Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Как Адыгею невозможно представить без ансамбля «Нальмэс», так и сам «Нальмэс» — без народного артиста Адыгеи Батурая Шагуча. На днях исполняется 20 лет, как он блистает на сцене в составе прославленного коллектива.

Это не он выбрал профессию, это профессия выбрала его. Любовь к танцу привела его сначала на историческую родину в Адыгею, а затем в «Нальмэс», с которым неразрывно связана большая часть его жизни. Он прошел сложный путь от начинающего артиста до ведущего солиста ансамбля и балетмейстера. Дорога к славе была непростой, но талант и сила духа, удивительная работоспособность и искренняя любовь к сцене вырастили из него настоящую звезду «Нальмэса».

Батурай танцевал с самого детства. Особенно ему нравились танцы народов Кавказа. Но в Турции, где он родился и вырос в семье этнических адыгов Саадэттина и Сэлмы Езбей, о культуре и традициях предков-черкесов знали только по воспоминаниям старших. Знакомство с творчеством адыгских ансамблей «Нальмэс» и «Исламей» произошло только после падения «железного занавеса», через видеокассеты с выступлениями коллективов. А в начале 1990-х парень впервые увидел в Анкаре концерт «Нальмэса» и, можно сказать, заболел адыгскими национальными танцами. Именно это и стало решающим, когда переехавший в Майкоп дядя предложил подростку перебраться на историческую родину. Окончив школу, 17-летний Батурай принял ответственное решение и в 1993 году отправился в незнакомую страну, о которой много слышал с детства.

Неподражаемый Батурай
Неподражаемый Батурай
— По отрывочным рассказам я представлял себе Майкоп как большой аул, где джигиты ездят на конях. Первое время я был поражен увиденным: меня встретил современный город со множеством культурных заведений. Я ходил в музеи, на концерты, в том числе и «Нальмэса», — вспоминает юношеские впечатления Батурай Шагуч.

Он с интересом поглощал всю информацию о новой для него культуре, истории, обычаях и традициях. Первое время ему было нелегко: адыгейского и русского языков он не знал, говорил только на турецком и английском. Учить русский язык начал на подготовительных курсах в Адыгейском госуниверситете. Правда, сильный языковой барьер иногда нет-нет да и наталкивал на мысль о возвращении домой. Но в Майкопе училось довольно много молодых адыгов из Турции, которые помогли ему адаптироваться и не сомневаться в правильности решения о переезде в Адыгею.

Батурай старался использовать любой шанс, чтобы соприкоснуться с адыгскими танцами. Узнав о том, что при «Нальмэсе» работает студия по подготовке кадров для коллектива, он начал посещать занятия. Тогда парень даже не мечтал стать частью ансамбля — просто обрадовался возможности быть ближе к кумирам. Педагоги студии сразу отметили знание основ народного танца и отличную форму молодого человека. Спустя год обучения в студии, в мае 1996 года, он официально был принят в штат ансамбля. В документах осталась фамилия Езбей, а родовая фамилия — Шагуч стала сценическим псевдонимом.

Он требовательно работал над собой, впитывал все, чем делились балетмейстеры и коллеги-артисты. Именно он стал солистом композиции «Ожерелье танцев адыгской диаспоры» в постановке худрука «Нальмэса» Амербия Кулова, а затем стал исполнять знаменитый сольный номер с кинжалами. Эти два танца для него особенные, потому что многое в них помог освоить артист Руслан Абдоков, трагически погибший в аварии. По словам Батурая Шагуча, их он танцует в память о друге.

«Танец с кинжалами» артист называет одним из самых сложных. И не потому, что выступает с опасным острым холодным оружием. Он один на протяжении всего сольного номера держит на себе внимание зрителя. И ему это всегда удается: зал вздрагивает при каждом броске и тут же взрывается аплодисментами.

Для Батурая все исполняемые танцы — любимые, потому что каждому он отдается душой и телом. Когда он только начинал танцевать в коллективе, то старался делать упор на хорошую технику исполнения. Но, увидев, как танцуют опытные товарищи по сцене, понял, что в танце нужно себя не загонять в рамки, а отпускать в свободный полет.

— Каждая постановка «Нальмэса» — целая история, герои которой проживают на сцене жизнь. Танцевать нужно так, чтобы зритель прожил эту жизнь вместе с артистом, — считает Батурай Шагуч.

Остается только удивляться тому, что взрывной, зажигательный на сцене человек-огонь оказывается в жизни довольно скромным и немногословным человеком.

Не отрываясь от работы в ансамбле, он окончил факультет хореографии Краснодарского университета культуры и искусства. Кстати, за годы на исторической родине он еще многому научился. В сценических номерах вполне может сыграть на барабанах и гармошке. Освоил адыгскую скрипку — шичепшин и некоторое время пел в ансамбле адыгского аутентичного пения и инструментальной музыки «Жъыу». А еще выучил адыгейский язык, на котором изъясняется в равной степени с русским и английским. Это, кстати, помогает ему в общении с многочисленными зарубежными друзьями — поклонниками творчества «Нальмэса». В последнее время у него появилось еще одно увлечение — художественная фотография, и сегодня фотогалерея ансамбля целиком состоит из его работ.

— На сцене выступает не диплом, а человек. Но образование лишним никогда не бывает, — считает артист.

И это ему пригодилось, когда несколько лет назад поступило предложение попробовать себя в новом качестве — хореографом в детском ансамбле «Зори Майкопа». Требовательный к себе артист поначалу сомневался, получится ли из него педагог, но сомнения быстро развеялись. Помимо основ танца, он старается привить своим ученикам очень важную черту: уважение к окружающим тебя людям не только на сцене, но и по жизни.

Его жизнь, как, впрочем, и у большинства артистов, расписана на недели и месяцы вперед. Мы беседуем с Батураем в холле Госфилармонии, где в это время идет репетиция «Нальмэса» к очередному мероприятию. Накануне артисты только вернулись из Сочи, вечером их ждет концерт, а ночью отъезд в Москву — на Дни Адыгеи в Совете Федерации.

Такая жизнь «на чемоданах» давно стала привычной. Артист не лукавит и честно признается, что хочется иногда отдохнуть психологически от общения и впечатлений, побыть одному. Но расслабляться он себе не позволяет, находясь в постоянном «хореографическом тонусе». Холостяк может позволить все время уделять работе. Он шутит, что 20 лет назад взял в жены «Нальмэс», а его детьми стали «Зори Майкопа».

— Я уже 20 лет в ансамбле. Редко какому танцовщику удается отметить 4 юбилея активной творческой деятельности на сцене. Я счастлив, что в моей жизни есть «Нальмэс», — делится с «СА» народный артист Батурай Шагуч.

Елена Маркова

04.05.2016 в 10:49