Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Необходимость наведения порядка в сфере потребительского кредитования назрела давно. Закредитованность и просроченная задолженность россиян бьют рекорды. При этом кредиторы, подчас откровенно мошенники, пользуясь правовой неграмотностью и доверчивостью наших сограждан, готовы и дальше обирать людей до последней нитки. 

О том, что уже сделано и делается для создания в России цивилизованного рынка потребительского кредитования, наш разговор с заместителем председателя Комитета Госдумы РФ по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Виктором Климовым.

— Виктор Владимирович, давайте начнем наш разговор с вполне конкретного и практичного вопроса — а стоит ли сейчас, в условиях нестабильной экономики, брать кредиты?

— Ситуацию с кредитом, как и с курсами валют, сложно предугадать. Если смотреть в ретроспективе, то брать кредиты нужно было два года назад, когда они действительно были дешевыми применительно к нынешней ситуации. Если гражданин взял кредит тогда, а сейчас его отдает, наверное, можно считать, что он в лучшем положении, чем те, кто пытается взять кредит сегодня. Хотя с учетом того, что большинство россиян получают доходы в рублях, выгода эта достаточна сомнительна.

Стоит ли брать сегодня кредиты? Я не знаю. Прогнозы — дело неблагодарное. В любом случае предварительно необходимо все тщательно взвесить. Кредит — это не способ сбережения денег. Любой заем — это не доход, как зачастую воспринимают его граждане, а расход и плата за пользование денежными средствами. И вся ответственность за принятое решение, в конечном счете, на заемщике. 

Напомню и о том, что, согласно данным Банка России и Росстата, с начала 2015 г. размер просроченной задолженности россиян вырос более чем на 20 процентов, превысив 800 млрд. рублей. 

— Много говорится о нарушениях прав потребителей на кредитном рынке. А как же законы? Почему не удается переломить ситуацию?

— Закон «О потребительском кредите» вступил в силу 1 июля 2014 года. Он позволил защитить отдельные права клиентов банков и микрофинансовых организаций. Однако вопросы остаются. Главный из них — засилье нелегальных схем кредитования. Согласно закону, чтобы заниматься кредитованием населения, необходимо иметь банковскую лицензию или состоять в реестре Банка России. Нарушителям грозит штраф в полмиллиона рублей. Несмотря на это, масштаб сектора нелегальных займов составляет от 20 до 40% от всего объема микрофинансирования. Наибольшая нелегальная активность — в небольших городах с низким уровнем проникновения банков и невысоким уровнем жизни. Практически повсюду можно увидеть «привлекательную» рекламу «быстрых займов без справок и документов».

В период экономического кризиса теневой кредитный сектор показал рост, ведь здесь не нужно сдавать отчетность, выполнять требования регулятора. Из «серого» неофициальный кредитный рынок стал «черным». Многие из подобных дельцов испугались штрафа в полмиллиона рублей и стали очень осторожными, ожидая наказания. Тем не менее массовых «репрессий» не последовало. Люди, пострадавшие от действий «черных» кредиторов, редко жалуются в полицию, часто по той причине, что предоставили для получения займа поддельные документы и опасаются огласки. 

Я отправлял соответствующий запрос в Генеральную прокуратуру России. В начале июля пришел ответ — в ведомственной статистике данные о возбужденных делах в отношении компаний и частных лиц, выдающих займы без соответствующего на то основания, отсутствуют. В письме упомянуты единичные факты мероприятий по пресечению нелегальной кредитной деятельности. Нас не устраивает ответ прокуратуры, которая, безусловно, проводит большую работу по наведению порядка в целом, однако нелегальные кредиторы по-прежнему ощущают свою безнаказанность. Они видят, что системного противостояния им не оказывается, поэтому даже перестали скрываться и открыто рекламируют свои услуги. 

Еще одна больная тема — страхование. Напомню: оформляя кредит, приобретать страховку клиент обязан, только если он покупает автомобиль или недвижимость. В остальных случаях страховка — дело добровольное. Но клиенты банков жалуются, что им страховые полисы навязывают, что у них отсутствует возможность повлиять на основные условия страхования, а полной и достоверной информации об услуге они не получают. Стоимость кредита с навязанной страховкой может увеличиваться на 25–30%, а отказ от страхования нередко приводит к тому, что человек просто не может получить деньги. 

Действия банка, связанные с предоставлением заемщику услуги по страхованию жизни и здоровья, могут быть признаны не соответствующими закону «О защите прав потребителей» в случае, когда человеку было отказано в получении кредита вследствие его отказа от допуслуги. В соответствии со статьей 16 этого закона убытки, причиненные потребителю вследствие нарушения его права на свободный выбор товаров, работ или услуг, должны быть возмещены продавцом или исполнителем в полном объеме. Однако доказать это крайне сложно.

Вот и выходит, что сегодня комиссия за страхование для многих банков является неотъемлемой частью получаемой прибыли. Страховая компания, — карманная или работающая с кредитной организацией по договору, — до 80% премии отдает банку. Фактически это скрытый механизм увеличения стоимости кредита. И эту ситуацию надо менять. 

