Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Конституционный суд РФ указал на то, что право муниципального служащего на пенсию за выслугу лет не может связываться с его постоянным проживанием в соответствующем регионе. И хотя данный вывод был сделан при рассмотрении заявления гражданки, получившей право на дополнительную выплату, работая в Челябинской области, конституционно-правовой смысл нормы, выявленный Конституционным судом, является общеобязательным для всей страны и исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике.

В Конституционный суд РФ обратилась гражданка, в течение ряда лет занимавшая должность в управлении социальной защиты населения администрации Верхнеуральского муниципального района Челябинской области. В 2008 году дополнительно к трудовой пенсии ей была назначена пенсия за выслугу лет. Однако затем, в связи с выездом на постоянное место жительства в другой регион, выплата пенсии за выслугу лет была прекращена. Основанием стали требования муниципального Положения о порядке назначения и выплаты пенсии за выслугу лет, согласно которому выплата прекращается в случае выезда получателя пенсии на постоянное место жительства за пределы Челябинской области.

Началась судебная тяжба. Гражданка обратилась с жалобой в прокуратуру, право на дополнительную выплату было восстановлено. Однако с 1 апреля 2013 года выплата вновь прекратилась: в Верхнеуральском районе было принято новое Положение о назначении и выплате пенсии за выслугу лет бывшим муниципальным служащим, которое воспроизвело спорные требования прежнего документа.

Последующее обращение в суд общей юрисдикции не позволило добиться возобновления выплаты. При отказе в удовлетворении исковых требований указывалось на то, что пенсия за выслугу лет, назначаемая муниципальным служащим, является дополнительным обеспечением, предоставляемым за счет средств местного бюджета. Поэтому орган местного самоуправления, руководствуясь принципом самостоятельности бюджетов, вправе издавать муниципальные правовые акты, устанавливающие и изменяющие порядок и условия назначения такого рода выплат, исходя из собственных финансовых возможностей. С приведенными доводами судов первой и апелляционной инстанций согласился и Верховный суд РФ, не усмотревший оснований для пересмотра указанных судебных постановлений в кассационном порядке (определение от 1 апреля 2014 года).

Гражданка обратилась в Конституционный суд. При этом было указано на то, что, по мнению заявительницы, пункт 5 части 1 статьи 23 Федерального закона «О муниципальной службе в РФ» является неконституционным, так как позволяет прекращать выплату пенсии за выслугу лет, если человек выехал на постоянное место жительства за пределы региона, в котором он проходил муниципальную службу. 

И хотя Конституционный суд признал данную норму не противоречащей Конституции РФ, заявительница получила возможность восстановить свои пенсионные права. В вынесенном по этому делу постановлении суд указал на то, что само по себе право муниципального служащего на пенсию за выслугу лет производно от его предшествующей трудовой деятельности на должностях муниципальной службы. Поэтому оно не может связываться с таким условием, как постоянное проживание получателя пенсии на территории соответствующего региона. В противном случае гражданин, получающий пенсию за выслугу лет, фактически оказывается в ситуации вынужденного выбора. Желая сохранить за собой данную выплату, он должен отказываться от реализации конституционного права на выбор места пребывания и жительства. Кроме того, лишение гражданина права на получение назначенной ему пенсии за выслугу лет по указанному основанию приводит к необоснованным различиям между лицами, проходившими муниципальную службу в одном и том же муниципальном образовании. Такая дифференциация в правовом положении граждан, относящихся к одной и той же категории, не имеет объективного и разумного оправдания. Она не согласуется с конституционно значимыми целями возможных ограничений прав и свобод человека и гражданина. Подобный конституционно-правовой смысл нормы, выявленный Конституционным судом, является общеобязательным и исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике. 

В отношении дела заявительницы было указано, что оно подлежит пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

Полное название документа — Постановление Конституционного суда РФ от 8 декабря 2015 г. №32-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 5 части 1 статьи 23 Федерального закона «О муниципальной службе в РФ» в связи с жалобой гражданки С.И.Федоровой».

Дмитрий Фёдоров

10.02.2016 в 15:26