Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

В 1956 году Майкоп облетела тревожная весть: на берегу реки Белой в районе горпарка двоих мальчишек засыпало песком — обрушилась выходившая на берег реки пещера. Спасательных служб тогда не существовало, и на помощь замурованным детям бросились их родители и соседи. С помощью лопат они быстро разгребли песок и вызволили перепуганных ребятишек. Через какое-то время произошло еще одно самопроизвольное обрушение береговой кручи, и подземный ход полностью завалило. В 60-х годах мальчишки постарше пытались раскопать заваленный вход в подземелье, но тут вмешалась милиция — искателей приключений отогнали от берега.

Нынче на берегу не осталось и следа от входа в подземелье. А может, это выдумка, и никакого входа в него, как и самого подземелья, не существовало? Бывшая партизанская разведчица Наталья Служава, работавшая перед самой оккупацией секретарем горкома комсомола, рассказывала мне, что партийные и комсомольские работники Майкопа, уходя в партизаны, покидали город последними, когда немецкие танки из отряда «Фердинанд» уже захватили мост через Белую, а вражеские мотоциклисты и горные стрелки заполонили городские улицы. Находились будущие партизаны в здании НКВД (нынешняя гостиница «Майкоп»). Командир группы приказал перебежками добраться до двора одноэтажного дома, который находился через улицу Краснооктябрьскую, рядом с нынешним Домом офицеров. Дома этого сейчас нет — он был снесен при подготовке стройплощадки под здание обкома партии (сейчас Майкопский городской суд). Когда вся группа собралась во дворе, командир вошел в здание и направился по лестнице, ведущей в подвал. За ним пошли все остальные. Там они нашли железную дверь, сбили с нее замок и, низко пригибаясь, двинулись по узкому проходу. Местами подземный ход расширялся, и рукой дотянуться до стены для опоры было невозможно. 

Через 10—15 минут пути впереди показался свет. Это был выход из подземелья — он находился на высоком берегу, покрытом кустарником. Группа скатилась по крутому склону и побежала к перекату, чтобы переправиться на другой берег. С моста из танковых пулеметов немцы обстреляли партизан. Двое были убиты, остальные скрылись в прибрежном лесу.

Откуда в Майкопе взялось это подземелье, Наталья Служава не знала. Но то, что оно существовало, — достоверный факт. По рассказам старожилов города, в Майкопе не было построено специальное бомбоубежище. При бомбежках люди спускались в подземелье (вход был в горпарке) — там их не могли достать никакие бомбы. 

По одной из версий подземный ход соорудил купец Дмитрий Зиньковецкий (бывший владелец здания Дома офицеров), который собирался заняться каким-то производством, и ему нужен был водосток. По другой — этот подземный ход купец, неоднократно избиравшийся главой города, построил совместно с владельцем пивоваренного завода Вячеславом Товарой — все для тех же целей. Возможны и другие варианты. 

Впоследствии часть этого сооружения была использована для прокладки теплоцентрали.

Хлебные ярмарки 

Хлебные ярмарки
Хлебные ярмарки

Ярмарки на Руси проводились издавна. Проходили они обычно в конце лета — начале осени, когда закрома у крестьян ломились от обильного урожая. В Кубанской области, куда входил и Майкоп, существовала специализация ярмарок по временам года и преобладающим товарам. В станице Лабинской, например, проходили арбузные ярмарки, куда свозили дыни, арбузы и тыквы со всех окрестных мест. А в Майкопе проходили никольские хлебные ярмарки, приуроченные к дню Николы Чудотворца (6 декабря по старому стилю) — очень почитаемого на Руси святого, считавшегося покровителем земледельцев.

Специального места для проведения хлебных ярмарок в тогдашнем Майкопе не было. Проходили они на пустыре в восточной части города до строительства Свято-Успенского собора, а потом — на Дровяной площади. Пшеницу обычно продавали мешками — по 3 пуда в каждом (в пересчете на нынешнюю меру веса — по 48 килограммов). С возов торговали зерном и в россыпь — ведрами или на развес, взвешивали безменом — железной палкой с колотушкой. 

Цены на никольских ярмарках, длившихся до трех дней, как и на нынешних, были ниже рыночных. 

Проходили в Майкопе и весенние (предпасхальные) ярмарки. В семьях делали ревизию амбаров, подсчитывали количество хлеба, необходимое до нового урожая, а излишки везли на ярмарку.

Дмитрий Крылов

21.12.2015 в 17:56