— Предложения, как менять ситуацию, звучат… Не так давно депутаты Госдумы выступили с инициативой о запрете микрофинансовых организаций, которые обвиняют в установлении хищнических процентов. Как вы относитесь к этой идее? 

— Микрофинансовые организации (МФО) специализируются на предоставлении так называемых микрозаймов, которые выдаются на ограниченный срок. Такие кредиторы на практике характеризуются более высокой лояльностью к клиентам и дают деньги тем, кому отказали в банковском кредите. Проценты, соответственно, устанавливаются выше банковских.

Однако убежден, что проблему закредитованности населения подобными запретами не решить. Это лишь приведет к еще более сильному расцвету теневого сектора кредитования, где не действуют никакие правила и нет никаких гарантий. Проценты здесь могут достигать тысяч годовых, а методы взыскания быть очень жесткими, вплоть до физического насилия. Иногда после подобного давления заемщикам приходится продавать последнее имущество, чтобы заплатить непомерные штрафы.

Спрос на быстрые деньги был, есть и будет всегда, и удовлетворять его должны компании, находящиеся под надзором регулятора. В том же случае, если нарушаются права потребителей, должны действовать правозащитники или даже правоохранительные органы.

— Еще одна беда, с которой могут столкнуться должники, — недобросовестные коллекторы…

— Вопросы у нас вызывает норма закона, касающаяся возможности передачи долга на взыскание коллекторским агентствам, если заемщик при заключении договора прямо не запретил такие действия. Однако данное положение прямо включается в типовой кредитный договор, и гражданин остается перед выбором: согласиться с ним или не получить кредит. 

Каждое третье обращение в проект ОНФ «За права заемщиков» связано именно с жалобами на коллекторов: людей запугивают, звонят ночью, беспокоят близких и родных, приходят на работу. В результате начинается самое страшное — человек бежит и занимает в долг под неподъемные проценты, не думая, как он будет отдавать деньги. Страх в такой ситуации — сильный мотиватор…

Правительство России разработало проект закона «О деятельности по взысканию задолженности». Законопроект сложный, готовился около десяти лет, ему было противодействие на разных уровнях власти. Новый импульс был придан Советом безопасности, который этим летом признал незаконных коллекторов угрозой для страны. Предлагается урегулировать способы общения коллекторов с должниками, его частоту, определить недопустимые способы взыскания. По идее авторов проекта будут ограничены контакты с членами семьи или работодателем должника. Коллектор не сможет обращаться к должнику в ночное время. 

Также проектом закона предусматривается создание реестра коллекторских организаций, деятельность подобных структур попадет в сферу государственного регулирования. Актуальность этого в том, что сегодня никаких ограничений для выхода на коллекторский рынок нет, и, по сути дела, любая коммерческая организация может заниматься взысканием задолженности. 

Но проект закона говорит и об обязанностях должника. Он, в свою очередь, будет обязан действовать добросовестно, не допускать неправомерного причинения вреда взыскателю, извещать об изменении места жительства. Он не должен будет скрывать информацию о своем имуществе, которое может быть взыскано для погашения задолженности. 

— С 1 октября вступил в силу еще один закон — о банкротстве граждан. О чем идет речь?

— Институт частного банкротства успешно действует во всем мире. Этот закон должен помочь заемщикам, которые потеряли возможность расплатиться по долгам. На этот случай предусмотрена возможность рассрочки до трех лет, если заемщик имеет стабильный источник дохода. В противном случае суд признает гражданина банкротом, а его имущество, за исключением единственного жилья, иного имущества, на которое не может быть наложено взыскание, пойдет на оплату долгов. Непогашенная после этого задолженность будет погашена. Терять имущество тяжело, но это лучше бессрочного бремени долгов.

При принятии этого закона коллеги по Госдуме поддержали нашу идею относительно несимметричного порога суммы, с которой может быть начата процедура банкротства. Звучали предложения установить ее в размере 500 тысяч как для самого гражданина, так и для кредитора, однако в итоге парламентарии вообще убрали данный порог для гражданина. Суть в том, чтобы человек, исчерпав все другие возможности, имел возможность самостоятельно инициировать процедуру банкротства. И это право не должно быть ограничено запредельной для многих наших сограждан суммой в полмиллиона рублей.

Также депутаты согласились с нашим предложением, которое предусматривает возможность для суда привлекать к производству по делу о банкротстве представителей органов опеки и попечительства, социальной защиты населения в том случае, если с должником проживают его несовершеннолетние дети, а также члены семьи, относящиеся к социально незащищенным категориям граждан.

— Критики говорят о том, что теперь мошенники будут оформлять кредиты, а затем банкротиться. Зато человеку, действительно попавшему в сложную ситуацию, придется искать средства на оплату услуг временного управляющего, нести иные расходы. Юридические услуги достаточно дороги. Не пришлось бы брать новый кредит, чтобы избавиться от старых долгов…

— Думаю, рынок урегулирует эту ситуацию. Десять тысяч рублей — законное вознаграждение управляющего — не такая большая сумма, чтобы стать неразрешимой проблемой. Возможно, будут создаваться организации, которые будут скупать безнадежные долги и ставить на поток процедуру банкротства. Крупные обороты позволят поддерживать стоимость услуг на приемлемом уровне. Кроме того, в качестве вознаграждения предусмотрено два процента от продажи имущества. С мотивацией бизнеса здесь все в порядке. 

