Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Народный писатель Адыгеи Исхак Машбаш никогда не оставался в стороне от общественной жизни. В настоящее время является членом Общественной палаты России. Как истинный патриот все достижения и беды страны пропускает через свое сердце. Как человек с богатым жизненным опытом со своей стороны он старается сделать все, чтобы на малой родине — Адыгее и большой — России царили мир, благополучие и взаимопонимание.

Недавно Исхак Машбаш в составе Комиссии Общественной палаты РФ по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений встретился с Верховным муфтием Сирии Ахмедом Бадреддином Хассуном. Об итогах встречи, направленной на поиск путей гармонизации нестабильных отношений в Сирии, Исхак Машбаш рассказал в своем интервью обозревателю «СА».

— Исхак Шумафович, какова цель приезда Верховного муфтия Сирии в Россию?

— В Москве проходила конференция на особенно актуальную в наши дни тему «Ислам и кризис мировой религиозной мысли». Свое мнение на этот счет выразили ученые из Ирана, Турции, Казахстана, Киргизии, Дагестана, Крыма, Москвы, а также представители Русской православной церкви, сотрудники посольства Сирийской Арабской Республики, в том числе Верховный муфтий Ахмад Бадреддин Хассун. Члены Общественной палаты РФ, в числе которых были Максим Григорьев, Албир Крганов, Всеволод Чаплин, Александр Пелин, Андрей Бальжиров, Валерий Коровин и я, не могли остаться в стороне от животрепещущей темы — военного конфликта в Сирии. Общественная палата РФ придерживается той же позиции, что и российские власти, оказывающие военную поддержку Сирии и сирийской армии во главе с президентом страны Башаром Асадом, которые столкнулись с агрессией ИГИЛ. Очень важно сегодня обмениваться мнениями в контексте критики ИГИЛ как с позиции ислама, так и с позиции христианства. Нам удалось обсудить программы по воспитанию молодежи и противодействию радикализации ислама, а также договориться о дальнейшем диалоге между гражданскими обществами России и Сирии.

— Известно, что в Сирии живут наши соотечественники, черкесы, чьи предки полтора столетия назад покинули Российскую империю. Каково их положение сегодня? Вам удалось задать этот вопрос муфтию?

— Несомненно! Когда я представился муфтию и сказал, что я адыг, черкес, в Общественной палате представляю интересы Адыгеи, он сразу оживился. Конечно, черкесы в Сирии хорошо известны. В одном из интервью Башар Асад назвал Сирию страной арабов, курдов и черкесов.

Муфтий Ахмад Бадреддин Хассун подчеркнул, что это героический народ, вся жизнь которого подчинена соблюдению своих неписаных законов. Люди мужественные, сильные, мудрые, красивые, со своими вековыми традициями. Появившись на Ближнем Востоке около 150 лет назад, они сразу заняли особое место в жизни арабских стран. Жизнь обездоленного народа, оказавшегося вдали от родной земли, в чужой стране была не проста. Но они быстро нашли общий язык с местным населением. Из числа черкесов вышли выдающиеся военачальники, они занимали высокие посты во власти, в свое время черкес был министром обороны Сирии. И сегодня люди, рожденные в Сирии, но в жилах которых течет черкесская кровь, в сложившейся непростой обстановке стали на защиту своей страны.

Я видел в новостях на центральных российских каналах сюжеты о конфликте в Сирии, где военные отвечали нашему корреспонденту на языке адыгов. Я горжусь тем, что мои соотечественники с оружием в руках встали на защиту мирной жизни, отстаивают право на чистое небо плечом к плечу с представителями других народов, проживающих в Сирии.

На встрече муфтий Сирии Ахмад Бадреддин Хассун поблагодарил Россию за помощь, которую мы оказываем республике в борьбе с ИГИЛ. Он подчеркнул, что Аллах создал не государство, а человека. Поэтому никакого «Исламского государства» быть не может. Нам сообща нужно распространять идею о том, что религии созданы не для того, чтобы воевать, убивать, а чтобы строить «мосты» между людьми и налаживать теплые отношения.

— А вы были в Сирии?

— Да, с 1969 года бывал неоднократно в Дамаске, Латакии, Пальмире, Алеппе, Хомсе. Это страна солнца, моря, песка, знойной пустыни и оазисов. Когда я увидел Голанские высоты, то понял, почему ушедшие после Кавказской войны черкесы решили остановиться именно здесь. Их горы так похожи на наши, Кавказские. Именно там компактно расположились черкесские аулы, пока в 1967 году на них не предъявил права Израиль. Из-за начавшейся сирийско-израильской войны черкесы ушли с этих земель. Я видел эти покинутые аулы. До сих пор Израиль и Сирия ведут борьбу за Голанские высоты.

Кстати, я бывал в черкесских аулах в Израиле. Там по сей день полностью сохранился знакомый нам жизненный уклад. Идешь по улице, кажется, что попал в Афипсип или Хакуринохабль. Детишки говорят по-адыгски, в мечети звучит азан. В школах изучают родной язык, в библиотеках наши книги и газеты, площади и улицы носят адыгские названия. Это пример того, как на чужбине можно сохранять культуру и традиции предков.

А то, что мы сейчас видим в Сирии, — это непередаваемая боль. Я не понаслышке знаю, что такое война — сам дитя Великой Отечественной войны. Райский уголок сегодня разрушен. Хочется верить в то, что скоро все закончится, и небо над Сирией станет светлым и мирным. А терпимость и толерантность помогут сохранять мир и находить взаимопонимание. Мы видим, к чему приводит их отсутствие. Теракт, произошедший с нашим самолетом над Синайским полуостровом, и теракты в Париже тому подтверждение. Их совершили террористы. У них нет национальности. Прикрываясь религией, они сеют беды, боль и кровь. Президент России Владимир Путин призвал сплотиться против этого явления. Когда приходит беда — нужно бороться вместе, не взирая на национальности, не делясь на христиан и мусульман, буддистов, язычников.

— Как вы смотрите на то, что Россия оказывает поддержку сирийским беженцам?

— У нас есть возможность помочь, и мы это делаем. Россия в целом и наша республика в частности были и остаются родиной для адыгов, русских, татар, армян, греков, евреев, азербайджанцев и многих других. Сегодня мы поддерживаем тех, кто бежал от войны в Сирии. В Майкопе, аулах Мафэхабль, Панахес и других теперь живут люди, для которых Адыгея вновь стала родиной.

Я сомневаюсь, что к нам массово хлынут черкесы-соотечественники из-за рубежа, как опасаются некоторые. Нас в мире более 5 миллионов — в Турции, Иордании, Сирии, Египте, Иране, Ливии, Германии, Голландии, Америке. Думаете, им так просто все бросить и приехать в Россию? Кому нужна помощь — тем поможем. А остальных ждем в гости. Наша земля всегда была гостеприимна для других народов, не случайно мы — федеративное государство, в котором право на самоопределение есть у каждого.

Интервью вела 

Елена Маркова.

Фото Аллы Салиенко.

19.11.2015 в 19:06