране. … Сам факт записывания в легион – это предложение других соплеменников: давайте мы здесь выживем, никому нет пользы, если мы тут сгнием в лагерях”.

Заметьте – Шафи Алмас и Римзиль Валеев говорят о разных “выживаниях”, по сути, но какое создается впечатление? А дальше добровольцы отрекались от присяги советской власти и давали присягу Третьему рейху. Вот и получается, что добровольцы не просто шли в “Идель-Урал”, а шли, по сути, отвоевывать свое особое государство, которое обещал фашистский пособник Шафи Алмас, отдельно от СССР, отдельно от большой Родины? Уж не пропаганда ли сепаратизма и экстремизма при государственной поддержке? Авторы фильма о легионерах судят обо всем, конечно, с точки зрения мирного времени – люди пытались выжить, у них была тяжелая судьба, они прошли боестолкновения, плен, снова боестолкновения, а потом фильтрационные лагеря. Все это идет через призму 825-ого батальона, однако авторы не очень-то вспоминают о тяжелых судьбах тех, кто не пошел на поводу у нацистов.

“Дело в том, что уже в 19 году создали Башкирскую республику, затем Татарскую – у них была государственность, была своя власть, свои школы, преподавание на родном языке. Была татароязычная культура. Все у них было, поэтому эти слова [Шафи Алмаса] – обман. И татары, и башкиры уже имели государственность – им не нужно ее было завоевывать, – поясняет Юрий Жуков. – Очень много людей попадали в плен не по своей воле – например, генерал Карбышев, который отказался служить немцам и был казнен зверским образом – его на морозе обливали водой до тех пор, пока он не покрылся льдом. Генерал Лукин, командующий 16-й армией, которая под Смоленском 2 месяца сдерживала немцев, не давая им пройти к Москве. Он потерял в боях руку и ногу – таким он попал в плен. Он не согласился, как Власов, изменить своей Отчизне. Было очень много примеров того, что пленные не соглашались служить немцам”.

памятник генералу Карбышеву|Фото: livejournal.com
памятник генералу Карбышеву|Фото: livejournal.com

Тем не менее, легионеры согласились, перебегали на сторону партизан, не стреляли в союзников, но были ли привлечены к карательным операциям?

“Если кто-то из деятелей, попавших в эти формирования, смог потом вернуться на нашу сторону в форме восстания, в форме перехода на сторону партизан — это, конечно, им в плюс, можно сказать, что они искупили свою вину, но это именно искупление вины. И не будем забывать о том, что многие их соратники по этому легиону продолжали служить немцам, участвовали в карательных операциях. Как известно, даже в подавлении Варшавского восстания участвовали подразделения из этого легиона. Так что объявлять, что они все невинные жертвы – это неправильно”, – утверждает Игорь Пыхалов в беседе с Накануне.RU.

Искандер Гилязов же в середине фильма прямым текстом говорит: “Были соединения, которые подтвердили свою пользу немцам, но татарские батальоны ни к одной из таких акций привлечены не были. Легион “Идель-Урал” никакого участия в карательных операциях не принимал”. В таком случае нужно вспомнить книгу Сергея Дробязко (он тоже фигурирует в фильме) “Под знаменами врага”:

“Крупные силы восточных войск были брошены в августе 1944 г. на подавление Варшавского восстания. Самое активное участие в боях с повстанцами приняли части бригады Каминского (сводный полк в составе 1700 человек с 4 танками, 1 САУ и 2 гаубицами), 1-й восточно-мусульманский полк СС (сформированный на основе частей Туркестанского, Азербайджанского и Волжско-татарского легионов), 5-й Кубанский казачий полк Казачьего стана …”.

легионеры, вермахт, войска СС|Фото: muslim-info.com
легионеры, вермахт, войска СС|Фото: muslim-info.com

Из другой работы Сергея Дробязко и Андрея Каращука – “Восточные легионы и казачьи части в Вермахте”:

“Проработав некоторое время при штабе генерала Нидермайера на Украине, Майер-Мадер в конце 1943 г. предложил свои услуги руководству СС, которое предоставило ему возможность сформировать в составе войск СС туркестанский полк.

… Формируемый полк должен был послужить основой создания в составе войск СС дивизии под названием “Новый Туркестан” (“Neu Turkestan”), для формирования которой из состава вермахта было уже выделено несколько батальонов (782, 786, 790, 791-й туркестанские, 818-й азербайджанский и 831-й волжско-татарский).