Проблемой могут стать те граждане, у которых действительно ничего нет. Но это вопрос к кредитным организациям. Вы кому деньги давали? Жульнические схемы на кредитном рынке будут всегда, их пресечение — это задача правоохранительных органов. 

Перед банкротством может возникнуть желание заранее избавиться от ликвидного имущества, «переписать» его на родственников или знакомых. Но законом предусмотрена возможность проверить все сделки с имуществом должника за три последних года. Если возникнут сомнения относительно его честности и добросовестности, сделки могут быть признаны недействительными.

Вопрос в том, что только время и наработанная судебная практика покажут, насколько работоспособен созданный нами механизм. Мы будем отслеживать ситуацию. Если реализация закона будет пробуксовывать или кто-то придумает, как прямую норму применять криво, в него будут внесены поправки. 

— Помимо депутатской деятельности, вы также являетесь руководителем проекта Общероссийского народного фронта «За права заемщиков». В чем суть этого проекта?

— Проект ОНФ «За права заемщиков» осуществляет общественный мониторинг в сфере обеспечения безопасности потребителей финансовых услуг и проводит контроль исполнения законов в этой сфере. Мы принимаем жалобы и обращения от граждан на нарушение их прав со стороны кредитных и микрофинансовых организаций, страховых и финансовых компаний. Непосредственно полномочий принимать решения по жалобам мы, как общественная организация, не имеем и, выявляя нарушения, отправляем соответствующие запросы в надзорные органы. Опыт общения с гражданами мы использовали при разработке указанных выше проектов законов о банкротстве граждан, о коллекторской деятельности. 

К сожалению, финансовая грамотность россиян оставляет желать лучшего. По-прежнему много людей обращаются за займами к нелегальным кредиторам и участвуют в финансовых пирамидах. Бывает, что человек становится поручителем, а то и добровольно берет на себя кредит, чтобы помочь близкому или другу. При этом мало кто осознает реальные последствия, которые наступят, если возникнут задержки с выплатой долга.

— Каковы еще реальные результаты работы проекта «За права заемщиков»?

— Из регионов поступала информация от граждан, пострадавших от действий «Российской социальной программы», позиционировавшей себя как альтернатива кредитным организациям и обещавшей помочь с приобретением недвижимости или автомобиля на льготных условиях. Организация требовала внести 5—20% от стоимости необходимого имущества. Затем клиент должен был сделать дополнительные взносы, но в итоге оставался и без денег, и без обещанного имущества. 

После нашего визита в один из офисов компании в Волгограде, где менеджер «показал товар лицом», сомнений в том, что это «пирамида», практически не осталось. Тем более что к тому моменту у местного кредитного правозащитника Михаила Алексеева уже были судебные решения по искам граждан. Мы направили материалы в МВД. Размах деятельности, вскрытой в результате оперативных мероприятий полиции, впечатляет. От незаконной деятельности данной компании, по некоторым оценкам, пострадало более 5 тыс. граждан. Общий ущерб составил около миллиарда рублей.

Надо понимать, что в период экономического кризиса будут появляться все новые и новые схемы, которые необходимо своевременно пресекать. Подписывая любые финансовые документы, будьте внимательны! Легкие деньги обычно обходятся очень дорого.

К нам обращались заемщики банка «Русский стандарт». Рассказывали о том, что к ним приходят сообщения с угрозами жизни и здоровью, необоснованные уведомления о просроченной задолженности со стороны людей, представляющихся сотрудниками банка, а персональные данные клиентов раскрываются третьим лицам. Мы направили запрос в Центробанк РФ с просьбой проверить деятельность «Русского стандарта». 

К слову, когда мы проанализировали жалобы потребителей на навязывание финансовыми компаниями страховых услуг, лидером антирейтинга оказался упомянутый «Русский стандарт» (27%), затем шли Московский кредитный банк и Альфа-банк, «Кредит Европа банк», банк «Хоум кредит»и Русславбанк.

Мы привлекли внимание власти и способствовали борьбе с нарушениями на страховом рынке. Достаточно типична ситуация, когда страховые компании навязывают дополнительные услуги, в том числе страховые полисы при оформлении полисов ОСАГО. Здесь выявлены два блока проблем. Первое — отсутствие бланков полисов ОСАГО, намеренное затягивание процедуры или продажа полисов только «своим» клиентам и отказ остальным. Насколько я знаю, подобное имело место и в Адыгее. Второе — навязывание дополнительных услуг, например страхования жизни, здоровья. Мониторинг ситуации и опросы автовладельцев на предмет того, с какими проблемами они сталкиваются, приобретая данную услугу, будут продолжены. Наша цель — добиться прозрачности в реализации услуг ОСАГО и равных условий для всех. 

Дмитрий Кизянов

13.10.2015 в 14:52