… 1-й Восточно-мусульманский полк СС был очищен от ненадежных элементов усилиями нового командира — гауптппурмфюрера СС Херманиа. После его гибели в бою с партизанами под Гродно полк возглавил командир одной из рот — оберштурмфюрер СС Азимов (бывший старшина Красной Армии), под руководством которого в августе 1944 г. полк участвовал в подавлении Варшавского восстания. Приданный бригаде СС под командованием оберфюрера О. Дирлсвангера, он действовал в первых эшелонах немецких частей, атаковавших центральную часть города. Действия полка были высоко оценены германским командованием, отметившим многих из его офицеров и солдат наградами, включая Железные Кресты”.

Интересно и то, что критики господина Гилязова отмечают его некоторую “эволюцию” как в работах, так и в высказываниях. На страницах интернет-издания “eadaily.com” своим мнением поделился историк, эксперт Института национальной стратегии Раис Сулейманов:

“В 2013 г. я провел небольшую конференцию в Казани на тему “Плечом к плечу: участие татар в Великой Отечественной войне и попытки реабилитации коллаборационизма в постсоветский период”, где как раз затронул эту проблему. В ней участвовал и Искандер Гилязов. Он обстоятельно рассказал о причинах коллаборационизма татар. Но меня крайне удивило изменившееся его отношение к этой теме. Если ранее в своих двух монографиях (изданы в 1998 и 2005 годах) он старался разобраться в этом максимально беспристрастно, воздерживался от оценочного суждения, то теперь из его уст звучало какое-то к коллаборационистам сочувствие”.

Но даже если коллеги заблуждаются, а Искандер Гилязов безоговорочно прав (допустим), то все равно остается вопрос: отречение от верности Отечеству и клятвенная присяга новому вражескому командованию в борьбе за независимое отдельное государство в военное время, когда действует правило “либо мы их, либо они – нас”, ремонт вражеской техники, охрана вражеских объектов, привлечение в качестве саперов – все это не является изменой Родине и не должно быть осуждено?

присяга, СС, вермахт, легионеры|Фото: nevsepic.com.ua
присяга, СС, вермахт, легионеры|Фото: nevsepic.com.ua

Авторы фильма исключительно давят на то, что всех расстреливали как изменников, ссылали в лагеря НКВД, после чего судьбы для авторов этой ленты остались неизвестны. Но мы не видим ни дел, ни статей, но есть приказы о том, как надо было расправляться с перебежчиками. Но приказ и его исполнение – разные вещи, утверждает Игорь Пыхалов:

“Дело в том, что по законодательству, которое существовало в Советском Союзе на начало Великой Отечественной войны, за переход на сторону противника предусматривалась смертная казнь, причем даже без альтернативы – только высшая мера с конфискацией имущества. Причем это не было вывертом “сталинского государственного террора” или еще как у нас любят говорить – такая норма существовала и в царское время. Во время Первой мировой войны тоже существовали такие законодательные нормы. Но, как у нас принято, в нашей стране суровость законов компенсируется необязательностью их исполнения. Потому что на самом деле, если брать и Великую Отечественную войну, да и Первую мировую войну, случаи, когда людей реально приговаривали к такой суровой ответственности вплоть до высшей меры именно за сам факт перехода – таких случаев практически нет.

Если кого-то из них сажали или расстреливали, то обычно за какие-то совершения конкретных злодеяний уже в рядах этих формирований. Но не за сам факт плена. Если человек себя не запятнал участием в каких-то карательных операциях в составе этих батальонов, а затем перешёл обратно, тем более с оружием, тем более если уничтожил немецких командиров, то его не расстреливали, не сажали, а даже могли наградить. Таких случаев довольно много. Когда я смотрел публикации по коллаборационистам, я даже поразился тому, насколько это явление было массовое”, – подчеркнул эксперт.

Наверное, интересной и даже двоякой иллюстрацией к этому будут и слова Гайнана Насырова, бывшего легионера:

“Меня забрали в 1950-м году, в мае, а в августе повели в суд. Вокруг было, как на картинке: солнце светило, люди гуляли, а нас троих ведут по улицам Казани под конвоем. Спереди и сзади собаки. Военный трибунал дал нам всем по 25 лет”. Далее закадровый голос добавляет: “Гайнан Насыров вышел на свободу в 1956 г.”.

Так и получается, что “тиранические Советы” вместо выписанных 25-и лет по мере поступления информации и рассекречивания архивных данных реабилитировали бывшего легионера через 6 лет. Далее “конец унижениям и несправедливости кладет “Литературная газета”. В апреле 1953 г. главный редактор издания Константин Симонов решается на публикацию 6 стихотворений, написанных Джалилем в тюрьме Маабит”. Об этом также сказано в учебниках истории, и никто этот факт оспаривать не собирается. Но что нам преподносят авторы как заключение? Слова бывшего президента Татарстана Минтимера Шаймиева:

“… Быть без вины виноватым еще и воевать, и попасть в плен, и такой ярлык  получить – это как должно выдержать человеческое сердце. Тот героизм, проявленный группой Джалиля и Курмашева, и других – это подвиг. … Ценой своей жизни они сняли это пятно, это очень важно”.

Правда, группа Джалиля и Курмашева действительно совершила подвиг, и ценой своей жизни они это пятно стерли. Но со всего ли легиона? Авторы “Войны непрощенных” подводят нас к мысли, что предательство и переход на сторону врага – это нормально, доказывая примером группы 825-ого батальона. Но можно ли тут обобщать всех? Можно ли так подменять понятия в и без того сложное время, время информационных войн, агиток, пропаганды?

“Конечно, неправильно “растягивать” этот поступок на всех бойцов “Идель-Урала”, потому что там многие из них служили немцам. И, кстати говоря, в том же 825-м батальоне, хотя большая часть личного состава ушла к партизанам, но там несколько человек остались, оказались верны этой присяге Гитлеру. Поэтому здесь не надо обобщать”, – комментирует Игорь Пыхалов.

“Нет, ни в коем случае. Основная масса легионеров-мусульман – многих народов – они были карателями, их руки были по плечи в крови. Поэтому говорить как-то, что один хороший, поэтому и другие хорошие – нельзя”, – считает главный научный сотрудник Института российской истории РАН Юрий Жуков.

“Это является именно обелением фашизма – вычленяются какие-то моменты, как про тех же самых власовцев пытались объявить, что они спасали Прагу от нацистов, и единичные моменты, которые можно хоть как-то истолковать в их пользу – преподносятся как естественные, нормальные действия этих самых предателей. А все остальное просто отбрасывается. Это нормальный пропагандистский шаг. Но самое печальное, что из-за больших пробелов в знании Отечественной истории такая пропаганда на многих действует”, – отмечает историк Борис Юлин в беседе с Накануне.RU.

Найдя группу солдат РОА, не подчинявшуюся Власову и не поднимавшую оружия против своих соотечественников, можно ли говорить о том, что все власовцы были хорошими и, пройдя “сложную судьбу”, искупили свою вину? Вопрос риторический.

И сейчас, спустя 70 лет, история вновь взывает к нашему разуму и к нашей бдительности. Как расчленяли СССР по принципу “разделяй и властвуй” разного толка “радио свободы”, так же и сейчас нас пытаются разделить. Это важный момент, который должен быть понят и осужден. Осуждена должна быть та попытка вложения в головы идеи разделения. Все мы видим, что происходит на Украине, и как “москали” теперь ненавистны. Нынешняя Украина – это не просто жупел, не просто какое-то пугало, это последовательная политика отделения одной части народа от единого целого.

“Точно так же, как была украинская дивизия Галичина у нацистов – люди, которые считались предателями в Советском Союзе, а сейчас начинают все большую силу набирать националистические идеи, и к ним относятся, так сказать, все более положительно”, – отмечает Борис Юлин.

Что будем следующим шагом? Возможно, обеление или даже попытка реабилитации того самого нацистского прихвостня Шафи Алмаса – нам скажут, а были ли без него татары-герои “Идель-Урала”? Но это будет уже наглая коварная ложь, несущая за собой разрушительные идеи. Ведь в легионе “Идель-Урал” была и своя газетенка, был и курултай, собиравшийся под идеей “против большевизма”, но были и свои герои.

Монумент группе Курмашева на площади 1-го мая в г. Казани|Фото: wikipedia.org
Монумент группе Курмашева на площади 1-го мая в г. Казани|Фото: wikipedia.org

Раис Сулейманов описал очень важную мысль, связанную с фильмом:

“И вот сейчас выходит этот фильм при поддержке первого президента Татарстана Минтимера Шаймиева, причем не только содержащий ошибки в фактах, на что уже обратили внимание, и не случайно увидели в этом сознательный умысел, но и оценки этого коллаборационизма. Дескать, изнутри боролись в рядах легиона “Идель-Урал” с нацистами, но самого осуждения сепаратистских планов коллаборационистов по созданию независимого татарского государства нет. Такое чувство, что вот так, отдельными шажками, подводят к определенной мысли: тема коллаборационизма теперь не является табу, ее нужно обсуждать, и нельзя на это явление смотреть однозначно осуждающе. А награждение этого фильма на Казанском мусульманском кинофестивале только закрепляет это отношение к проблеме”.

Парад, 9 мая, Екатеринбург, Бессмертный полк|Фото: Накануне.RU
Парад, 9 мая, Екатеринбург, Бессмертный полк|Фото: Накануне.RU

К сожалению, на момент публикации этого материала официальный комментарий министерства культуры Республики Татарстан так получить и не удалось.

07.10.2015 в 20:52